Сенсация на Марсе (сборник)

Бережной Василий Павлович

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    1988 год   Автор: Бережной Василий Павлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сенсация на Марсе (сборник) ( Бережной Василий Павлович)

Василь Бережной

Сенсация на Марсе

Повести

Василь Бережной

АРХЕОСКРИПТ

Куда же исчез ты, мир мой прекрасный,

Милой природы цветенье и плод?

Шиллер 1

Часовой ракетной базы, стоя на вышке, в тени развесистой пальмы, рассматривал фотографию девушки. Думал: почему всем кажется она некрасивой? Она ведь самая лучшая на свете. Люди просто не могут понять, какая она особенная, какой у нее чудесный голос, грациозная походка…

Замечтался часовой, вспоминая первую встречу, первый поцелуй. Короткий автомат, стоявший у его ног, казалось, тоже посматривал зрачком дула на фото. В глазах Аниты таилась грусть.

«Ничего, Анита, не горюй, — мысленно утешал он ее, а заодно и самого себя, — уже немного осталось. Хотя ты могла, бы и приехать, здесь, в пустыне, тоже неплохо, особенно по вечерам. Обошли бы мы с тобой всю Сахару — ты ведь такая быстроногая! Посидели бы у оазиса. Слышишь, пальмы перешептываются? Может быть, не нравится им, что мы здесь расположились? Но ракеты тоже, как пальмы, — стройные, высокие, только ветвей нет, похожих на опахала. База — тоже оазис. Стальной. И что для него вся эта бескрайняя пустыня? Одна секунда — и сметет с лица земли целый континент. Так что не печалься, Анита. Радуйся: мы теперь хозяева даже в космосе. Так говорит наш командир».

Загундосил привинченный к ажурному барьеру телефон, и часовой нехотя снял трубку.

— Дежурный слушает.

— Ты что там, заснул? — послышался недовольный голос капитана, и солдат поежился. — Тревога номер один! Неопознанный объект приближается к базе. Как только покажется в твоем секторе, — огонь!

— Вас понял, капитан! — выпалил солдат.

Он даже обрадовался: по настоящей, боевой, не учебной цели не стрелял еще ни разу. Вскочил. Автомат лязгнул о стальные перила. А фотография Аниты белым голубем вспорхнула и, то кружась, то взвиваясь, плавно полетела вниз.

Уже припав к многоствольной автоматической зенитке, заметил часовой, что, подхваченное ветром, взлетело фото на уровень башни, качнулось, словно на волне, и его можно бы поймать, ухватить. Но было теперь совсем не до этого.

Едва только увидел он на фоне ясного неба объект, его словно током ударило.

Черная точка шла прямо к тому кругу на экране с сеткой координат, в который никто не имел права входить. И солдат ни о чем уже не мог думать, кроме этой точки. Он словно стал живой приставкой к автоматической установке, ее механическим мозгом. Переводя взгляд с экрана на небо, выжидал. Неизвестный летающий объект держал курс на оазис, но что то необычное было в его полете. Казалось, время от времени он останавливается, как бы присматриваясь и принюхиваясь к пустыне, словно она — гигантский золотистый пирог.

Часовой, не спуская глаза с оптического прицела, пробормотал:

— Давай, давай! База тебе нужна, все понятно, фотографируешь! Или просто заблудился в небе? Что же ты не отвечаешь? Ах, нет у тебя аппаратуры? Или отказала? Ну, это твои заботы. А я не виноват. В конце концов мог бы и повернуть назад. Встреча со мной ничего хорошего тебе не сулит. Или ты вообще без пилота?

Где-то в глубине души шевелилось какое-то смутное желание избежать кровавого финала. Солдат почему-то не ощущал в бесшумном полете странного аппарата никакой опасности ни для базы, ни для самого себя.

А аппарат между тем все приближался и приближался. И при этом ни гуда, ни воя, ни даже пчелиного жужжания.

Над оазисом и над всей пустыней, грудью отбивавшей мириады солнечных стрел, притаилась тишина. Безгласно и немо было вокруг, и когда заговорила зенитка, казалось, что раскололся хрустальный шатер неба и звонкими осколками посыпался на каменистые пески.

