Слуга Света

Филатов Павел Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1.

Дверь в стене

Над столом кружила муха — черная, крупная, деловито закладывала круги над вазочкой с вареньем и негромко жужжала. Кроме меня, на насекомое, никто не обращал внимания — слишком увлечены разговором. Разговором, в общем-то, ни о чем, и обо всем сразу. Родители обсуждали общих знакомых, работу, и непременно школьные дела своих детей. Все как всегда. Мне происходящее словоблудие, успело изрядно надоесть. Поэтому-то я украдкой, чтобы никто этого не заметил и не обвинил меня в невоспитанности, осматривался по сторонам. К сожалению, ничего интереснее мухи, так и не заприметил. Насекомое же, видно почувствовало внимание к своей персоне и решило показать себя во всей красе: начало закладывать виражи, которые больше пристали самолету-истребителю.

На кухне, за столом нас сидело четверо — я с мамой, и тетя Лена со своим обожаемым Мишенькой. О нем, о любимом и прекрасном Мише сейчас, как раз, и шел разговор. Собственно все разговоры, которые вела тетя Лена, рано или поздно, неизменно переключались на ее сына. И какой он у нее умненький, и какой красивенький, и талантливый, и замечательный, и друзей то у него много, и девочки на него внимание обращают, и ути-пути. Тьфу! Муха, честно говоря, мне и то симпатичней.

Причин для неприятия Михаила у меня было предостаточно. Дело не в моей зависти к нему и его мнимым успехам — такого не было и в помине. Тетя Лена многое преувеличивала, а еще на большее закрывала глаза — лишь бы видеть в своем сыне, то, что хотела видеть — идеального ребенка. Она ошибалась, но, как и многие родители, когда разговор заходил о собственных детях, никогда бы этого не признала. Чужие слова ее ни в чем не убеждали, а лично убедиться в том, что Миша далеко не ангел, возможности не предоставлялось. Он не давал ей повода усомниться в своей исключительности, совершая низости вдали от ее бдительного ока.

Это при своей и моей маме Миша пай-мальчик. Сидит, глазки скромненько потупил, и мелкими глоточками прихлебывает чай. Щеки свои полные кремом от пирожного испачкать успел, смотреть противно. Так вот, это я к тому, что когда нам приходиться с ним оставаться наедине, он перестает строить из себя того, кем хочет видеть его мама, и становиться самим собой. Поверьте, на редкость противный человек — жестокий, ехидный, вредный. Тетя Лена ему внушила, какой он исключительный, и, самое печальное, что он ей поверил.

Затем его мама посчитала, что в чаде непременно должны проявиться лидерские качества. Как же Михаил может ослушаться? Тем более, что сама идея лидерства пришлась по нраву. Начал эти самые качества проявить, в меру своего понимания. Выразилось это в том, что он запугал сверстников со двора и многих одноклассников. Что и не удивительно, так как в свои тринадцать лет, и при росте в сто семьдесят пять сантиметров, весил он примерно килограмм девяносто. Хрюшка такая приличная! Окружил себя такими же малолетними негодяями, и принялся избивать своих сверстников и одноклассников. Причем, объектами для своих насмешек, неизменно выбирал людей слабых, которые не смогут дать отпора, и сразу же признающих его исключительные лидерские качества. А Мише только этого и надо — ума-то нет. Он попробовал как-то раз ко мне, пару месяцев назад, подкатить. Я ему, вроде как, не оказываю должного уважения, и не испытываю поклонения перед его многочисленными талантами. Однако я только кажусь безобидным ботаником переходного возраста, со своими закидонами. Тихий, высокий, но худой, не раскаченный, я, тем не менее, уже пару лет посещаю секцию самбо. Михаил об этом факте то ли не знал, то ли забыл, то ли не придал значения, посчитав, что сильнее. В общем, огреб он от меня тогда по первое число, приятно вспомнить.

Я аккуратно отковырял миниатюрной серебряной ложкой, кусочек от пирожного и отправил его в рот. Прожевал, довольно улыбнулся и отпил чай. Красота! Если бы еще не приходилось слушать причитания тети Лены и любоваться жирной физиономией Миши. Но это мечты, такие же, как не ходить в школу, а целый день лежать на диване и читать книги.

