Виза или Когда за дело берутся бабушки

Одиссева Пенелопа

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Виза

или

Когда За Дело Берутся Бабушки

— Извините, в визе вам отказано, — дежурно улыбнулась девушка.

— Как? Посмотрите внимательно, тут какая-то ошибка. На мое имя есть официальное приглашение, — растерянно пролепетала я.

Не может такого быть! Маме – дали, папе – дали, даже бабушка едет, а я – нет?!

— Дочь, ладно, в другой раз поедешь, — мама успокаивающе гладила по руке, они вместе с папой пытались оторвать меня от окошка.

— В другой раз? Ты думаешь, Вика с Беном ради меня второй раз поженятся?

Где справедливость, а? Не судима, не привлекалась, в государственные тайны не посвящалась, на секретных объектах не работала, одни «не»! Налоги плачу вовремя, алименты никому не должна. В загранпаспорте есть отметки о выездах в Турцию и Египет, да у кого сейчас их нет…

— Владимирова Юлия Вячеславовна – это же вы? Нет, не ошибка – канадские власти отказывают вам в визе. Странно, что письмо до вас не дошло еще две недели назад. Бумажное, само собой, затерялось, наверное, на почте, а вот на e-mail почему не пришло? Вы хорошо проверяли? —девушка повернула ко мне монитор компьютера, продемонстрировав соответствующий документ.

Догадавшись, почему письмо с отказом не дошло на мой электронный адрес, вернее, почему я его не увидела, посмотрела на бабушку. Та сидела на белом диванчике и типа листала какой-то журнал для посетителей. Главное здесь слово «типа».

— Ба?

— Ох, Юленька, плохо слышу: о чем вы там разговариваете? – понятно, бабушка в очередной раз прикинулась шлангом.

— Ничего-ничего, попросишь ты еще у меня в «Одноклассниках» посидеть, — я пригрозила родственнице фигушкой.

Две интеллигентного вида дамы в очереди за мной тихо ахнули и осудили. Меня. За непочтение к старшим. Знали бы они мою бабушку!

— Юля, успокойся, у нас есть месяца два в запасе. Давай еще раз заявление напишем? – папа все-таки отцепил меня от вожделенного окошка и усадил рядом с бабушкой на диван.

Мало веря в удачу, я снова заполнила бланк заявления.

Когда папа с мамой понесли его сдавать, одна из дам, кстати, получившая визу, присела со мной рядом и заговорщицким шепотом произнесла:

— Найди мужа!

— Кому? – оторопело уставилась я на неё.

— Себе! Ты незамужняя молодая девушка, детей нет, так ведь? И работы постоянной, и институт только-только закончила…

Согласно кивала, мало-помалу начиная понимать, куда клонит дама.

— Муж – гарантия того, что ты не останешься в их стране, понимаешь?

Бабушка рядом внимательно читала журнал. Слишком внимательно.

— А если у меня никого нет? – шепотом поделилась я с дамой своей проблемой.

— В смысле? – таким же шепотом спросила она.

— На роль мужа.

— Сама же сказала «на роль», —укоризненно покачала головой дама и одними губами проговорила «фиктивный брак».

Потом она быстро распрощалась и ушла, вспомнив о супруге, ждущем в машине у отделения паспортного стола.

Я задумалась. Доля истины в словах этой дамы присутствовала. Где-то на форумах в интернете о чем-то подобном слышала…

— Идемте праздновать? Я дома стол накрыла перед уходом, – мама довольно улыбалась, держа папу под руку.

— О, а можно я кое-кого к нам приглашу. Своего…ммм, друга? – бабушка небрежно поправила свои платиновые кудряшки и кокетливо повела плечом, извлекая из сумочки телефон.

Скептически хмыкнула, а привычные к её поведению мама с папой лишь переглянулись. Бабушка у нас как ребенок, нет, не в том смысле, что она в свои шестьдесят семь в детство впала (мне иногда кажется, с мозгами у Ба лучше, чем у всех нас вместе взятых), а в том смысле, что её балуют и исполняют все капризы. Сама она считает себя женщиной с характером, мой папа за глаза называет тёщу «кавказской овчаркой», потому что в её роду есть какие-то грузинские князья, да и вообще… метко называет, между прочим.

Ба не признает слова «нет».

