Символ «мертвая голова»

Неподкосов Сергей Николаевич

Серия: History files [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Символ «мертвая голова» (Неподкосов Сергей)

ВВЕДЕНИЕ

Череп… Один из наиболее ярких символов смерти и бренности бытия. Его мистический внешний облик с зияющими пустотой глазницами и леденящей душу «смертельной улыбкой» рождает в душе современного человека первобытный страх.

Причины подобного восприятия разные, пожалуй, основное среди них — банальное невежество. Впору вспомнить мультфильм «Остров сокровищ», где «зловещий» символ мелькает не только на пиратском флаге «Веселый Роджер», но и на жуткой «черной метке», предвещающей страшную участь для впавшего в немилость корабельной команды морского разбойника. Между тем, согласно пиратскому кодексу, «Веселый Роджер», напротив, свидетельствовал о том, что морские «джентльмены удачи» намерены брать пленных (с этой целью череп на флаге рисовали улыбающимся). Данный пример отнюдь не единственный. «Черепофобия», вполне объяснимая у детей, парадоксальным образом проявляется и у взрослого населения, до сих пор не освободившегося от влияния деструктивных стереотипов.

Истоки неприязни к символу смерти можно проследить на примере отношения к нему в Советском Союзе. Агитпроп искажал метафизическое значение черепа, пугая советского обывателя через соответствующие киноленты злодейским знаком «белобандитов» и фашистов. Ужас и отвращение к «мертвой голове» (caput mortuum) достигался не только за счет соответствующей идеологической обработки, но и на бытовом уровне — в качестве предупреждения о смертельной опасности для жизни человека. Достаточно вспомнить об электрощитках с предупреждением о высоком напряжении, минных полях или складах с боеприпасами, высокотоксичных препаратах.

В современном обществе значение «мертвой головы» свелось к декоративному украшению одежды или элементу маргинального эпатажа. В последнем случае эта закономерность прослеживается на примере некоторых неформальных групп, использующих череп в виде украшений, колец, изображений на одежде и в прочем качестве (поклонники музыки в стиле «металл», представители движения готов, адепты сатанинских сект). Здесь имеет место сугубо негативное восприятие «адамовой головы» как главного символа ада, а значит, зла, ненависти и разрушения. Впрочем, среди представителей байкерского движения бытует мнение, что это вполне положительный символ, не несущий, а напротив, отпугивающий смерть.

В природе череп можно без преувеличения назвать важнейшей частью скелета живых организмов. Согласно толковому словарю С. Ожегова и Н. Шведовой, череп (от лат. cranium) — кости, образующие твердую основу головы у позвоночных животных и человека. Состоит из мозгового и лицевого (висцерального) отделов и выполняет опорную и защитную функции для головного мозга, органов чувств, начальных отделов пищеварительной и дыхательной систем. Другая латинская версия происхождения слова череп — от слова «testa» (сосуд, урна){1}.

По мнению зарубежного исследователя Ника Уорвола, во многих древних культурах череп и кости как наиболее стойкая к разложению и наименее разрушаемая органическая ткань символизировали способность к телесному возрождению, жизненную энергию и силу духа{2}.

Таким образом, феномен «черепофобии» парадоксален еще и тем, что лишившийся духовных ориентиров человек фактически испытывает необъяснимый ужас перед одной из частей своего тела.

Карл Клемен, подчеркивая повсеместную веру в особые силы, которые сохраняются в голове человека не только при жизни, но и после его смерти, констатирует: «Бытующий у самых различных народов обычай отрубать и сохранять головы убитых врагов, можно, конечно, истолковать и иным образом, — однако упомянутое нами представление о голове проявляется неоспоримым образом у известнейших охотников за черепами, даяков с Борнео, которые ждали, что черепа их жертв увеличат плодородие полей, или у наших предков (имеются в виду германцы. — Авт.), которые закапывали череп в конюшне, чтобы жеребята росли здоровыми. Идея особых сверхъестественных божественных сил, локализованных в голове, выступает еще яснее в культе головы святого, который известен в христианстве и исламе»{3}.

В этой работе мы попытаемся разобраться в метафизическом значении черепа на примере его использования в мировых религиях и воинских формированиях. Внимание читателя будет сосредоточено сугубо на этом символе, а не на культе головы в целом, что может лечь в основу отдельного исследования. Безусловно, есть и другие сферы, которые останутся за рамками нашей работы, где значение, придаваемое «мертвой голове», вызывает большой интерес.

Так, широкую популярность во 2-й половине XIX в. приобрела теория итальянского врача Чезаре Ломброзо. Если верить основателю школы криминальной антропологии, череп любого преступника развит ненормально, он больше напоминает черепа низших доисторических рас.

Немалый интерес вызывает и широкий спектр значений, придаваемых черепу как символу в татуировках, особенно в криминальной субкультуре. Татуировка с черепом в уголовном мире означает принадлежность личности к воровскому званию, символизирует стремление к власти. Наколка в виде мертвой головы, пронзенной кинжалом, — что ее владелец поклялся мстить правоохранительной системе и ее представителям.

В изобразительном искусстве череп фигурирует в цикле картин, объединенных латинским наименованием vanitas (суета), где он иллюстрирует известное выражение memento mori (помни о смерти){4}. Подобный мотив в живописи разрабатывается одновременно с зарождением натюрморта как жанра в XVI—XVIII веках, сначала во Фландрии и в Нидерландах, затем в других странах Европы. Происхождение сюжета vanitas связано с евангельским призывом заслужить вечное спасение, живя в согласии с христианскими заповедями, отказываясь от накопления материальных благ и отвергая плотские удовольствия. Эти идеи присутствуют в иносказательной форме, в виде символических предметов, обозначающих наряду с черепом скоротечность человеческого бытия (часы, догорающая свеча, увядшие цветы, порхающая бабочка, пыль и др.){5}.

В портретной живописи vanitas рука персонажа, возложенная на череп, указывает на глубокое почтение к покойному, а венок — на его посмертную славу{6}.

Сакральные мотивы отношения к черепу прослеживаются в мировой поэзии, причем не только в знаменитом шекспировском Гамлете. Вот, например, стихотворение Байрона «Надпись на кубке из черепа» (1808):

Не пугайся, не думай о духе моем: Я лишь череп — не страшное слово, Мертвый череп, в котором — не так, как в живом — Ничего не таится дурного. Я при жизни, как ты, мог и нить и любить, — Пусть гниют мои кости до века! Наливай — ты не можешь меня осквернить: Червь противнее губ человека.

Не отставал от своего знаменитого британского современника и Пушкин:

Прими ж сей череп, Дельвиг, он Принадлежит тебе по праву. Обделай ты его, барон, В благопристойную оправу. Изделье гроба преврати В увеселительную чашу, Вином кипящим освяти, Да запивай уху да кашу… Послание к Дельвигу, 1827 г.

Автор считает своим долгом поблагодарить отечественных историков Дмитрия Жукова, Ивана Ковтуна, Ивана Грибкова и Алексея Белкова за помощь в предоставлении материала для написания книги.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.