Две непрожитые жизни

Одиссева Пенелопа

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Одиссева Пенелопа

Две непрожитые жизни

В нашем зеркале разбитом

Ты увидишь, наклонясь:

Две непрожитые жизни

Разлетаются, звеня.

О. Газманов "Единственная моя"

- Привет, Григорьева!

- Простите?
- услышав свою старую фамилию, не сразу поняла, что обращаются ко мне.

- Гри... Комова? Оля?
- полуутвердительно, и знакомая улыбка показалась на его лице.

- Леша Залесский!
- ахнула я, узнав в представительном молодом человеке бывшего одноклассника.

- А ты не изменилась, все такая же, - задумчиво оглядели меня с ног до головы. Я, в свою очередь, рассматривала его.

- Зато ты немного...повзрослел,- слова вызвали воспоминания о школьных годах, и мы оба замолкли на минуту.

В школе Леша считался самым высоким и худым в нашем классе, за это и за говорящую фамилию парня называли Лесом. Он был хорошистом, дружил с техникой, говорили, что вместо постеров с актрисами и певичками у него над кроватью висит фото любимого процессора. Короче, не представлял из себя ничего замечательного до одиннадцатого класса. Именно тогда он начал посещать качалку и стал приезжать в школу на мотоцикле, сразу став одним из тех парней, по которым сохнут старшеклассницы.

На всех фото с выпускного Леша запечатлен в окружении девочек.

Я была исключением из его поклонниц, помню, как фыркала: одноклассницы выстроились в очередь, чтобы Леша покатал их по мосту Влюбленных, на котором всем классом встречали рассвет. Фыркала не столько от нелепого вида одноклассниц в вечерних платьях и на шпильках, поочередно забирающихся на мотоцикл, сколько от растерянного выражения лиц наших мальчишек. Наверное, тогда они впервые разглядели в нем не "скорую помощь" для своих компов, а соперника: умного, веселого, сильного и симпатичного парня. Разглядели - и обрадовались, ведь после этого рассвета у каждого начиналась новая жизнь.

Помню, стояла в сторонке, облокотившись на чугунные перила, и смотрела на розовеющий горизонт. Плечи согревал пиджак другого одноклассника, Виктора, а его руки окружали теплым кольцом. Я должна была бы быть счастливой, но сердце замирало, едва бросала взгляды на веселящуюся компанию вокруг Залесского, с которым мы обменивались долгими взглядами.

Виктор именно в тот вечер признался в любви, а он мне нравился...

- Ждешь машину?
- кивнул Залесский на талон в моей руке.

- Да, она в мойке, обещали через полчаса, решила подождать здесь, - я кивнула в сторону лестницы, ведущей вниз, к автомойкам.

Мы встретились в кафетерии многоэтажного автосервиса.

- О, и моего коня через полчаса закончат, он здесь уже три дня на ремонте, - дальше мы обменивались обычными в таком случае репликами автомобилистов, и я сразу призналась, что в машинах не разбираюсь вообще, даже еле запоминаю марки машин, куда там колесо поменять.

- Давно за рулем?

- На первом курсе получила права и сразу же села за руль. Правда, тогда это были папины "Жигули".

- А сейчас?

- "Форд Фокус".

У Залесского был внедорожник "фольцваген-и-как-то-дальше", как я поняла, нечто крутое и дорогое, по крайней мере, мой бывший муж мечтал о таком, но считал, что будучи семьянином, не мог себе позволить. Может, сейчас, став холостяком, купит? Хотя, не так-то уж он на меня и тратился за семь лет брака - шубу и машинку, вон, сама себе купила, благо получаю не меньше.

Наверное, при мысли о бывшем муже, бессознательно потянулась покрутить обручалку - была такая привычка, в разговорах о Викторе теребить это несчастное кольцо - оно в такие моменты словно горело на пальце. Уже два месяца кольца не было, равно как и моего брака, почившего года этак три назад. Проследив за моим жестом, Залесский нахмурился.

- А...
- начал он, но я опередила:

- Развелись два месяца назад.

- Извини, не знал, - смутился или мне показалось? Дабы избежать неловких вопросов, поспешила увести беседу в нейтральное русло.

