Берегись снеговика

Стайн Роберт Лоуренс

Серия: Ужастики [51]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Берегись снеговика (Стайн Роберт)

1

Когда беснуется вьюга злая, И быстро темнеет снаружи, Берегись снеговика, родная. Берегись снеговика. Он насылает стужу.

Почему мне вспомнилось это стихотворение?

Его, когда я была маленькой, частенько нашептывала мне мама. Я словно бы вновь услышала нежный мамин голос, голос, которого не слышала с пяти лет…

Берегись снеговика. Он насылает стужу.

Мама умерла, когда мне было пять, и меня отправили жить к тете Грете. Сейчас мне двенадцать, и тетя никогда не читала мне этот стишок.

Отчего же он всплыл в моей памяти, когда мы с тетей Гретой вылезли из микроавтобуса и взглянули на наш заснеженный новый дом?

— Жаклин, ты выглядишь озабоченной, — сказала тетя Грета, положив руку мне на плечо. — О чем задумалась, милая?

Я поежилась. Не от прикосновения тети Греты, а из-за непрерывного холодного ветра, веявшего с горы. Я смотрела на хижину с плоской крышей, которой суждено было стать нашим новым домом.

Берегись снеговика…

Есть же и второй куплет, подумала я. Почему я не могу его вспомнить?

Интересно, сохранилась ли у нас старая книга стихов, которую читала мне мама?

— Какой уютный домик, — сказала тетя Грета. Она все еще держала руку у меня на плече.

Меня вдруг захлестнула такая печаль, такая беспросветная тоска! Но я заставила себя улыбнуться.

— Да. Уютный, — пробормотала я. Снег облепил подоконники, заполонил щели в черепице. Груда снега покоилась ни низенькой плоской крыше.

Обычно бледные щеки тети Греты разрумянились от холода. Она не сказать чтобы старая, но сколько себя помню, ее длинные волосы всегда были снежно-белыми. Она заплетает их в косу, спадающую вдоль спины.

Она высокая и изящная. И недурна собой: нежное округлое лицо, большие печальные темные глаза.

Я совсем не похожа на тетю. Я понятия не имею, на кого я похожа. Я не помню, как выглядела мама. И никогда не знала отца. Тетя Грета говорит, что он бесследно исчез вскоре после моего рождения.

У меня волнистые, темно-русые волосы и карие глаза. Я высокая и спортивная. У себя в школе, в Чикаго, я была звездой девчоночьей команды по бейсболу.

Я люблю болтать, танцевать и петь. А тетя Грета может за весь день не обмолвиться ни словечком. Я ее люблю, но она так сурова и молчалива… Временами мне хочется, чтобы она была более разговорчивой.

Мне нужен кто-то, с кем можно поговорить, печально думала я. Мы уехали из Чикаго только вчера. Но я уже тосковала по друзьям.

Как я найду друзей в этой крошечной деревушке у Полярного Круга?

Я помогла тете выгрузить чемоданы из микроавтобуса. Под моими сапожками поскрипывал снег.

Я посмотрела наверх, на окутанную снегом горную вершину. Снег да снег, куда ни глянь. Я не могла сказать, где заканчивается вершина и начинаются облака.

Крошечные домики, выстроившиеся вдоль дороги, казались какими-то нереальными. Будто их сделали из пряников.

Как будто я очутилась в какой-то волшебной сказке.

Вот только это была не сказка. Это была моя жизнь.

Моя непонятная жизнь.

Я хочу сказать, почему нам пришлось переехать из Соединенных Штатов в эту крошечную, промерзшую горную деревушку?

Тетя Грета не стала ничего объяснять. «Время перемен, — только и пробормотала она. — Время уезжать». Да и эти несколько слов я вытянула из нее с огромным трудом.

Я знала, что в точно такой же деревушке они с мамой провели свое детство. Но почему нам потребовалось переезжать сюда сейчас? Почему мне пришлось покинуть школу и всех друзей?

