На сопках Маньчжурии

Толкач Михаил Яковлевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
На сопках Маньчжурии (Толкач Михаил)

Сотрудникам военной

контрразведки «Смерш»

посвящаю

Первая глава. В Чите

Просторный кабинет был наполнен солнечным светом. У окна стоял генерал Чугунов. Тонкими пальцами потирал виски. В Москве, выйдя из подъезда наркомата, он почувствовал лёгкий озноб. В самолёте заболела голова. От аэропорта в Чите до штаба военного округа ехал в старенькой «эмке» — дыханьем студёного утренника прохватило. «Чёрт создал Читу и Могочи, а Бог — Крым да Сочи!» — Чугунов, подставив спину солнечным лучам, повёл плечами, словно так мог снять ощущение простуды, обернулся к окну.

В Забайкалье настала пора стареющего лета. Дни установились тихие, прозрачные. Тополя, сбегавшие с Титовых сопок к речке, частично сбросили листву, на фоне зеленых сосен они казались неряшливыми, обдерганными.

В кабинет вошёл майор с папкой в руке.

— Прибыл по вашему приказанию, товарищ генерал!

— Садитесь, Климент Захарович! — Чугунов указал на стул рядом с массивным двухтумбовым столом.

Майор Васин — начальник отделения военной контрразведки «Смерш» — занял указанное генералом место. Поношенная гимнастёрка с полевыми погонами, белый подворотничок оттеняли загорелую шею офицера.

— Делитесь новостями, товарищ майор! — Чугунов с сожалением покинул тёплое место у окна и расположился в кресле с твёрдыми подлокотниками.

Климент Захарович раскрыл папку и ровным голосом начал доклад. Лучи солнца отражались на его лысой голове. Чётко рисовался рваный шрам на крутом лбу.

— Есть интерес сопредельной стороны к Распадковой? — прервал подчинённого генерал.

— По имеющимся на этот час данным, пока нет.

— И то благо! А что граница?

— На пристанционном базарчике в Наушках задержан мужчина. По его словам, заслан из Харбина.

— Гость на порог — беда следом! Небось, сотник Ягупкин старается?

— Он снаряжал! Строительство в приграничной зоне интересует старого знакомого… Агента передали территориальникам!

— Есть ещё новости, Климент Захарович?

— Если не ошибаюсь, новости у вас, Тарас Григорьевич. — Майор Васин не один год работал с Чугуновым. Оставаясь лицом в лицо, они часто пренебрегали служебной субординацией.

— Не ошибаетесь! Новость не очень радужная. — Генерал вынул из жёлтого кожаного портфеля красную папку, развязал тесёмки, пробежал взглядом по машинописному тексту.

— Ставка Верховного главнокомандования Красной Армии предполагает крупное перемещение военных резервов с запада на Дальний Восток и в Забайкалье. — Генерал передал майору листки. Тот углубился в чтение.

Государственный Комитет Обороны предусматривал завоз стратегического запаса оружия, артиллерийских снарядов, усовершенствованных мин большого калибра, пороха, патронов. Накопление до намеченных пределов предписано завершить не позднее апреля 1945 года.

— Создание резерва, надо думать, связано с обеспечением наступательных операций? — Васин вернул Чугунову папку, предварительно расписавшись в конце документа под грифом «Совершенно секретно».

— Догадаться не трудно!

— Потенциальный противник прежний?

— Голова трещит от таких новостей! — ушёл от прямого ответа генерал. Достал из стола пакетик, высыпал белый порошок на язык и запил водой из стакана.

— Как там на Распадковой?

— По докладам Голощёкова, всё идёт планово.

— Всё хорошо, прекрасная маркиза… Напомните, пожалуйста, основные параметры хранилища.

— Вместимость по проекту — до миллиона единиц. Казематы и склады, в основном, подземные, — для снарядов, мин, пороховых комплексов, снарядных стаканов. Мастерские оружейников. Подъезды и охранная зона…

— Далековато от пунктов сосредоточения войск. — Чугунов развернул крупномасштабную карту Забайкальского военного округа. — По железной дороге до границы с Монголией — двести пятьдесят километров. От Наушек степью…

— Армейские базы у самой границы.

