Когда-то моя половинка...

Шатен Галина

Серия: По-настоящему [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда-то моя половинка... (Шатен Галина)

Посвящается моему дорогому и любимому человечку – Марии Лапиевой.

Машуня, в память о наших школьных годах!

ОСЕНЬ.

Евгения

- Ну, вот и конец, последняя, - мама глубоко выдыхает и облокачивается о стену. Я смотрю на нее, затем перевожу взгляд на нескончаемое количество коробок.

- Знаешь, мам, а ты оптимист.

Моя мама мне ободряюще улыбается и принимается тащить одну из коробок по полу, к себе в комнату.

Мой папа военный человек, и мы часто переезжали. Но в этом городе я провела больше всего времени, с шести лет и до пятнадцати, мы даже квартиру здесь получили. На два года папу перевели на Урал, и естественно мы с мамой, как жены декабриста последовали за ним. Ну, мама, как жена, а я дочь. Я очень тяжело переживала, что все, что мне дорого остается здесь. Мои друзья, школа, даже соседи. Это уже был мой мир. Но когда тебе пятнадцать, особо с твоим мнением не считаются.

Я смотрю на коробки с надписью "Женя", и думаю, какая мне понадобиться в первую очередь, как раздается звонок, заставляя меня вздрогнуть. Я, не задумываясь, открываю дверь, и тут же на меня происходит налет с удушающими объятьями.

- Боже! Аська!
- успеваю сказать я.

- Я не вытерпела ждать до завтра, - произносит мой удушитель и целует меня раз сорок в обе щеки, заставляя смеяться.

- Ну-ну, так и без дочери остаться можно - говорит мама, которая выходит на шум.

- Я вам ее верну, только немного придушенной - обещает Ася, не размыкая рук - здравствуйте, теть Ир, как долетели?

Анастасия Ларива была моя подруга детства, одноклассница, товарищ, соратник, и можно даже сказать сестра. Единственный человек с кем моя связь никогда не прерывалась (спасибо социальным сетям), и единственная с кем никогда не прервется.

- В общем, - Ася, слегка понизив голос, наклоняется ко мне. Мы сидим уже на кухне. Мама нас оставила, после того, как провела с нами полчаса, расспрашивая Асю о совершенно неинтересных вещах - Мы с тобой в одном классе, это точно. И с нами отгадай, кто учится.

- Кто?
- я слегка хмурю брови. А Ася показывает пальцем наверх. Я смотрю на свой потолок и только тогда понимаю.

- Нет, - говорю я - только не Смоленко. Скажи, что не он.

- Нет, не он.

Я выдыхаю с облегчением.

Егор Смоленко был моим соседом с пятого этажа и моей первой глупой, детской любовью. Когда мы только сюда переехали Смоленко первые кто проявили добрососедские отношения. Лидия и Виталий, мать и отец Егора, с моими родителями нашли общий язык, и я была вынуждена проводить время с двумя их сыновьями Юрой и Егором. Юра был нас старше на четыре года, и поэтому он быстро отпал от нашей компании. Зато Егор и я здорово сдружились, вместе лазали по деревьям, гоняли на велосипеде, ну, в общем, делали все, что положено делать детям. Даже в школе с появлением Аси, мы не переставали дружить, и мальчишки очень часто от него получали, если пытались нас обидеть.

Он был смуглый, темноволосый парень с задорными карими, почти черными глазами. И чем старше он становился, тем превращался в более мужественного парня. И чем он становился старше, тем мои мысли о нем, как о друге исчезали, зато появлялись другие. Да и как его можно было не полюбить? Открытый, веселый, душа компании, пожалуй, не было ни одного человека, кто бы его не знал, и кого не знал он. И мне даже казалось, что я ему тоже нравлюсь. Но дальше флирта у нас никогда не доходило, хотя Ася говорила, что находиться возле нас довольно жарко. В шутку, конечно.