Шерпия.

Что это за название — Шерпия? Можете такое представить — переезд из Чикаго в Шерпию?

Повезло мне, да?

Черта с два.

Ладно бы это был лыжный городок. Но деревня практически безлюдна! Я надеялась, что здесь, по крайней мере, отыщется кто-нибудь моего возраста.

Тетя Грета разгребла ногами снег на крыльце. Потом принялась возиться с дверью.

— Древесина покоробилась, — пробурчала она. Ударила в дверь плечом и распахнула ее.

Она худенькая, но крепкая.

Я понесла было в дом чемоданы. Но тут мое внимание привлекла кое-что в заснеженном дворике через дорогу. Охваченная любопытством, я повернулась и посмотрела туда.

Разглядев это «кое-что получше», я ахнула.

Что это?

Снеговик?

Снеговик со шрамом?

Когда я покосилась на него через дорогу, он зашевелился.

2

Я моргнула.

Нет. Снеговик не шевелился.

Только его красный шарф трепетал на ветру.

Снег поскрипывал под моими ногами, когда я приблизилась к снеговику и принялась осторожно его разглядывать.

Какой жуткий снеговик! Вместо рук — две длинные тонкие ветки. Одна торчит в сторону. Другая — поднята, словно он меня приветствовал. Каждая рука оканчивалась тремя длинными пальцами-сучьями.

Глазами ему служили два круглых черных уголька. Нос — кривая морковь. И рот из маленьких камешков, выгнутый дугою в глумливой усмешке.

И зачем его сделали таким зловещим? — недоумевала я.

Я не могла оторвать глаз от его шрама. Длинный и глубокий, он пересекал правую сторону лица.

— Жуть, — пробормотала я вслух. Мое любимое словечко. Тетя Грета всегда говорит, что мне не мешало бы расширить словарный запас.

Но что еще можно сказать о мерзком, усмехающемся снеговике с шрамом на пол-лица?

— Жаклин — иди помоги! — Крик тети Греты наконец заставил меня отвернуться. Я поспешила обратно через дорогу к моему новому дому.

Чтобы разгрузить микроавтобус потребовалось немало времени. Когда мы занесли в дом последнюю коробку, тетя Грета нашла котелок и сварила нам горячий шоколад на маленькой старомодной плите, стоявшей в кухне.

— Уютно, — снова сказала она. И улыбнулась. Но ее темные глаза неотрывно следили за моим лицом. Думаю, она пыталась прочесть на нем мои подлинные чувства.

— Хотя бы тепло, — добавила она, обхватив костлявыми пальцами белую кружку с горячим шоколадом. Ее щеки все еще розовели с мороза.

Я угрюмо кивнула. Я хотела поднять настроение себе и ей. Но это было выше моих сил. Из головы не шли оставшиеся дома друзья. Я гадала, будет ли у них сегодня игра против «Быков». Все мои друзья тоже играют в баскетбол.

Здесь-то в баскетбол особо не поиграешь, тоскливо подумала я. Даже если здесь в него играют, со всей деревни не наберется достаточно ребят для хотя бы одной команды!

— Там тебе будет тепло, — сказала тетя Грета, прервав мои размышления. И указала на низкий потолок.

В комнате имелась только одна спальня. Ее заняла тетя. Моя же комнатка находилась на чердаке, под самой крышей.

— Пойду погляжу, — ответила я, отодвигая стул. Его ножки заскрипели по твердому деревянному полу.

Единственным путем в мою комнату была металлическая лесенка, прикрепленная к стене. Я вскарабкалась по лесенке, толкнула дощатый люк и оказалась на чердаке.

Там было уютно, о да. Умеет тетя верное выражение подобрать.

Потолок был такой низкий, что я не могла распрямиться во весь рост. Бледный белый свет просачивался через единственное круглое окошко в дальнем конце комнаты.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.