Твари из дальнего далёка

Стайн Роберт Лоуренс

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Твари из дальнего далёка (Стайн Роберт)

Роберт Лоуренс Стайн

Твари из дальнего далёка

Да, признаю. Это странная книга.

Начинается она с того, о чем я обожаю писать — с ожившей куклы. Потом переходит к огромным и свирепым космическим ящерам, вторгшимся на землю. А заканчивается борьбой с врагом, контролирующим разум. Бедняжка Рэнди, наша рассказчица, оказывается под властью пришельца из космоса.

Вы найдете в этой книге всего понемножку — и все это будет страшным!

Начнем, пожалуй, со зловещих кукол. Я написал великое множество историй об оживших куклах, марионетках и болванчиках. Я находил эту тему пугающей еще с самого раннего детства.

Когда мне было три года, после обеда мне полагалось поспать. И каждый раз на сон грядущий мама прочитывала мне главу из какой-нибудь книги. Одной из них оказалась несокращенная версия «Пиноккио».

Уж не знаю, почему мама выбрала для чтения именно эту книгу — потому как напугала она меня до смерти!

Оригинальный «Пиноккио» полон насилия. Пиноккио берет большой деревянный молот и размазывает Говорящего Сверчка по стенке. Затем бедолага Пиноккио засыпает с ногами на печи. Помните, что он деревянная кукла? Само собой, ноги свои он спалил.

Мне было всего три, но этой сцены я никогда не забуду. Наверное, именно поэтому я и по сей день нахожу кукол и манекены донельзя страшными. И полагаю, что множество людей также находит их жуткими.

Самый популярный из моих злодеев в «Ужастиках» — это, несомненно, Слэппи, злой болванчик. Стоит кому-нибудь произнести заветные слова КАРРУ МАРРИ ОДОННА ЛОМА МОЛОНУ КАРРАНО, как Слэппи откроет свои нарисованные глаза и вернется к жизни.

Слэппи настолько популярен, что я написал о нем семь книг, начиная с «Ночи ожившего болванчика». Прямо сейчас я работаю над новой книгой под названием «Сын Слэппи», и более чем уверен, что сынок будет не менее устрашающим, чем папаша.

Когда Рэнди и Тайлер, близнецы из «Твари из дальнего далёка», въезжают в свой летний домик, они обнаруживают в одной из спален кучу старых кукол. Разумеется, одна из кукол оживет? Можете смело на это ставить. И, разумеется, как и во всех подобных историях, из этого не выйдет ничего хорошего!

Откуда я взял идею для этой книги? У меня в моих нью-йоркских апартаментах есть кабинет, где я и пишу свои книги. Как-то раз я сидел за рабочим столом, уставившись на висящие на стене киноплакаты. У меня есть несколько постеров старых фильмов ужасов, которые меня вдохновляют.

Например, там есть:

· АТАКА КРАБОВ-МОНСТРОВ

· ТВАРЬ ИЗ ЧЕРНОЙ ЛАГУНЫ

· СМЕРТОНОСНЫЙ БОГОМОЛ

· ТАРАНТУЛ!

· НАПАДЕНИЕ ГИГАНТСКИХ ПИЯВОК

· ТВАРЬ ХОДИТ СРЕДИ НАС

Когда я был ребенком, фильмы про чудовищ любили все. Первое место по популярности удерживали чудовищные насекомые. Но публика любила и чудовищных птиц, чудовищных ящеров, чудовищных горилл, чудовищных тварей морских. И просто безобразных чудищ, непохожих ни на одно земное существо!

Всем нравилось побояться всласть. Одним из первых — и, вероятно, самых популярных, — фильмов о монстрах стал «Кинг-Конг». Он был снят в 1933 году, и именно с него началась повальная мания на больших-пребольших монстров.

Никогда еще публика не видела никого, подобного Конгу. Она сидела, скованная ужасом, когда в джунглях неизвестного острова исследователи впервые видели исполинскую гориллу. А когда эта самая горилла, высотой, наверное, в милю, хватала беззащитную женщину, зрители истошно вопили.

Фильм стал до того популярен, что за ним последовал «Сын Конга», снятый в том же 1933 году, и «Могучий Джо Янг», снятый в 1947 — уже о другой гигантской горилле[1]. Засим последовало множество ремейков «Кинг-Конга», и даже сиквелов ремейков.

1 В России больше известен ремейк — «Могучий Джо Янг» 1998 года. Прим. перев.

Почему? А кому не понравится наблюдать, как огромное вымышленное существо уничтожает все на своем пути?

