Лицо

Стайн Роберт Лоуренс

Серия: Ужастики, Улица страха [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лицо (Стайн Роберт)

Роберт Лоуренс Стайн

Лицо

Пролог

Мне снилось, что я рисую серебристую линию.

Мой альбом был прижат к белой стене. И я смотрела на чистую бумагу, а моя рука двигалась медленно, но верно. И серебристая линия все тянулась по листу.

Она сверкала.

И даже казалась золотистой.

Я нарисовала еще одну линию. Потом круг.

Я вырвала лист из альбома и провела рукой по следующем, чистому. Затем начала чертить новую линию.

Меня охватила внезапная дрожь. Мне стало вдруг ужасно холодно.

Серебряный — холодный свет. Холодный, как металл. Или как зима.

«Какой странный сон», — подумала я, хотя и не проснулась.

Да, я знала, что сплю. Знала, что не рисую эту сверкающую линию на самом деле.

Я начала еще одну линию. Прямую и очень тонкую. Аккуратную серебристую линию.

И пока она тянулась по бумаге, ее цвет внезапно изменился.

Линия сделалась красной. Эта красная краска стала растекаться в обе стороны и вскоре залила весь лист.

Серебристая линия будто бы прорубила бумагу, и та стала кровоточить.

Я проснулась и закричала.

Но отчего мне было кричать?

Это же просто серебристая линия?

Просто рисунок серебристой и красной краской.

Просто сон.

Так почему же я кричала?

Не помню.

Совсем не помню.

Глава 1

Видимо, после несчастного случая у меня наступил шок.

Я частично потеряла память. Для меня исчез кусочек прежней жизни.

Я не помнила ничего о той неделе. И о последующих.

Начало зимы слилось для меня в сплошное темное пятно. Я лишь видела блеклое отражение в мутной воде глубокого пруда. Я могла разглядеть какую-то рябь или движения размытых фигур, но ни одного лица.

Что произошло на той неделе? В тот день?

Почему я не помню несчастного случая?

Доктор Сейлс утверждает, что память вернется ко мне. В один прекрасный день я увижу события той недели во всей полноте. Он велел мне не подгонять свою память. И временами мне кажется, что ему вовсе не хочется, чтобы она пробудилась. Может быть, воспоминания окажутся слишком ужасными. Может быть, я пожалею о том, что все узнала. Может быть, лучше ничего не вспоминать и быть благодарной судьбе за этот провал в памяти.

Доктор Сейлс сказал, что мне нужно вернуться к нормальной жизни, и я пытаюсь.

Но мои друзья не очень помогают мне в этом.

Иногда я ловлю на себе странный взгляд Джастины. Она смотрит на меня прищурившись, будто пытаясь проникнуть в мое сознание.

Адриана убеждает меня, что надо проще ко всему относиться. Так и говорит: «Не переживай из-за этого, Марта». Как будто я больная или инвалид.

Они явно что-то не договаривают. Они как-то странно переглядываются, думая, что я этого не замечаю. И как будто чего-то ожидают.

Чего же?

Того, что я расколюсь? Что бедная Марта треснет, как яйцо, и все ее внутренности потекут наружу липкой желтой массой? Вот какие странные мысли возникают у меня после того несчастного случая.

Но я ничего не могу с собой поделать.

Доктор Сейлс утверждает, что это нормально.

Это я. Марта Пауэл. Совершенно нормальная. То есть кажусь совершенно нормальной. У меня как раз такой рост и вес, какой должен быть у девушки старших классов.

Внешность довольно привлекательная. Светлые волосы, длинные и прямые. Оливковые глаза, большие и круглые. Они нравятся мне больше всего. А еще ямочки на щеках, делающие меня похожей на двенадцатилетнюю.

Думаю, у меня приятная улыбка. Правда, улыбаюсь я нечасто.

Если не считать жутких мыслей и провала в памяти, то у меня все нормально.

Конечно, я не такая экзотическая красавица, как Адриана. А еще мне кажется, что пышные рыжие волосы, полные губы и круглые голубые глаза Джастины намного лучше моих.

Но я тоже ничего. По крайней мере, так думает Аарон. Старина Аарон. Он так заботился обо мне.

Не знаю, что бы я без него делала. Как здорово, что мы с ним дружим так долго.

