Змея и крыса

Ван Вогт Альфред Элтон

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Ван Вогт Альфред Элтон   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Больше всего на свете Марку Грэю нравилось кормить домашнего питона живыми крысами. Питон жил в отдельной комнатке старого дома, в котором проходила холостяцкая жизнь и самого Марка. Каждый раз во время кормёжки он запускал крысу в тесный коридорчик, в конце которого было отверстие. Крыса проходила сквозь узкое пространство в соседнее, ярко освещенное помещение и автоматически захлопывала за собой дверцу.

Она оказывалась наедине с питоном в западне, из которой невозможно было убежать.

Марк с удовольствием слушал ее визг, когда она осознавала опасность, а затем наслаждался звуками сумасшедшей беготни в отчаянных попытках спастись от врага, сопротивляться которому и пытаться не стоило.

Иногда он наблюдал увлекательную сцену сквозь застекленное окошко, но все-таки предпочитал только звуковое сопровождение трагедии, рисуя в своем изображении восхитительные картины: всегда с точки зрения питона.

С началом третьей мировой войны департамент цен забыл установить потолок в стоимости крыс. Ловить их можно было без всяких лицензий. Профессиональных крысоловов брали в армию так же охотно, как и остальных граждан. Крысы стали дефицитом. Вскоре Марку пришлось самому заняться их отловом, но ему нужно было работать, чтобы прокормить себя в скудный военный период. Так что бывали дни, когда питону приходилось голодать.

И вот однажды, рыская по окрестностям, Марк через окно старого, похожего на лабаз, здания высмотрел внутри белых крыс. Он с вожделением уставился туда. И хотя комната едва-едва освещалась экономичными лампами военного времени, он сумел разглядеть, что в ней находится около сотни клеток и в каждой не менее десятка крыс.

Он поспешил к фасаду стоящего в тупике здания. Перед входом он задержался, чтобы перевести дыхание и прочел надпись над дверью: «ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ КЭРРОНА».

Он очутился в полутемных закоулках деловой конторы. По-видимому, здесь все работали в два раза усерднее из-за войны, поэтому прошло немало времени, прежде чем он привлек к себе внимание одной из служащих. Потом последовали еще задержки, когда приходилось сидеть и ждать с мыслью, что про тебя забыли.

Но после всех этих томительных проволочек его, наконец, ввели в кабинет маленького узколицего человека, который назвался Эриком Плоудом и который выслушал просьбу Марка и причины, ее вызвавшие.

Когда Марк рассказывал о своем несчастном голодном питоне, маленький человек взорвался неожиданным смехом. Но глаза его оставались холодными. Спустя мгновение, он оборвал разговор. По-видимому, сделал для себя какие-то выводы.

— Оставьте даже мысль об этом, — проворчал он. — И держитесь подальше от наших крыс. Если мы поймаем вас на хищении подопытных экземпляров, то берегитесь!

Пока эти слова не были произнесены, Марк и не думал становиться крысокрадом. Он не знал других страстей, кроме своеобразной любви к питону, и считался вполне законопослушным гражданином.

Когда Марк вышел из кабинета, Плоуд поспешно послал вслед за ним своего человека. Затем, мрачно улыбаясь, он прошел в помещение с надписью на дверях «Генри Кэррон. Без стука не входить».

— Ну, старый мошенник, — радостно произнес Плоуд, — думаю, нам попался подходящий экземпляр.

— Это хорошо, хотя одного явно недостаточно, — ответил Кэррон. — Но что поделаешь, если нам не выделяют для работы даже военнопленных.

Это замечание заставило Плоуда слегка помрачнеть. По складу своего характера, он во всем видел несправедливое отношение судьбы к своей персоне. В последнее время он часто размышлял: «Бог ты мой, они собираются применить это против миллионной армии ничего не подозревающего брага, а сами, так их растак, не дают подопытного материала из-за какой-то там международной конвенции по военнопленным».

Теперь же он убежденно произнес:

— Полагаю, при некоторой доле воображения его можно признать человеком.

— Так ужасен?

Плоуд, обрисовав Марка и его хобби, закончил:

— Мне кажется, это зависит от точки зрения на всю нашу жизнь. Но я не буду чувствовать себя виноватым, особенно, если он сегодня ночью захочет украсть несколько крыс и попытается забраться к нам. — Он безжалостно улыбнулся. — Можешь ты представить себе что-нибудь более презренное, чем крысокрад?

Генри Кэррон колебался лишь мгновение. Миллионы людей уже погибли в войнах и еще миллионы погибнут. Испытания обязательно надо провести на человеческом экземпляре. Потому что, если дело пойдет насмарку на поле боя, будет потерян эффект неожиданности, и в дальнейшем это приведет к печальным последствиям для всего проекта.

— Только одно учти, — кивнул он. — Против нас не должно быть никаких улик. Действуй.

Этой же ночью Марк подкрадывался к лаборатории и думал, что владельцы тысяч крыс никогда не хватятся недостачи одной-двух штук в неделю или около того. Он очень обрадовался, когда обнаружил открытое окно и никаких признаков охраны.

«Не сомневаюсь, — добродушно думал он, — что трудно найти в военную пору нянек для крыс».

На следующий день он опять наслаждался знакомым визгом крысы, в ужасе дрожащей перед питоном.

К вечеру раздался звонок телефона. Это был Эрик Плоуд.

— Я предупреждал вас, — произнес маленький человек гнусным тоном. — Теперь вы должны понести наказание.

Плоуд почувствовал себя лучше, сделав предупреждение.

— Пусть это будет на его совести, — лицемерно вздохнул он. — Если она у него есть.

Марк презрительно повесил трубку.

— Пусть попробуют доказать.

Ночью ему снилось, что он задыхается. Он проснулся и убедился, что лежит в темноте не на кровати, а на жестком полу. Он стал искать выключатель, но не смог найти. Невдалеке виднелся прямоугольник света. Он направился туда.

Клац! Захлопнулись позади него створки. Он очутился в просторном помещении, большем, чем он когда-либо видел. И все-таки смутно оно показалось ему знакомым. Если бы не размеры, можно было бы сравнить этот зал с комнаткой, где он держал своего питона.

Лежавшая в центре помещения кипа кожаного утиля зашевелилась и двинулась к нему.

Внезапно и ужасающе обрушилась догадка.

Он оказался в положении крысы. Это громадный питон скользит к нему по полу с разинутой пастью.

Сумасшедший вопль Марка Грэя звучал все время, пока он завершал многолетний опыт своеобразного скрашивания своей жизни. Опыт, который он воспринял один и единственный раз с точки зрения крысы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.