Публике нравится смотреть, как Кинг-Конг слоняется по Нью-Йорку, топча машины и здания, и срывая с рельсов поезда. В 1950-х японские киноделы решили замутить свое дельце с разрухой и монстрами. Их Годзилла и Родан всласть потоптались по всему Токио. А любители кино по всему миру посходили с ума от восторга.

Когда мы с моим братом Биллом были детьми, каждое воскресенье после обеда мы ходили на фильмы ужасов. В те дни фильмы были неторопливы. Приходилось изрядно потерпеть, прежде чем на экране появится монстр. Но когда он наконец приходил, или прилетал, или выныривал, мы вопили, как оглашенные, и подпрыгивали на своих местах, приветствуя его.

Эти воспоминания очень мне дороги… И вот, когда я сидел у себя в кабинете, любуясь киноплакатами, в голове у меня само собой возникло название: «ТВАРИ ИЗ ДАЛЬНЕГО ДАЛЁКА».

Оно пришлось мне по душе. Оно звучало, как название одной из тех картин, что я любил ребенком — с толикой забавной претенциозности.

Я записал его. А потом начал развивать саму историю. Оживающие куклы… безобразные монстры из космоса… контроль над мыслями. Все это — здесь. Надеюсь, вам будет страшно!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Я поднялась на крыльцо последнего нашего «летнего пристанища». Каждый год на время летних каникул наша семья снимает очередное место для отдыха. И выбор далеко не всегда оказывается удачным.

— Чур, я первый выбираю комнату! — закричал Тайлер и взлетел на крыльцо, отпихнув меня с дороги.

— Нечестно! — завопила я, врываясь за ним в дом.

Мы с Тайлером — близнецы. У нас у обоих курчавые каштановые волосы и сине-серые глаза. Впрочем, отличить нас друг от друга легко. Благо Тайлер — мальчик, а я — девочка.

Я добежала до верхнего коридора.

Тайлер уже распахивал все двери подряд. Заглянув в последнюю комнату в конце коридора, он испустил душераздирающий вопль.

Я кинулась к нему.

— Что стряслось?!

— Ничего! Вот эта — суперская. — И она ма-а-а-ая! — пропел он. Я заглянула в комнату. Маски монстров на стене, герои мультиков на постельном белье, и карандашные наброски героев комиксов, пришпиленные к пробковой доске над столом. И впрямь клевая комната!

— А вон ту можешь взять себе, Рэнди! — Он махнул рукой в сторону другой комнаты.

Я заглянула в нее.

Бэ. Куклы. Стеллаж с куклами на всю стену! Куклы старинные, куклы новые, куклы с блестящими стеклянными глазами, кукольные пупсы, кукольные тролли, даже парочка Черепашек-Ниндзя в каратистских стойках.

Я терпеть не могу кукол. Они пугают меня до чертиков. И Тайлер это знает.

Иногда он такой козел!

Он знал, что я ни за что не попрошу маму с папой переселить его в комнату с куклами, чтобы я могла занять лучшую. Наши родители — люди справедливые, но не до такой же степени.

— Вечно ты пользуешься тем, что я девочка, — проворчала я.

Тайлер пожал плечами и постарался не ухмыляться.

Я заглянула в другие комнаты в коридоре.

Хозяйская спальня. Мама с папой могут спать там. Там имелся большой стенной шкаф с окошком. Они могли бы поставить здесь кроватку Алекса, нашего младшего братишки. Ему всего четыре, и в большой персональной комнате он не нуждается.

Следующей была ванная комната с объединенными ванной и душем. Я выглянула в окошко. По соседству стоял большой дом — ни занавесок, ни мебели. Как я поняла, нежилой.

В коридоре на втором этаже были еще две закрытые двери. На одной красовалась табличка «НЕ ВХОДИТЬ!», исполненная в хэллоуинском стиле, с капающими «кровавыми» буквами; за второй обнаружился бельевой шкаф.

Больше спален не было. Ничего не попишешь — я определенно застряла в Кукляндии.

*

Каждое лето моя семья меняется домами с какой-нибудь другой семьей из другого города. Я бы не отказалась проводить лето с моими друзьями в Лос-Анджелесе, но когда бы я это не предложила, мама и папа всегда говорят «нет».

Другие семьи всегда рады махнуться с нами жильем, ведь так они получают возможность посетить Диснейлэнд, студию «Юниверсал», Ранчо Ла-Брея[2] и прочие места, которые я видела уже тысячу раз.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.