Джастина всегда мне напоминает, как мне повезло. Она хорошая подруга, но даже не пытается скрыть свою ревность.

— Аарон такой великолепный! — бубнит Джастина чуть не каждый вечер. — Смотри, не упусти его!

— Заткнись! — отвечаю я.

Как-то мы сидели в спортзале нашей Шейдисайдской школы и смотрели соревнования по борьбе с ребятами из Уэйнсбриджа. Аарон, конечно, не первый борец штата. Он лишь с виду напоминает качка, а заниматься ему лень.

Его противник, приземистый, тяжелый и волосатый, напоминал медведя. И ему удалось повалить Аарона на мат в два счета.

Тот даже покраснел от натуги. Ему было отнюдь не сладко.

Джастина схватилась за свои рыжие волосы обеими руками. У нее было такое напряженное лицо, будто она сама боролась.

Аарон каким-то образом ухитрился вырваться и потянуть противника к себе. Они оба покраснели и вспотели. Аарон пихнул его и вскочил на ноги.

— Давай! — воскликнула Джастина. — Давай же! Побей его, Аарон!

Он дышал тяжело. Даже со своего места я видела струйки пота, бежавшие по его лицу.

Аарон помог противнику подняться, потом улыбнулся мне. То есть я решила, что мне.

А Джастина улыбнулась в ответ и помахала рукой, как будто он улыбался ей!

По крайней мере, она не скрывает своих чувств. Всегда заигрывает с ним, хотя знает, что он мой приятель. Иногда Аарон даже отвечает ей взаимностью, но вряд ли это всерьез.

Ведь я уже говорила, что он относится ко мне так чудесно.

Все мои друзья чудесные.

Вот если бы только они не ходили вокруг меня на цыпочках и не следили за своими словами слишком внимательно.

Я знаю, о чем они думают, что у них на уме. Они опасаются, что ко мне вернется память. Но ни о чем не спрашивают. Мои друзья избегают разговоров о той злосчастной ноябрьской неделе. О несчастном случае. Хотя бы в моем присутствии. Может быть, им не хочется, чтобы я вспомнила.

Может быть, думают, что так будет лучше для меня. И возможно даже, что им самим хотелось бы кое-что забыть.

Но я-то не считаю, что мне повезло. Потому что меня терзают вопросы.

Что случилось той ночью?

Насколько это было ужасно?

И почему память отшибло лишь у меня?

Глава 2

Я прижалась щекой к плечу Аарона. Мне нравился запах его одеколона, прохладный и сладкий. Сперва, когда он начал им пользоваться, я над ним смеялась. Ведь брился парень еще только дважды в неделю, а одеколоном пользовался ежедневно. Но потом этот запах стал мне нравится.

Я подняла голову и поцеловала его.

Мы сидели у него дома на зеленом кожаном диване. Если его младший братишка Джейк застукает нас, то поднимет на ноги весь дом.

Мы смотрели фильм «Смертельное оружие» с Мелом Гибсоном. По-моему Аарон немного похож на этого артиста. У него такие же волнистые каштановые волосы и блестящие глаза.

Впрочем, мы не обращали на экран никакого внимания. Аарон обнял меня за плечи, и мы стали торопливо целоваться, пока не явился Джейк.

Увидев темноволосую актрису, я неожиданно вспомнила про Адриану и сказала, что она меня беспокоит. Аарон что-то проворчал. Мы снова поцеловались.

Я услышала шаги.

— Джейк, это ты? — крикнул Аарон, глядя в коридор через мое плечо.

Оттуда донесся тоненький смешок.

— Сгинь! — сказал Аарон.

— Сперва поймай меня, — ответил Джейк своей любимой фразой.

— Ну, как скажешь! — Аарон вскочил на ноги и бросился к нему. Снова раздался смешок, и оба кинулись прочь.

— Аарон целовался с Мартой! Аарон целовался с Мартой! — кричал Джейк. Аарон вернулся и опустился рядом с мной. В это время на экране взорвалось какое-то здание.

Аарон зачерпнул чипсов из огромной чашки и протянул ее мне. Но я оттолкнула ее.

— Адриана все худеет и худеет, — продолжала я. — Мне даже страшно за нее.

— Ага, я знаю, — ответил Аарон с набитым ртом.

— Знаешь, — вздохнула я. — Мне кажется на нее повлиял несчастный случай.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.