Моё "долго и счастливо"

Сакрытина Мария

Серия: Там тебя никто не ждет [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Моё

Глава 1

- Эдвард?

Не отрываясь, я неверяще смотрела на него. Ну же… Пожалуйста…

Секунду я была уверена, что в зелёных глазах мелькнуло узнавание. И уже подалась вперёд, улыбаясь. Я бы на шею ему бросилась, я бы расцеловала его всего, я - не знаю - я бы…

- Mademoiselle, je crois que vous vous trompez (“Мадмуазель, мне кажется, вы ошибаетесь”) , - натянуто улыбаясь, произнёс юноша, опуская взгляд и беря меня за руку.

Я тупо уставилась на тёмно-красную кожаную перчатку. Как же… как же так? Я же… да не могла я ошибиться!

- Mais Edouard ..!(“Но Эдвард!”)

Но стоило боситься к нему, как меня тут же бесцеремонно схватили сначала кто-то из охраны, потом - из преподавателей. И быстро - под прицелом камер и щелчки фотоаппаратов - потащили к университету, выговаривая что-то вроде: “Катерина, да как тебе не стыдно?!”

Последнее, что я слышала, прежде чем тяжёлая входная дверь закрылась, - голос юноши, отвечающего журналистам:

- Non, non, je ne sais pas cette jeune fille. Mais si toutes les filles russes sont si belles…(“Нет, нет, я не знаю эту девушку. Но если все русские девушки такие красивые…”)

- Ты с ума сошла, Катерина!
- прошипела наша куратор, проталкивая меня через турникет и крепко, до боли сжимая мою руку.
- Решила на первые полосы попасть? Нашла способ!

Я ударилась о стойку рядом с комнатой охраны. Перед глазами оказались часы, и я машинально отметила про себя, что, похоже, не прошло и минуты с тех пор, как я… как я…

- Зачем ты туда вообще сунулась?
- голос преподавательницы прозвучал словно издалека.

Я вздрогнула, с усилием подавляя желание схватиться за блонды - раньше я всегда так делала, когда волновалась. Во Фрэсне и в…

Я в платье. На мне нет блонд. На мне даже кофточки нет - плечи прикрыть. О, господи, как неприлич…

- Катерина!

- Да за пудреницей полезла, - хрипло буркнула я.
- Отпустите меня. Пожалуйста.

Преподавательница округлила глаза, но, стоило ей выпустить мою руку, как я, хватая несуществующие юбки, стремглав бросилась к лестнице на второй этаж - окно, я убила бы сейчас за окно. За один взгляд на… да чёрт возьми, это точно Эдвард!

Но он так чисто говорил на современном французском. Эд бы так не смог. И…

- Катя!
- бросилась мне навстречу Таня. За её спиной маячил удивлённый Ромка.
- Катя, что слу…

Я отпихнула её и, не обращая внимания на ропот и удивлённые взгляды других девчонок в коридоре, грудью навалилась на подоконник, высовываясь наружу. Где-то внизу, в море журналистов и фотоаппаратных вспышек маячила знакомая золотистая макушка.

Посмотри наверх. Посмотри, пожалуйста. Эдвард, пожалуйста!

Окружённый охраной и репортёрами юноша, не останавливаясь, прошёл мимо моего окна к крыльцу.

Я слизнула кровь с прокушенной губы и всхлипнула.

- Кать?
- меня в который раз потрясли за плечо.
- Кать, ну ты чего? Из-за пудреницы, что ли? Да я тебе такую на день рождения подарю, хочешь? Скоро уже, месяц же потерпишь?

Я обернулась, непонимающе глядя на Таню. Пудреница? Ах, да…

Подруга улыбнулась, поймав мой взгляд.

- Расскажи лучше, какой он? Эдмунд. Ты же его близко видела. Да? Кать?

Я снова всхлипнула и, спрятав лицо в ладонях, заплакала.

***

В зеркале маячила жуткая зарёванная рожа. В зеркале - а-а-а! Заляпанном, замызганном, треснутом сбоку, но - мамочки!
- зеркале.

Щас я его расцелую! Кто чуть не полгода без зеркал не жил, тому не понять, какое это чудо: увидеть, наконец, своё отражение - нормально!

- Кать, давай я тебе свой тональник дам, только пойдём уже, а?
- ныла Таня, вышагивающая позади меня по пустому туалету.
- Он уже полчаса как выступает! Боже, там такая толпа, мы даже к двери, наверное, не пробьёмся!

Я пригладила волосы, дурея от ненормальности происходящего. Только полчаса назад я стояла на помосте перед плахой, а сейчас прихорашиваюсь в университетском туалете?