— Ладно, майор! То заботы Управления тыла — пусть там голова болит. — Чугунов сложил карту и спрятал её в стол. — Наша с вами ноша — сохранить в секрете, поелику возможно, создание арсенала в Распадковой. Сия ноша становится отныне главной, если не самой главной на ближайшие месяцы.

— Месяцы?! — удивлённо поднял лысую голову Васин.

— Строительство в Распадковой взято на контроль Ставкой. На этот счёт есть приказание начальника тыла РККА генерала Хрулёва. Объект сдать под ключ к концу 1944 года.

— Ого!

— Вот вам и «ого». По приказу ГКО с приграничной зоны в Распадковую уже передислоцируются стройбаты. Туда же гонят полнокомплектный автомобильный батальон.

— Действительно, голова кругом пойдёт! — Майор прикидывал в уме свою задачу в переменившейся ситуации.

— Железные дороги в границах Забайкальского военного округа и стройку в Распадковой приказано нашей службе прикрыть, поелику возможно, наглухо. Железнодорожники получили на этот счёт жёсткие указания.

— В последнем позвольте усомниться, Тарас Григорьевич!

— Есть отклонения? — Чугунов тёр виски. Волосы его выглядели осыпанными снегом.

— Эшелоны строителей вводятся на Распадковую среди белого дня.

— Кто разрешил? — грохотнул басом генерал.

Васин привстал. Лысина его покрылась капельками пота. Генерал повёл рукой: «Сидите!»

— Железнодорожникам намылим шеи! Командованию стройки принять меры скрытности во всех звеньях! Сегодня же подготовьте приказание!

— Есть, товарищ генерал! Должен заметить, назначение объекта известно узкому кругу, Тарас Григорьевич.

— У-узкий кру-уг… — Чугунов насмешливо растянул губы. — Юные архаровцы посёлка поди уже назовут вам и начальников сих складов, и командира стройки, и откуда прибыли. Угадал?

— Не такая уж там распашонка! — обидчиво откликнулся Васин.

— Вашими устами мёд пить! Не на пустыре роемся, не робинзоны! Покумекайте, Климент Захарович, насчёт дезы. И у нас, в штабе, и на уровне Распадковой.

— Дезинформация… — Васин сощурил зеленоватые глаза. — Овощехранилище, допустим, для гарнизонного военторга, или учебный полигон?..

— Кумекайте, товарищ майор, кумекайте! — Генерал прошёл к окну, вновь подставил спину солнечным лучам и вернулся к мысли о железнодорожниках. — Как же наш Голощёков промазал?

Перед отъездом в наркомат Чугунов специально предупредил гарнизонного уполномоченного «Смерша» о недопустимости дневной разгрузки эшелонов со строительными материалами.

— Тем паче, там и капитан Фёдоров…

— Из запаса капитан. Не всегда может оценить обстановку.

— О чём вы, товарищ майор? — повысил голос Чугунов. — Тут армия или детский сад? Оценил, не оценил…

— Виноват! — Солнце било Васину в лицо и он помаргивал, как спросонья. — Запасник и есть запасник…

— Закроешь тут глаза и уши японского генерала Отодзо Ямады! — Чугунов рассерженно вышагивал от окна к двери. — У того обстановка, у другого — распашонка. У третьего — привычка запасника! А вы зачем, товарищ майор?

— У Фёдорова как у строителя — своё руководство…

— Ещё чего?! Оперативная деятельность сего капитана в нашей епархии! Обеспечение секретности в округе и его забота. Или вы, товарищ майор, считаете по-иному?

— Мне возразить нечего! — Васин вытер платком взмокревшую лысину. — Я хотел просить вашего согласия на проверку Фёдорова.

— Не доверяете? Или кадровики промахнулись? Или вы всех подозреваете, Климент Захарович? — Чугунов сел в кресло, скривился, будто бы откусил кислого яблока. — При этих сверках-проверках я сгораю от стыда! Будто тайком читаю чужие письма. Омерзительное чувство!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.