Нашествие тыквоголовых

Стайн Роберт Лоуренс

Серия: Ужастики [48]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Нашествие тыквоголовых (Стайн Роберт)

Роберт Лоуренс Стайн

Нашествие тыквоголовых

1

— Ты куда собралась, Эльф? — крикнул папа из гостиной.

— Не зови меня Эльфом! — рявкнула я. — Мое имя — Дрю.

Папа думает, что это очень мило — называть меня Эльфом, а меня это бесит. Он зовет меня Эльфом потому, что я миниатюрная для своих двенадцати лет. А еще у меня короткие прямые черные волосы, острый подбородок и острый маленький носик.

Если уж вы похожи на эльфа, хотелось бы вам, чтобы вас и называли эльфом?

Разумеется — нет.

Однажды мой лучший друг, Уолкер Паркс, услышал, как папа зовет меня Эльфом. Ну и решил сам попробовать. «Как дела, Эльф?» — спросил Уолкер.

Я изо всех сил наступила Уолкеру на ногу, и больше он меня так не называет.

— Ты куда собралась, Дрю? — крикнул папа из гостиной.

— Отсюда! — ответила я и ушла, хлопнув дверью. Люблю держать родителей в неведении. Стараюсь никогда не давать прямого ответа.

Вы могли бы сказать, что я и лукава, как эльф. Но если бы сказали — я б и вам отдавила ногу!

Я сурова. Хоть кого спросите. Вам ответят, что Дрю Брокман — сурова. Если ты — самая низкорослая девочка в классе — поневоле будешь суровой.

По правде говоря, никуда я и не собиралась. Ко мне должны были придти друзья, и я решила подождать их на улице. Я спустилась вниз по улице и принялась их высматривать.

Я сделала глубокий вдох. Жители дома на углу разожгли камин. Белый дым плыл из трубы. Он благоухал сосновыми полешками.

Я люблю осень. Осень означает, что на носу Хэллоуин.

Хэллоуин — мой любимый праздник. Наверное, потому, что он позволяет мне стать кем-то еще. Или чем-то еще.

Это единственная ночь в году, когда я могу не походить на эльфа.

Но с Хэллоуином у меня связана одна проблема. И эта проблема — сладкая парочка из моего класса. Таббита Вейс и Ли Уинстон.

В последние два года Табби и Ли совершенно испоганили нам с Уолкером Хэллоуин.

Я была в бешенстве. Уолкер — тоже. Наш любимый праздник испортили двое дефективных, решивших, что им все дозволено.

Грррррррррррррррррррррррр!

От одной мысли об этом хочется кому-нибудь врезать!

Другие мои друзья, Шейн и Шейна Мартин, тоже переживают. Шейн и Шейна — мои ровесники, близняшки. Они живут в соседнем доме, и мы частенько тусуемся вместе.

Шейна и Шейну ни с кем не спутаешь. У обоих круглые физиономии и светлые кудряшки. У обоих румяные щечки и задорные улыбки, а еще они невысокие и коренастые.

Папа как-то назвал их «нуль-нуль». Папочка кому угодно подберет досадное прозвище!

Короче, близняшки злы на Табби и Ли не меньше нас с Уолкером. И в этот Хэллоуин мы собираемся что-нибудь им сделать.

Только не знаем, что именно.

Вот и решили собраться и обсудить этот вопрос.

Как начались наши проблемы с Тэбби и Ли? Ну-с, вернемся для начала года на два назад.

Как сейчас все помню.

Нам с Уолкером было по десять. Мы тусили перед моим домом. Уолкер положил свой велосипед на бок и возился со спицами на колесе.

Стоял чудесный осенний денек. В конце квартала кто-то жёг огромную кучу палой листвы. В Ривердэйле это, кстати, запрещено законом. Папа всегда грозится вызвать полицию, если кто-то будет жечь листья. Но я обожаю этот аромат.

Уолкер возился со своим великом, а я за ним наблюдала. Не вспомню, о чем мы тогда говорили. Я подняла глаза — передо мною стояли Табби и Ли.

Табби, как всегда, выглядела идеально. «Маленькая Мисс Совершенство» — так прозвал ее папа, и на сей раз я целиком с ним согласна.

Было ветрено. Но из ее длинных прямых блондинистых волос не выбилось ни прядки. Ее волосы никогда не становятся похожи на воронье гнездо — не то что мои.

У Табби идеальная кожа цвета сливок и идеальные же зеленые глаза, искрящиеся озорством. Словом, очень хорошенькая, и она это знает.

Иногда мне трудно удержаться, чтобы не запустить ей в волосы обе руки и растрепать хорошенько!

Ли — высокий красавчик с карими глазами и чудесной теплой улыбкой. Он афроамериканец, и нередко косит под крутых рэперов с МТV.

Девчонки в школе считают, что он потрясный. Но я никогда не могу разобрать, что он говорит. Это потому, что во рту он вечно перемалывает огромный ком яблочной жвачки.

— Ммммммммммб-мммммммммб. — Ли смотрел на велик Уолкера и что-то мычал.

— Эй, — сказала я. — Чего надо, ребята?

Табби скорчила брезгливую гримаску и ткнула в меня пальцем:

— Дрю, у тебя под носом чего-то висит…

— Ой! — Я вскинула руку и потерла под носом. Ничегошеньки не висело.

— Прости, — фыркнула Табби, — показалось!

Оба взорвались хохотом.

Табби постоянно выкидывает со мной такие штучки. Она знает, как я переживаю из-за своей внешности. Так что я всегда покупаюсь на ее тупые хохмочки.

— Знатный велик, — пробубнил Ли, обращаясь к Уолкеру. — Сколько скоростей?

— Двенадцать.

Ли осклабился.

— А в моем — сорок две.

— Чего? — Уолкер вскочил. — Сорока двух скоростей не бывает!

— А в моем бывает, — ответил Ли, продолжая ухмыляться. — По специальному заказу сделан.

Он выдул огромный пузырь зеленой жвачки. А это нелегко сделать, когда лыбишься во все тридцать два.

Я попыталась проткнуть пузырь, чтобы тот облепил его наглую, самодовольную рожу. Но Ли быстро отступил и с хлопком втянул пузырь обратно в рот.

— Неужто подстриглась? — спросила Табби, изучая мои встрепанные ветром волосы.

— Нет, — ответила я.

— То-то оно и видно, — сказала она. И пригладила одной рукой собственные идеальные волосы.

— Грррррррррр. — Я не могла сдержаться. Я стиснула руки в кулаки и испустила сердитый рык.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.