В восьмом классе его отец ушел из семьи. И мои родители приостановили общение с его мамой. Были разные слухи о ней и ее изменнике - муже. Егор стал часто пропускать школу, стал огрызался с учителями, очень часто стал драться с одноклассниками, ну как драться, бить. И он оттолкнул меня. Поставил на расстояние вытянутой руки и ближе не подпускал. Помню, я пролила много слез, не понимая, почему он не позволяет быть с ним, когда ему плохо? Я так хотела помочь. И последнее, что меня отвернуло от него окончательно, это случайно подслушанный разговор. Он говорил с двумя парнями из нашего класса- Андреем Совушкиным и Валерой Разумовым. Они стояли под лестницей и курили, и я бы ушла, но остановиться меня заставила фраза Валеры: " А слабо Женьку на секс раскрутить?", " Почему слабо?" - хмыкнул тогда Егор, - " Она ловит каждое мое слово, влюблена как собачка, поманю, и будет моей. Просто боюсь упасть, удержаться не за что, плоская, как доска". И они загоготали, а я вместо того чтобы подняться в класс по биологии, сбежала в парк, где просидела до вечера и горько плакала, разочаровываясь в своей любви.

А потом закончился восьмой класс, и я улетела на Урал. Так и закончилась наша не начавшийся история. Я никогда не спрашивала Асю о нем, и она никогда мне о нем не рассказывала, да и все давно поостыло и ушло в историю.

- Я соврала, - признается Ася - конечно, он, на кого ещё я могу показывать вверх?

- Ладно, - отвечаю я, - он так он, что теперь? Мы с ним взрослые люди, мы изменились, и все что было, то было.

- Да ты философ - замечает моя подруга и переводит взгляд своих серо-голубых глаз за окно - Ладно, я вообще на минутку забежала, не буду вам мешать с разбором вещей, увидимся завтра, - она меня крепко обнимает и целует, - с возвращением домой, Женька.

Первое сентября как всегда встречает нас пасмурным небом и собирающимся дождем (даже, несмотря на то, что являлось вторым). Похоже, в этом городе ничего не меняется, даже погода. На мое удивление в классе, к которому мы примкнули, практически все лица были не знакомы, за исключением некоторых.

- Женька, ты ли это?
- видит меня Роза Дружева, ее брат-двойняшка Костя тоже поворачивает голову и с любопытством меня разглядывает. Когда-то они с Егором дружили, интересно дружат ли они сейчас? Хотя, какая разница. Поэтому я естественно улыбаюсь, киваю, отвечаю на всякие дурацкие вопросы и так со всеми своими старыми одноклассниками, другие просто поглядывают на новенькую.

- А ты была права, сучка хороша, - какая - то девчонка обращается к Аське за моей спиной. Я оборачиваюсь и встречаю веселый прищур карих глаз девушки, с огромной рыжей копной на голове. На ней длинная легкая оранжевая юбка, широкая майка ярко зеленого цвета, и куча разноцветных бус на шеи и руке. Это Василиса Белова, Ася мне писала о ней, она перешла в эту школу в десятом и они сдружились.

- Женя познакомься, это Вася, моя новая лучшая подруга, - знакомит нас Ася.

-Эй!
- возмущаюсь я и улыбаюсь девушке, - привет!

Она складывает руки на груди, разглядывая меня.

- Не волнуйся, - отзывается Вася, - я странная и поэтому тебя она любит по-прежнему больше.

Я смотрю на Асю.

- Боже, - говорю я, - да она клевая.

- Точно, - соглашается Ася. И на этой минуте к нам подходит молодой мужчина с небольшой бородкой, усами, с аккуратной стрижкой на голове и очками на носу. Пробкин Вадим Алексеевич, учитель истории, Ася как-то писала мне, что он теперь наш классный руководитель, чему я была, несомненно, рада.

- Ну как боевой настрой?
- спрашивает он, пока его взгляд скользит по нам и, конечно, останавливается на мне, - О, Кирова, а в нашем полку прибыло, я смотрю.

- Ага, старые солдаты, - отзываюсь я.

- Старый друг, лучше новых двух, - вставляет Вася.

- Дам-с, - Вадим Алексеевич с секунду смотрит на нее, затем переводит взгляд на Асю, - Ларива, я надеюсь, в этом году мы обойдемся без швыряния мебели.

- Мебели?
- переспрашиваю я. Асены щеки покрываются краской.

- Это...за дело, - отвечает она.

- Это был стул, пущенный прямо в голову Петренько, - делится Вася.

- О, об этом ты мне не писала, - замечаю я.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.