Лягушка, не царевна!

Одиссева Пенелопа

Серия: Сказки, в которые верю [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лягушка, не царевна! (Одиссева Пенелопа)

Одиссева Пенелопа

Лягушка, не царевна!

"В некотором царстве, в некотором государстве, жила-была..."

Нет, не так. Как-то слишком официально. Мммм, а если...

"За темным-темным лесом, в темном-темном болоте, на темной-темной кочке..."

Брр, еще хуже! Сказка-ложь, не ужастик! И кто сказал, что ложь? Попытаюсь в третий раз ...

Посреди одного из самых уважаемых государств Тридесятого Царства расположился вековой Лес. На западе выходит он к Долгим Долам, где не раз теряли верных скакунов местные богатыри и проезжие королевичи; на востоке обрывается высокими скалами Синего моря, с которых любят петь свои чарующие песни русалки. Северная сторона Леса подступает к столице Тридесятого - Златограду, и с золотых шпилей сторожевых башен видны макушки самых высоких деревьев. А на юге Лес окружен болотом. Появилось оно на месте речки Смородинки: некий царевич додумался утопить там двенадцатиголового Змея Горыныча, - и легендарная река стала постепенно затухать. Протухать, то бишь.

О чем это я? Сказ не о речке, и даже не о болоте, образовавшемся на её месте. Хотя, косвенно болото в моей истории роль сыграло...

Царь Тридесятого, Ермил Светлоголовый (прозвание, метко дарованное народом, очень подходит нашему царю, и не столько за светлые мысли, касаемые устройства Царства, приходящие ему в голову, а сколько за лысину, коей еще будучи царевичем обзавелся Ермил, неудачно воспользовавшись волшебным зельем для смены цвета волос); так вот: Ермил Светлоголовый подавился однажды вишневой косточкой.

Сей неприятный факт привел царя к мысли о скоротечности жизни и необходимости передачи престола в хорошие руки. Не то, чтобы не было у царя наследников - были, только Царство одно, а сыновей трое.

Старший, Богдан, как водится, самый сильный и умный - именно он Змея в Смородинке утопил. После того Горыныча объявил он себя змееборцем великим, да по всей земле клич пустил: кто Змея увидит, пусть сразу же Богдана зовет. Только если у Змея меньше двух голов, просьба не беспокоить: царевич по мелочам не разменивается.

Средний, Митрофан, и так и сяк - да слыхали вы о нем, его еще "недорослем" кличут. Вместе с заморским гувернером мистером Чарльзом бабочек ловит, под стекло сажает. Говорят, изучает эволюцию: как от гусеницы до красоты такой бабочка доросла. Все дворцовые грядки с капустой этими гусеницами насадил - пролетали мимо нас воробушки городские, начирикали о том рае.

Младший, Иван, и вовсе - дурак. Целыми днями на печи лежит, да книжки читает, благо в Тридесятом библиотека от деда Ермила, Ивана Умного, осталась. А коли выйдет на двор Иван-дурак помочь: дрова отцу-батюшке для баньки наколоть, али ковер-самолет какой от моли и пыли перетрясти, так все одной рукой, в другой завсегда книжка зажата.

Бывало, спросит царь Ермил:

- И чего мой младшенький делает, что читает?

А Иван ему непонятную тарабарщину как выдаст! Вот и перестал Ермил спрашивать, что с дурака возьмешь?

Думал-думал Ермил, кому царство оставить, каким испытанием сыновей испытать, да придумал...

Прекрасным летним вечером нежилась я на кочке своего любимого болота. Вечер был тёпл, комары и мошка сами в рот прыгали. Ах, да! Позвольте представиться - Лягушка. Ой, что вы! Ну, какая же я царевна? Мало ли, говорящая, у нас и коты сказки рассказывают - заслушаешься (правда, сначала им надо от старого дуба по золотой цепи к русалкам налево сходить...)! Нет-нет, из икринки родилась, икру мечу и под корягой помру, увольте меня от политики... Хватит, натерпелась интриг. Откуда знаю? О чем и речь! Все в тот вечер и началось.

Сижу себе на кочке, на заходящем солнышке греюсь, вдруг - бзынць!
- стрела прямо передо мной втыкается! Представьте себя на моем месте. Вы сказали ***? Вот-вот, примерно и я так выразилась. Чуть культурнее, конечно, все же дама. Соседки врассыпную, а мне тяжко, зарекалась ведь - больше килограмма мошки зараз не съедать, пузо лапкам шевелить мешает...