Таня резко остановилась, уставившись на мою протянутую руку.

- Тональник, - бросила я, не отрывая взгляда от зеркала.
- Давай.

Спустя ещё минут десять совместными усилиями моя физиономия приобрела более-менее божеский вид.

- Ну быстрее, Кать!
- торопила Таня, таща меня к актовому залу. Я спотыкалась, чувствуя себя коровой на шпильках.
- Ты что, на каблуках вдруг ходить разучилась?

Я машинально облизнула губы, слизывая помаду, и врезалась в Танину спину.

- Видишь, - простонала подруга.
- Я же говорила… Даже к двери не подойти.

Я выглянула из-за её плеча и присвистнула. Мда, бедный клочок коридора перед актовым залом такого столпотворения ещё не знал. И визга, когда где-то там, в зале, объявили выступление “нашего второго гостя из Франции, господина Эдмунда”.

- Нет!
- хныкнула Таня.
- Я же его так и не… Катя! Ты что творишь?!

Именно это, но в более нецензурной интерпретации думали те девчонки, которых я по дороге расталкивала, локтями прокладывая дорогу себе и подруге.

Ха! Курицы, да меня сегодня чуть не казнили, что мне какая-то толпа! Эдвард, я знаю, это ты, это же твой голос, Эдвард! Я уже иду к тебе!

Пройти удалось только до двери, зато отсюда даже видно было лучше: всегда не любила наши маленькие, убийственно мягкие креслица, расставленные так, что за спинкой соседа не раглядеть сцены. Впрочем, я редко на нее смотрела.

В довершение кто-то из разъярённых фанатов французского сзади толкнул меня, я дёрнула Таню…

Золотоволосый юноша стоял на сцене перед микрофоном, что-то говоря на безупречном французском. Замер на мгновение, когда мы с Таней чуть не кубарем выкатились в проход между креслами. Но тут же продолжил - также спокойно и доброжелательно, как и раньше.

Я пожирала его взглядом. Если бы не охрана, я бы на сцену выскочила, и плевать мне на всё и всех. Просто он точь в точь был Эдвардом и какая разница, как он одет - в рубашку и джинсы или кот и шоссы? Золотые волосы кудряшками до плеч были Эдварда и зелёные глаза, драгоценней и чище любого изумруда, тоже были Эдварда. И те же мягкие, правильные черты, даже жесты - то, как он откидывает голову, как убирает с глаз мешающую чёлку, как поводит плечом…

Я жадно вслушивалась в знакомый голос. Но в безупречном французском произношении не было и следа акцента, хоть отдалённо напоминающего старофранцузский. Даже специфические современные сокращения, даже чуть-чуть молодёжного сленга…

Когда вокруг завизжали, я вздрогнула, не понимая, что происходит. На глаза попалась удивлённая, и радостная Таня. Я огляделась, отметила мельком, что остальные радуются тоже, и снова посмотрела на сцену.

Юноша, улыбаясь, кивнул, и передал микрофон декану.

- Вот это да!
- завопила Таня, стоило нам выбраться из зала, когда всё закончилось.
- Вот это да! Катька, я поверить не могу!

- Чему?
- вяло поинтересовалась я, шатаясь от усталости. Золотоволосый юноша исчез в недрах института вместе с деканом и послом, и вместе с ним исчезла и болезненная энергия, переполнявшая меня, как гелий - воздушный шарик.

- Как - чему?
- прокричала на ухо подруга: гам стоял невероятный. И все, похоже, обсуждали одно и то же.
- Что он будет посещать наши лекции! Изредка, но он снова зайдёт! К нам! На лекции! А-а-а!

Откуда ни возьмись, вынырнул Ромка, что-то спросил у Тани, вгляделся в мою побледневшую физиономию и потащил нас на воздух во внутренний дворик, где на удивление было пусто.

- А-а-а, он придёт к нам на лекции, он к нам придёт!
- повторяла, как заведённая, Таня.

- Ненормальная, - вздохнул Ромка, усаживая меня на скамейку.
- Кать, ты чего? На, глотни.

Я глотнула и с непривычки поперхнулась - обычной газировкой, боже, да что со мной?

- Спасибо. Зачем ему приходить?
- повернулась я к Тани.

- Ка-а-ать!
- простонала подруга.
- Неужели ты не слышала? Или не поняла? Да ради одного этого стоило учить французский! В его лицее там какой-то проект и для него он хочет посетить несколько занятий у нас, на разных факультетах. И к нам зайдёт, да-а-а, я знаю, точно…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.