Чужие ключи

Лонс Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чужие ключи (Лонс Александр)

Пролог

Древняя цивилизация давно освоила планеты своей звездной системы, организовав жизнь так, как было удобно им — разумным обитателям. На очереди стояли другие миры, но неожиданно пришла беда. Стало известно, что с огромною скоростью к ним летит блуждающая нейтронная звезда, которая через пару поколений разнесет их систему и погубит центральное светило, тем самым уничтожив их мир. Выход остался один — бежать. За оставшееся время была построена армада колоссальных космических кораблей, призванных унести цвет цивилизации к иным мирам, и там, в чужих системах, начать то, что погибло на родине. Звездный флот разделили на триплеты — по три корабля направились к тем звездам, вокруг которых вращались подходящие миры. Когда один из триплетов прибыл к рядовой желтой звезде, с пригодной для жизни третьей планетой располагающей спутником-планетоидом, оказалось, что там уже имеется разумная жизнь. Небольшая популяция аборигенов, зажатая между рифтовой долиной и огромным океаном, оказалась на грани вымирания. Звездные скитальцы остались на орбите планеты чтобы пронаблюдать ход естественного процесса. Но разумные аборигены нашли в себе силы и выжили. Экипаж одного из кораблей решил дать знания новому разуму. Остальные не поддержали его, предлагая уничтожить нарождающихся конкурентов перед тем, как занять их мир. Произошел раскол и война между тремя кораблями. Два сгорело, один получил неустранимые повреждения, и экипаж был вынужден десантироваться на поверхность планеты. Пришельцы научили аборигенов искусству добывать металлы, передавать знания, и подарили возможность читать ту информацию, что привезли с собой. Скитальцы хранили свои записи в кристаллах твердого, устойчивого материала, однако новая среда оказалась последним обиталищем пришельцев. Они жили несравнимо дольше аборигенов, но утратили способность воспроизводить себе подобных, потеряв необходимые технологии и оборудование на погибших кораблях. Все дальше и дальше отделялись они от аборигенов, стараясь продлить личное существование, однако неумолимое время брало свое. Все меньше оставалось их, скрывавшихся высоко в горах и стерильных пустынях. Наконец остался один, последний, что уже умирая, попытался передать доверенным людям личные знания, опыт и систему ценностей.

Постепенно аборигены забыли, как считывать записанные в кристаллах сведения, но сохранили память, что в этих сверкающих камнях заключена неведомая сила. Камни хранили и применяли, как умели. Множество кристаллов погибло в невежественных руках, часть была спрятана и забыта, остальные впоследствии сделались ювелирными украшениями, затерявшись в массе обычных обработанных минералов.

Прошло много тысячелетий.

Мегаполис, безобразно расползшийся город, уже подернутый сизым одеялом смога, жил обычной напряженной жизнью. Дневное светило подползало к высшей точке своего пути. По скрытым от глаз каналам связи неслись могучие потоки информации, что подобно джиннам арабских сказок, исполняли всевозможные человеческие желания: в воде, в еде, в сексе, в интеллектуальных развлечениях и даже в малодоступном праве на экологически чистую среду обитания. По тротуарам двигались пешеходы, по улицам ползли потоки машин, работало метро, уходили и приходили поезда. Все занимались повседневными делами. Люди трудились, прогуливались, отдыхали, учились, читали, куда-то спешили, стояли в автомобильных пробках. В городских парках играли дети, бабушки сидели на лавочках, а в островках зелени каркали вороны. Неожиданно разбогатевший мелкий бизнесмен никак не мог придумать способ продажи украденного им пятидесятикаратного бриллианта. Где-то далеко за границей города набирал темп скоростной экспресс Москва — Санкт-Петербург, а в аэропортах взлетали и садились самолеты, помогая людям успевать за безумным бегом своего существования. Стремительно работали миллионы жестких дисков, ускоряя и разгоняя темп жизни, давно уже похожий на бешеный информационный галоп, почему-то называемый прогрессом. Казалось, безостановочному движению материи и байтов нет ни конца, ни края, а гигантский город абсолютно безразличен к проблемам каждого из своих обитателей.