Сбитый объект на мгновенье остановился, завис над оазисом, словно колеблясь: падать или не падать? — и затем камнем рухнул на пальмы, сбивая ветви. И не успел часовой добежать до нижней площадки, как вышка загудела, зазвенела и что-то ударило его по голове, и он поплыл, поплыл, погружаясь во тьму бездонную, глубину которой пронизывали слепящие огни…

2

Дым черным столбом вскинулся над оазисом, а внизу клокотало пламя. Едва сумели вырвать из огня мертвого юношу — разорванная его гимнастерка уже тлела. Осторожно положили его у озера, зачем-то обрызгали холодной водой щеки, хотя все видели застывшие, оледеневшие глаза. Врач, наверно тоже для порядка, попытался прощупать пульс. Неподалеку нашли фотографию грустной девушки.

— Это его…

Пока догорала вышка и кружилось и корчилось в огне то, что только что летало еще в небе, никто и не вспомнил о пилоте, почему-то полагая, что аппарат летел без пилота.

— Доктора, доктора! — закричал невысокий сержант, опускаясь на колени в траву. — Вот он, вот он! И, кажется, еще живой!

Все бросились туда и увидели: в траве лежал, раскинув руки, хрупкий юноша.

Таинственный пациент госпиталя привлек внимание и медицинского персонала, и больных. И немудрено: прошло уже некоторое время, а все еще не удалось установить, кто он такой и откуда прилетел в Сахару. А национальность или хотя бы раса? На первый взгляд, похож на европейца. Но едва уловимый золотистый оттенок кожи, пепельные волосы, форма черепа — удивительно правильный, едва ли не идеальный шар! — и многие другие приметы и признаки поставили в тупик антрополога: «Пока неизвестный не встанет на ноги и сам о себе не расскажет, дать какое бы то ни было заключение просто невозможно». Все авиаконструкторское бюро изучало останки летательного аппарата и не могло установить, к какому типу этот аппарат следовало бы отнести. Металлургическая лаборатория оказалась не в состоянии произвести анализ материалов, из которых он сооружен. Все оставалось неизвестным.

Но при всем том, естественно, не было недостатка во всякого рода догадках и предположениях. Контрразведка считала неизвестного пилота тщательно замаскированным агентом или диверсантом из одной соседней страны, где, по всей вероятности, плохо спят по ночам из-за ядерных возможностей соседа. А сержант охраны, по имени Жак Жаннель, придав ужасно серьезное выражение своему совсем еще мальчишескому лицу, сказал, что это, скорее всего, разведчик с какой-нибудь инопланетной космической армады и что он конечно же биоробот: нормальный человек, шмякнувшись о землю, да еще с такой высоты, отдал бы богу душу, а этот остался цел.

— Скажите, вы увлекаетесь фантастикой? — спросил его врач.

— Да, и у меня богатая библиотека.

— Это заметно.

— Что?

— Начитались… — И врач снова углубился в медицинские данные пилота. Наконец-то появились кое-какие утешительные показатели. После курса дегидрационной терапии, позволившей устранить отеки, начал нормализоваться пульс: с сорока ударов дошел до пятидесяти пяти.

Врач собирался рассмотреть еще и энцефалограмму, когда в кабинет вбежала сестра Анита.

— Он открыл глаза! Что-то шепчет…

Выкрикнула все это и тут же выбежала вон.

— Не могла по телефону позвонить, — проворчал сержант. Как ненормальная.

— Никак не оправится, бедная, после гибели жениха, — сказал врач, застегивая халат. — У нее действительно психическая травма.

— Мне здесь оставаться? — спросил сержант.

— Посмотрим, молодой человек, сейчас… — бросил врач на ходу и быстро вышел.

Сержант задал вопрос врачу не потому, что опасался бегства своего подопечного. «Открыл глаза» вовсе еще не означало, что пилот встал на ноги. Да и тогда, когда это случится, никак ему не убежать: охраняют его агенты и в белых халатах, и в штатском, и в форме. Стальная сеть! Из нее не вырвешься. Просто сержанту хотелось хоть взглянуть на чудо. В том, что это биоробот, сержант не сомневался ни на минуту — хотя бы потому, что он не был похож ни на какую земную расу. Вот только любопытно: восстановится ли его программа после выздоровления? Должна бы восстановиться. Раз тело функционирует, значит, и искусственный мозг должен включиться…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.