Марионетки (Дамона Кинг — победительница тьмы. Песнь преследования. Марионетки)

Хольбайн Вольфганг

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Марионетки (Дамона Кинг — победительница тьмы. Песнь преследования. Марионетки) (Хольбайн Вольфганг)

Вольфганг Хольбайн

Дамона Кинг — победительница тьмы

Часть первая

Кукольный мастер

1

По улице проехала машина. Узкий луч фары слабо отразился от кирпичной стены, скользнул, словно ощупывая, по черному углу двери и исчез.

Сэм Кортвейн остался неподвижно сидеть на корточках за укрытием, пока шум мотора не затих в ночи. Сердце колотилось немного быстрее, чем в тот момент, когда он поднялся из-за барьера позади мусоросборника и, сгорбившись, скользнул к двери. Он не боялся, но вел себя с осторожностью, усиленной всем предыдущим опытом работы, которой он добывал себе на пропитание. Почти инстинктивно он стал реагировать на любое движение или подозрительный шум. Сэм сжался у стены, недоверчиво оглядывая обе стороны улицы, ощупывая тонкими пальцами дверную ручку.

Сэм Кортвейн замерз.

Погода была прохладной для этого времени года, а полчаса назад внезапный ливень промочил их с Торнхиллом до костей.

Рука Сэма слегка дрожала, пока он ощупывал гладкую дверную ручку и узкую щель автоматического замка с секретом.

— Разобрался? — спросил за спиной Торнхилл. Голос его заметно дрожал, дыхание было прерывистым.

Сэм подавил усмешку. Торнхилл — хороший человек. Это его первое крупное дело, хотя в будущем он мог стать тем, кого Сэму следует опасаться. До сих пор Торнхилл пробивался на сигаретных автоматах и случайных подработках на мойке машин, поэтому не было ничего удивительного в том, что он нервничал.

Сэм еще раз быстро взглянул по сторонам и достал из кармана связку ключей с отмычками. Вокруг никого не было, и Сэм старался выглядеть спокойным.

Три ночи подряд он занимался тем, что зондировал окрестности. Склад был расположен в старой индустриальной части Лондона. Это была почти пустынная местность, где с наступлением темноты мог заблудиться едва ли не каждый. Ближайший полицейский патруль мог добраться сюда не раньше, чем через час. За это время они со своей добычей будут в безопасности.

Торнхилл встревоженно шевельнулся. Его каблуки тихонько щелкнули по кирпичу. Звук этот смешался с едва слышными завываниями ветра.

У Сэма мелькнула мысль, что освещение, ветхость и отбросы повсюду создают чуть ли не зловещую атмосферу, но он отогнал мысль прочь, собрав сердитые морщинки на лбу, встал на колени и включил фонарик. Батарейки были плохие, но тусклого желтого света хватило, чтобы выбрать нужную отмычку. Сэм сунул ее в замок, повернул пару раз направо и налево и, наконец, довольно усмехнулся, когда раздался еле слышный металлический щелчок. Сэм отступил назад и театральным жестом открыл кончиками пальцев дверь.

— Входите, пожалуйста, господин. Открыто.

Торнхилл неестественно засмеялся. Сгорбившись, он прошмыгнул мимо Сэма и исчез в здании.

Сэм в последний раз недоверчиво оглянулся, затем тоже шмыгнул в дверь и запер ее за собой.

Внутри было абсолютно темно и тихо. Взломщик стоял с открытыми глазами, стараясь отделить естественные звуки пустого дома от громкого стука собственного сердца. Откуда-то доносился слабый монотонный скрип ставень или незакрепленного куска кровельного железа, дрожащего на ветру.

Сэм знал эти звуки. Пустой дом не должен молчать. Напротив, каждый дом имеет свой характерный голос.

— 0‘кей, — сказал он громче, чем было необходимо. — Можешь зажечь свет.

Справа, где стоял Торнхилл, послышался слабый шорох, потом на голый пол упал вытянутый кружок света от карманного фонарика.

Маслянисто поблескивала лужа. Ящики и картонки, в основном разорванные, стояли в ужасном беспорядке, а на земляном полу лежал почти сантиметровый слой пыли.

Сэм удовлетворенно кивнул. До сих пор все сведения осведомителя подтверждались.