Нет, не подумайте чего, бабулю люблю, из-за отказа в вожделенной визе мысли такие в голову полезли. Вот, скажите, кто её просил открывать мою почту?! Я бы, может, сто раз подумала, прежде чем отношения с Колей разрывать…

Бабушкин «друг» оказался у дверей нашей квартиры раньше, чем хозяева. А так как из лифта на площадку первой вышла я, то мы с «другом» и уставились друг на друга в немом удивлении.

— Петенька! А что ты тут делаешь? Что-то случилось с Марьей Борисовной? – мама обеспокоенно взяла парня за руку.

— Ирина Константиновна, Вячеслав Анатольевич, — Петенька поздоровался с моими родителями и замялся с ответом.

На помощь пришла его «подруга». Ба резво подхватила парня под руку и стала отчитывать маму:

— Ирина, да что же мы в подъезде стоим? У меня скоро голодный обморок приключится! Да и нехорошо заставлять гостя ждать!

— Гостя, значит? – прошипела я в коридоре нашей квартиры, протискиваясь мимо застывшего в дверях Петеньки.

Петя – внук бабушкиной подруги и соседки, Марьи Борисовны, по фамилии Бом. В детстве я ему сочувствовала: когда приходила к бабушке в гости (сейчас она свою квартиру сдает, а живет у нас), то неизменно слышала доносившиеся со двора крики мальчишек, дразнивших Петьку: «Тили-Тили-Тили - Бом! Загорелся Петькин дом!»

В детстве мы дружили, потому что бабушки очень часто заставляли нас играть вместе. На пианино. Не знаю, как он, а я эти вечера ненавидела! Пианино у бабушки было расстроенным, но Ба упорно не вызывала настройщика, считая его проходимцем и жуликом, портящим инструмент. В результате мой нежный и тонкий слух страдал. И мы страдали, когда западала клавиша соль в первой октаве, или гудела си в малой. Совместные страдания сближают.

Потом, лет в четырнадцать, я случайно узнала о матримониальных планах бабули насчет меня и Пети, которому на тот момент уже исполнилось шестнадцать. Кстати сказать, и на сегодняшний день планы эти не изменились, да и вряд ли изменяться, зная мою бабулю. Но ни восемь лет назад, ни сейчас, я себя Бом не видела.

Надо отдать должное упорству бабули – последний раз нас с Петенькой «сватали» лет пять назад, на каком-то семейном торжестве. Закатила скандал и надеялась рядом со своей персоной не видеть, а то караулил возле универа с букетами… Ему, что, делать больше нечего?

Потом появился Коля, и Ба, скрепя сердце, приостановила операцию под кодовым названием «Юля+Петя».

В свете последних событий что-то мне подсказывает, бабуля успешно занималась партизанской деятельностью в тылу врага. Иначе, с чего бы Коле упоминать о «запасном аэродроме Петеньке» в последнюю нашу ссору?

Взяв на заметку не спускать глаз с Ба и Петеньки, сделала вид, что ничего не подозреваю и – ангел с нимбом и соответствующим терпением.

Ба рассадила семью, и за столом мы с Петей оказались рядом. Петенька вел себя странно: не доставал обычными расспросами, не озадачивал вопросами «почему ты не кушаешь этот салатик», или «попробуй, какой вкусный пирожок». Если бы я не знала, что он «засланный казачок» Ба, решила бы, что мое общество ему в тягость. Мало ли, вдруг разлюбил за пять лет?

Однако недосуг размышлять о странностях Петеньки, все мысли занимали возможные кандидатуры на роль мужа. Как назло, знакомые парни или уже женаты, или заняты знакомыми-собственницами – слово «фиктивный» в отношении брака со своими мужчинами они не признАют.

Вернуться к Коле — ни за какие коврижки! Ёжик — птичка гордая, пока не пнешь, не полетит. Я не то, что пнула: своими глазами застукала в постели с его секретаршей Катенькой и т.д. и т.п. по стандартному сценарию со скандалом и расцарапыванием фейса соперницы. Назад пути нет. Чисто теоретически смогу выдержать фиктивный брак с Колей, но практически… возможность лицезреть его рядом вызывает слезы на глазах.

Что же делать? Что делать?

Мама между тем рассказывала Пете о причине нашей семейной поездки в Канаду:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.