- В прошлом году было десять лет, как окончили школу, но я не помню тебя на вечере встречи выпускников, - соврала, все я помнила. Залесский не пришел, отзвонившись организаторам - его не было в стране, какая-то важная командировка.

- Да, жалко, не смог, но видел в интернете в группе нашей школы фотографии с вечера. Многих не узнал, - он задумчиво помешивал горячий кофе, только что принесенный официантом. Я делала вид, что рассматриваю пенку на своем капучино.

- Там бритый такой толстячок - это Петров? А худенькая блондинка в леопардовом платье - неужели Машка Топина?
- он вспоминал наших одноклассников, бывших на том вечере, а я кивала. Да, многие изменились, но конечно, не так, чтоб уж совсем до неузнаваемости. Кто-то женился, растил детей, развивал бизнес. Врачи, воспитательница в детском саду, летчик гражданской авиации, владелица ателье, домохозяйки, инженеры, менеджеры среднего звена...

- Надо же, никогда бы не подумал, - покачал головой он, узнав, что Иванов - самый ленивый и наглый парень не только в нашем классе, но и во всем выпуске, стал директором школы в новом районе нашего города, - наверное, я самый предсказуемый в этом плане.

- В смысле?
- Леша единственный, о ком ничего не знала.

- Программист, - и он назвал лейбл компании, о которой даже я, далекая от всех этих технологий, слышала, - но, конечно, моя профессия не такая интересная, как у тебя, - и он кивнул на папку с договорами и контрактами возле моего локтя.

- Ага, это так захватывающе - быть юристом, - произнесла скептически.

- Виктор тоже юрист? Вы, вроде бы, вместе поступали.

- Работаем на одной фирме, - кивнула я, - расстались, как говорится, друзьями. Вон, над одним контрактом корпим, - и ткнула пальцем в надпись на папке: "Комов В.Р., Комова О.А.".

- О, ты не поменяла на девичью... Ты как вообще..?
- он вдруг взял меня за руку, но, тут же отпустил, смутившись.

- Нормально, - бодро улыбнулась ему, к таким вопросам давно привыкла, тем более, что они ничего в моей душе не задевали.
- Детей нет, квартира и машина моя, дача его. Не могли долго рыбок поделить, да и то, потому что каждый хотел другому спихнуть. Из-за работы это довольно хлопотно: кормить, менять воду, чистить аквариум, от нашего графика рыбки дохнут... Сам не женился?

- Свадьба через неделю.

- Поздравляю!
- хотела сказать что-то еще, что-то пожелать, но ничего не приходило на ум. Банально пожелать счастья? Взгляд остановился на электронном циферблате, висящем на одной из колонн в кафетерии.

- Кажется, моя машинка уже минут двадцать, как готова, - я встала из-за стола, подхватив сумочку, папку и пиджак.

- Оля, я давно хотел тебя спросить... Только не сердись и не смейся!

- Ммм?
- я прикусила губу, чтобы почувствовать себя, а то после слов о его свадьбе, мозг впал в какой-то ступор.

Я развелась, а Леша женится.

- Сейчас, конечно, все это уже не важно, но...почему ты не отвечала на мои записки? Тогда в школе? Еще до Виктора, - он постукивал по столешнице пальцами обеих рук, словно по клавиатуре, казалось, набирает текст.

Леша улыбался, но его взгляд - о, я помнила этот взгляд!
- он смотрел на меня, не отрываясь, а меня словно засасывало в этот серый омут с головой. Из-за подобного взгляда часто терялась на уроках: мы сидели на разных рядах, я за одной партой с Витей, а он чуть впереди с Петровым. Кажется, в девятом классе я так растерялась однажды и не смогла ответить на вопрос исторички, а ведь по истории у меня всегда было "отлично".

- Какие записки? Ты о чем?
- адресанта всех школьных записок я вычислила сразу, а потом еще и замуж за него вышла.

- Да, дурак был, влюбился и молчал, не знал, как сказать - стал писать записки и подбрасывал их тебе: в спортивную форму, в тетрадки, в сумку. Помнишь, книжку брал и долго не отдавал, ты еще за мной каждый день ходила и спрашивала, когда отдам? Специально не отдавал, только бы ты лишний раз подошла. Ты же такая правильная была, идеальная девушка...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.