— Посвети-ка направо, — пробормотал он. — Где-то там должна быть лестница.

Торнхилл безмолвно повиновался.

Пучок света скользнул по ящикам, пробежал по куче отходов едва ли не метровой высоты и остановился на тонком плетении металлической лестницы. В пыли шел от нее протоптанный след, доказательство того, что, по крайней мере, часть помещения была жилой.

— Ладно, идем.

Торнхилл заколебался.

Сэм повернулся к нему, но едва смог увидеть расплывчатый черный силуэт своего напарника, смутно вырисовывающийся за фонариком.

— Что, — спросил Сэм, — боишься?

Торнхилл издал странный приглушенный звук.

Страх, констатировал Сэм, но в первый раз это естественно.

— Не боюсь, — жалобно произнес Торнхилл, — но…

Сэм ухмыльнулся в темноте.

— Немного тревожно? — спросил он. — Ничего, это пройдет. Кроме того, твой небольшой страх будет чертовски хорошо оплачен. Идем. Посвети мне.

Сэм повернулся и решительно пошел к лестнице, не ожидая Торнхилла. Юноша был еще наполовину ребенок, поэтому нужно соблюдать терпение.

Сэм добрался до лестницы и положил руку на перила, потом взглянул вверх. Света карманного фонарика едва хватало, чтобы осветить лестницу, хотя он терялся где-то на половине ее высоты и верхняя часть виднелась лишь как слабая тень в темноте. Сэм подождал, пока Торнхилл подойдет к нему, ободряюще ткнул его в бок и быстро стал подниматься по лестнице. Тонкая металлическая конструкция трепетала под его весом, шаги вызывали странное эхо в огромном пустом помещении.

— Ты уверен, что здесь есть что взять? — нервно спросил Торнхилл.

Сэм спокойно покачал головой.

— Ничуть. Я уверен лишь тогда, когда монеты у меня в руках. Но до сих пор все было верно. И зачем Бархану нас обманывать? В конце концов, он получит свои двадцать процентов лишь тогда, когда мы что-нибудь найдем. А если нет, — голос Сэма зазвучал угрожающе, — он заработает кучу неприятностей. Ему об этом известно.

Сэм добрался до верхней площадки и остановился перед гладкой свежеокрашенной несгораемой дверью. Замок казался новым и очень прочным, но для такого профессионального взломщика, как Кортвейн, он не представлял серьезного препятствия. Сэм осмотрел дверь, затем повернул ручку и осторожно открыл ее.

Помещение за дверью было таким же темным, как и большой зал внизу.

Сэм недоверчиво всматривался в темноту, затем протянул руку в сторону Торнхилла и раздраженно зашипел, когда тот недостаточно быстро подал ему фонарик.

— Тише! — прошептал Сэм, когда луч фонарика скользнул по стене. — Ни звука! Будь рядом со мной. И вообще ничего не трогай. Где-то здесь должна быть сигнализация.

Он осторожно шагнул в помещение, повернулся и начал обшаривать лучом стены.

Помещение было без окон, едва больше кладовки. Вторая узкая, крепкая на вид железная дверь вела вглубь здания.

Некоторое время Сэм молча оглядывался, затем показал на тонкие, образованные едва различимыми линиями прямоугольники рядом с дверью.

— Там.

Он вернул Торнхиллу фонарик, расстегнул куртку и достал целый набор блестящих инструментов — щипцы, скальпель, моток тонкой серебряной проволоки и измерительный инструмент в черном кожаном футляре. Ощупав пальцами правый угол, Сэм отыскал и открыл замок. Далее находился довольно новый металлический ящик.

— А вот и она, — удовлетворенно сказал Сэм.

— Глупости, — пробормотал Торнхилл, покачав головой.

— Сигнализация, устроенная так, чтобы сигналить, когда кто-то подходит к двери изнутри?

— Нет. Обычно подключают наружную сторону двери, но мастер, видимо, не успел. Через неделю здесь будет крепость. К сожалению, слишком поздно, — ухмыльнулся Сэм.

Его палец с чуткостью хирурга скользнул к коммутатору сигнального устройства и разомкнул замок. Затем на свет божий великой неразберихой вылезла страшная путаница проводов, транзисторов и маленьких блестящих пластинок.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.