Не успела отпрыгнуть от золотой стрелы. Сидела и рассматривала её: какой дурак, мол, добро на болоте разбазаривает? Окромя нас, лягушек и жаб, из живности тут только пиявки. Кулики с журавлями и те предпочитают подальше от змеева смраду держаться.

- Куда золотая стрела привела меня? Где моя суженая?
- раздалось с берега, и ветки ежевики неохотно выпустили к болоту царевича Ивана.

То, что это именно он, сразу догадалась: с книжкой в руке токмо Иван по нашему Тридесятому ходит.

- Ква?
- удивилась я, выпучив глаза на Ивана, подходящего к кочке и вынимающего кружевной шелковый платок.

- Видно, карма у меня такая, - вздохнул царевич, склоняясь надо мной с платком.

- А-а-а! Помогите!
- заорала я, судорожно вцепившись лапками в древко стрелы, - Ты, дурак, положь меня на место! Ишь, чего удумал! Да зачем я тебе нужна-а-а?

- О, верно, не простая лягушка! Девица-красавица, тебя Кощей заколдовал, да?

- Ничего я не девица! Ква! Я уже три раза икру метала...
- гордо квакнула я.

А насчет красавицы, он прав. Кто на болоте жирнее и зеленее меня? Нет таких, если жаба какая...

- Где-то я читал, если лягушку поцеловать, она превратиться в царевну, - задумчиво потер лоб Иван, завернув меня в платочек, - но, не волнуйся, я тебя понимаю. Думаешь, мне приятно, так прямо подойти к незнакомой девушке и целоваться лезть?

- Ага, а особенно к незнакомой лягушке приставать, - хмыкнула я.

Вообще-то собиралась грозно сказать, да отрыжка помешала. А этот...дурак ласково посмотрел и головой покачал:

- Ничего, суженая моя! На свадьбе поцелуемся! Теперь поспешим, царь-батюшка ждет!

Эх, прощай болото, кажись, увозят в Златоград! А там, я от перелетных уток слышала, насекомые тощие и юркие, да еще заморским дихлофосом травленные. Придется ГМО питаться, а как оно на икре скажется? Проползала тут мимо одна черепаха из столицы, говорит, после тамошних кузнечиков у неё в кладке вместо черепашат какие-то трехпалые вылупились, "ниндзя" орут да палками машут! Бедная я!

Вёз меня царевич через весь Лес, долго ли коротко ли, не знаю, не ведаю, задремала в платочке-то. Конь у Ивана сразу видно, царский - и не укачало совсем.

Проснулась от визгу.

- Йа-а-а!
- визжали две девицы в кокошниках по сторонам от меня.
- Лягушка!!!

- Прошу не оскорблять мою будущую супругу, - Иван накрыл ладонью платочек со мной. Смотрите, какой заступник!

- Скорым пирком да за свадебку? Через три дня организуем!
- потирая руки, усмехнулся лысый мужичишко с короной на голове, и тут я догадалась, где очутилась.

- Ква-ква, простите, - робко высунулась я из-под ладони Ивана и обвела присутствующих любопытным взглядом, - а что, собственно здесь происходит?

- Она ещё и говорящая!
- на два голоса запричитали девицы, а один из мужчин в странной шляпе и с сачком в руке подбежал к моему царевичу.

- Это феномЕн! Амфибия воспроизводит человеческую речь! Иван, как долго ты её тренировал?

- Тце-тце-тце, - пощелкал языком другой, в латах и рыцарском шлеме, - нечисть в дом притащил! Она же родственница Змеям!

- Ничегошеньки подобного, - возразила я, - если только жабам...

- Тут еще и жабы?
- подобрав сарафаны выше колен, запрыгали по царским палатам две суматошные девицы.

Крик и шум поднялся!

Девицы визжат, ногами топают. Мужик в латах мечом и копьем гремит на Ивана, второй, с сачком, упрашивает отдать говорящую земноводную ему на опыты для пре-по-ра-ции. Иван вежливо объясняет всем, что я его заколдованная невеста, и никому он меня не отдаст, а если уж его дорогие братья завидуют выбору младшего, так еще не поздно сдать тех двух истеричек назад, где взяли: "На болоте лягушки еще остались, авось какая глянется". Я от возмущения только квакаю громче обычного. А царь-батюшка сидит на престоле и улыбается.

- Молодежь!
- окликнул Ермил нашу честную компанию, и всё смолкло.
- Своею царскою властью объявляю вас мужьями и женами. Богдан и Марьюшка, совет вам да любовь!
- подозвал царь к себе удивленных мужчину в латах и ту девицу, что повизгливее.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.