Прислушался. Тетя Лена как раз вещала о том, что ее сыночку отправляют на стихотворную олимпиаду. Я едва чаем не подавился! Чего там этот Пушкин доморощенный написать может? Попросить что ли, чтобы прочитал, что ни будь из своего, бессмертного? Нет, не стоит, он все равно отмажется, а на меня еще больше обозлиться! Будет мстить, как всегда, по-мелкому.

Тетя Лена была самой лучшей маминой подругой (даже представлять себе было страшно худшую!). В детстве они вместе жили в одном дворе, в школе сидели за одной партой, в институте жили в одной комнате общежития. Так они и идут по жизни вместе. Раз в неделю либо мама к тете Лене приезжает, либо они к нам в гости приходят. Я предпочитаю второй вариант, так как дома и стены помогают. Проще там Михаила выдержать.

Было до того скучно, что хотелось, какую ни будь гадость сделать. Пускай потом тетя Лена опять начнет визжать, что мои выходки уже никак не попадают под определение бунта переходного возраста, а скорее напоминают уголовщину. Пускай мама снова будет печально качать головой и ставить в пример Михаила. Пускай все это, произойдет раз в трехсотый, зато развлекусь. Вон, даже муха не выдержала рассказов тети Лены, и нашла свой конец в вазочке с вареньем. Отмучилась, бедняжка! Достойная смерть для настоящей мухи, так бы не отказался умереть любой джедай.

М-да, от рассказов тети Лены даже мухи мрут!

Эти мысли меня развеселили. Я несколько успокоился.

И тут, о чудо — зазвонил сотовый телефон, который мне папа на день рождения подарил. Играла моя любимая мелодия из "Звездных войн". Эта музыка всегда звучала, когда в кадре появлялся Дарт Вэйдер.

Я вскочил из-за стола, едва от поспешности не опрокинув чашку, и бросился прочь из комнаты. Куртка моя висела на крючке возле двери. Телефон во внутреннем кармане, рядом с МП3-плеером. Достал пластмассовый прямоугольник из кармана, откинул крышку и прижал телефон к уху.

На кухню возвращался победителем. Нашлась причина, сбежать отсюда как можно скорее.

— Кто звонил? — поинтересовалась мама.

Тетя Лена, протиравшая сухим полотенцем, только что вымытую посуду, смотрела на меня с крайне недовольным видом — опять я ее перебиваю. И в то же время ей было интересно, кто же может звонить такому как я? Ведь, по ее мнению, у меня и друзей-то нормальных быть не может, одна дворовая шпана, так как дети из приличных семей дружить со мной не станут. Надежда на то, что это звонок из детской комнаты милиции, была написана на ее лице крупными буквами.

— Мамуль, это Сашка, — честно ответил я. — Ему компьютер новый купили. Очень дорогой и мощный. Можно я к нему поеду, посмотрю как "Крайзис" на максимальных требованиях выглядит?

— Я еще хотела с тетей Леной пообщаться…

— Мам, ну, пожалуйста, можно я прямо сейчас, один поеду. Как доберусь, сразу же тебе позвоню. Пожалуйста! — я жалобно посмотрел на нее.

— Ну, хорошо, — взгляд ее смягчился, и она мне улыбнулась. В какой уже раз я подумал о том, какая же у меня все-таки красивая и замечательная мама.

— Спасибо, — радостно воскликнул я.

— Может быть, Мишу с собой возьмешь?

Это еще зачем? — подумал я. Но смог себя сдержать, и вслух сказал совсем другое:

— Конечно, мам. Толь разве ему не надо писать стихи для конкурса?

— Да-да, ему нужно много работать, если он хочет занять первое место! — Вклинилась в наш разговор тетя Лена. Уж она-то точно не допустит, чтобы ее драгоценный наследник общался со мной. Миша еще мог бы вытерпеть мою компанию, тоже, небось, интересно за мощным компьютером посидеть. Но тетя Лена этого не допустит. Она ведь считает меня отпетым хулиганом, который может плохо повлиять на ее сына. Сегодня это сыграло мне на руку.

— Хорошо, езжай один, — задумчиво сказала мама. — Пойдем, я тебя до двери провожу.

Мы вместе с мамой вышли из кухни. Она стояла и терпеливо ждала, пока я надену куртку и зашнурую ботинки. Потом протянула мне сто рублей, которые я взял и тут же засунул в карман. "Здорово! Можно будет теперь лимонада купить, и чипсов", — подумал я.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.