Этот участок улицы отличался от других таких же лишь тем, что оказался в слепой зоне дорожных видеокамер. Два незримо связанных между собой жителя мегаполиса ждали в обычной автомобильной пробке. Один, водитель серебристого городского джипа прошлогодней модели, старался побыстрее успеть домой, и лениво размышлял о предстоящей вечерней встрече с прекрасной девушкой. Он понятия не имел, что мыслей ему оставалось меньше чем на минуту. Второй, скрытый за черным кожаным комбинезоном и тонированным шлемом мотоциклист, расстегивал молнию на груди и старался отключить поток сознания вместе с посторонними размышлениями.

За считанные секунды до открытия движения, мотоциклист придвинулся вплотную к левой передней двери серебристого внедорожника, плавным движением извлек из-за пазухи бесшумный пистолет, дважды выстрелил сквозь стекло автомобиля и тут же разжал пальцы правой руки, уронив оружие на асфальт. Ранения оказались абсолютно несовместимы с жизнью не оставив водителю джипа ни единого шанса.

Остальные виновники пробки безучастно отнеслись к происшествию. Из соседних рядов вообще ничего не заметили, а стоящие спереди и сзади увидели, но никак не среагировали. Находящийся впереди водитель черного внедорожника торопился к своему хозяину, директору департамента одного из министерств, поэтому постарался забыть, что видел в зеркале заднего обзора. Жгучая брюнетка, сидящая за рулем стоявшего сзади красного хэтчбека, сначала вообще ничего не поняла. А как только осознала происходящее, то настолько перепугалась, что посчитала полезным не обращать внимание на событие, ни с кем не делиться и не обсуждать впечатления об увиденном.

Мотоциклист, игнорируя все мыслимые правила дорожного движения, пробрался меж стоящих машин, пересек газон, рванул поперек тротуара и стремительно скрылся за ближайшим углом жилого дома.

Часть первая

1. Личное сообщение

Утро буднего дня. Звонок на мобильный. Ответить не успел, поскольку не имел такой дурной привычки — везде таскать с собой телефон по утрам, даже в душ и в сортир. Вызов замолк, никто не перезванивал, и только потом, в середине дня, я вспомнил и зачем-то решил проверить номер. Неизвестный какой-то. Обычно в таких случаях никак не реагирую, а тут надумал перезвонить: ждал важного для меня вызова, а связаться могли и с незнакомого телефона. Ответили сразу:

— Алло? — вопросил твердый уверенный баритон.

— Добрый день, вы сегодня утром звонили мне на этот номер, — как мог убедительнее прояснил ситуацию я.

— Добрый… может быть… не помню… работа такая… — в неожиданном замешательстве промямлили с той стороны.

Выжидательная пауза. Ну? И что теперь? Кто первый?

Первым не выдержал я, и разрешил себе прервать молчание:

— Спасибо. Значит, это ошибка, — высказал свое мнение неизвестному собеседнику, а поскольку он никак не отреагировал, пришлось отсоединиться.

Не помнит он. Если бы звонил именно мне, то не забыл бы. Небось, сидит какой-нибудь тунеядец и названивает всем подряд. Работа у него, видите ли, такая. Вот правильно поучали великие умы: никогда не перезванивай по незнакомым номерам. В лучшем случае — никакого от них проку.

Кто-то мне уже говорил, что я брюзга и зануда. И не поспоришь ведь. Впрочем, вы спокойно можете пропустить эту первую главу, если она покажется вам скучной, и начать сразу со второй. Хулы не будет.

Последняя неделя апреля, неожиданно свалившееся на город почти летнее тепло. День обещал быть хорошим и солнечным, а запомнился еще и тем, что прорезался один старинный друг, пославший мне личное сообщение через социальную сеть: «Привет! Как насчет махнуть на майские ко мне на дачу?» Сам я обычно редко пишу в эту сеть: ресурс затертый, общеизвестный, только ленивый туда не записан. Но читаю. Иногда. Занятно бывает узнать, что у кого новенького. У друзей настоящих и бывших. У знакомых. У временных приятелей. А сам пишу так редко, что можно считать, и не пишу вовсе. Но аккаунт поддерживаю, дабы пообщаться, если что. А тут решил ответить, чего, как правило, не делаю: «Привет! На дачу хочу. Удачная мысль».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.