Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин

Оболенский Игорь Викторович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Романовы. Запретная любовь в мемуарах фрейлин (Оболенский Игорь)

Пролог

Исполнилось 400 лет Дому Романовых.

В честь юбилея были сняты документальные фильмы, опубликованы книги и научные статьи. Казалось, о Династии, правившей Россией более трех столетий, известно все, и открыть новые страницы в летописи уже невозможно.

К счастью, оказалось, что это не совсем так.

* * *

Я приехал в Грузию, что называется, по делам сердечным. И был вознагражден. В Тбилиси мне довелось попасть в дом к удивительной женщине, которая от своей матери, знаменитой грузинской красавицы княжны Бабо Дадиани, унаследовала страсть к сохранению архива своей семьи.

А семья, со всеми своими предками, была многочисленной и весьма знатной — знакомства вели в высший свет империи: один из предков был, по преданию, тайным мужем императрицы Марии Федоровны, его кузина — фрейлиной императрицы Александры Федоровны, другая — фрейлиной императрицы Марии Александровны.

Собственно, история последней и заставила меня взяться за эту книгу.

* * *

В один из дней хозяйка дома, ее имя — Тамара Александровна Гвиниашвили, обратила мое внимание на пачку пожелтевших от времени листов бумаги, собранных под красной клеенчатой обложкой.

«Баронесса Мейендорф, бабушка моей мамы, в честь которой ее и назвали Бабо, в конце жизни написала мемуары, — сказала она. — После смерти баронессы бумаги из Лондона перевезли в Париж, где жила моя тетка. А когда не стало и ее, я привезла рукопись в Тбилиси. Взгляните, может, вам будет интересно?»

Я взял уже чуть обветшавший то ли от времени, то ли от долгого путешествия фолиант из сотни с лишним отпечатанных на машинке листов, раскрыл наугад и попал аккурат на описание сцены бала, на котором автор мемуаров танцевала с императором Александром Вторым.

С позволения и благословения Тамары Гвиниашвили, правнучки Бабо Мейендорф, я взялся за перевод воспоминаний на русский язык.

И понял, что стал обладателем истинного клада: со страниц мемуаров передо мной представала вся история 19 и начала 20 века, главные действующие лица которой, начиная от императоров Александра Второго и Александра Третьего и заканчивая Александром Керенским и британским премьер-министром Ллойд Джорджем, были, так или иначе, связаны с автором рукописи.

* * *

То была настоящая летопись повседневной жизни высшего света Империи — до замужества баронесса носила фрейлинский шифр, после тоже довольно часто бывала при Дворе и виделась с членами Императорской Фамилии.

Рассказывая о том, что происходило за стенами дворцов, частой гостьей которых она являлась, баронесса проливает свет на многие неизвестные детали частной жизни Дома Романовых, в том числе и романтические отношения членов Дома с особами некоролевской крови, что было строжайше запрещено и сурово каралось законами Империи.

Игорь Оболенский

Часть первая

Мемуары фрейлины

Об авторе

До замужества за бароном Мейендорфом княгиня Варвара (Бабо) Шарвашидзе была фрейлиной императрицы Марии Александровны и компаньонкой принцессы Евгении Ольденбургской, внучки императора Николая Первого и правнучки Жозефины Богарне, жены Наполеона.

Варвара, или Бабо, как ее называли, Шарвашидзе родилась 22 июля в 1859 году в Лыхнах в семье последнего Владетельного князя Абхазии Светлейшего князя Михаила Шарвашидзе.

Первое ее замужество оказалось неудачным. После развода Бабо из Кутаиси отправилась в Петербург. Была зима, и в один из дней друзья пригласили девушку на каток. Там ее внимание привлек статный молодой человек, искусно держащийся на коньках. Сама Бабо каталась не очень хорошо, и потому помощь незнакомца оказалась весьма кстати. Состоялось знакомство, завершившееся свадьбой.

Избранником грузинки стал барон Александр Мейендорф. Прибалтийский немец по национальности, по матери он был двоюродным братом Петра Столыпина, самого знаменитого премьер-министра России.

Барон, как и его кузен, тоже активно занимался политикой. Был членом двух Государственных дум и товарищем (заместителем) председателя Четвертой Думы.

Жили супруги в основном в Петербурге.

Внук барона Феликса Мейендрофа со стороны отца и князя Михаила Горчакова, царского наместника в Польше, со стороны матери, муж Бабо был заметной фигурой в политической жизни Российской империи.

О нем часто писали газеты. Особенно много шума наделал вызов на дуэль, который Мейендорф послал князю Львову, будущему главе Временного правительства. Барона оскорбило обвинение князя в том, что он, будучи одним из первых лиц Государственной думы, проводит агитацию в пользу политической партии октябристов, что на самом деле не соответствовало действительности.

Бабо Мейендорф вела жизнь петербургской гранд-дамы. На лето они с мужем перебирались в Крым, где в Феодосии у них была дача. По соседству с бароном одно время жил великий Константин Айвазовский, с которым дружил Мейендорф.

После большевистского переворота Мейендорфы переехали в Прибалтику, а затем в Англию. Барон преподавал в Лондонском университете, а баронесса работала над рукописью своих мемуаров, последнюю запись в которой сделала в июле 1934 года.

Бабо Мейендорф умерла в 1946 году. Барон пережил ее на восемнадцать лет и скончался в 1964 году.

Александру Мейендорфу было 94 года, когда он закончил работу по оформлению брошюры с мемуарами жены. На обложке поместил белый бумажный четырехугольник. На нем с трудом читаемым почерком, наползающими друг на друга буквами, от руки написано: «Мемуары баронессы Варвары Мейендорф, урожденной княжны Шарвашидзе».

Перед тем как начать рассказ, хотелось бы определиться с тем, как правильно пишется фамилия главных героев, так как можно встретить две версии — ШАрвашидзе и ШЕрвашидзе. По-грузински фамилия светлейших князей всегда писалась через «А». Это можно проследить и по подписи последнего владетеля Абхазии Михаила, и по визитным карточкам и письмам его сына, светлейшего князя Георгия Михайловича. На русском языке эту фамилию часто пишут через «Е». Как мне сказала правнучка автора мемуаров, это не самая страшная ошибка. Но если следовать правде, то все-таки фамилию следует писать через «А». Что я и сделал, работая над переводом и примечаниями к мемуарам баронессы.

Велвин Гарден Сити, 42, Хай Оак. 1929 год

Глава 1

Сегодня, когда я уже десять лет живу в одной из самых цивилизованных стран мира, даже странно подумать, что я родилась в Абхазии — полуварварской стране, населенной первобытными людьми.

И что моя семья, со стороны отца, всего пару поколений назад, была мусульманской. Хотя их предки были православными.

Одно из четырех княжеств Транскавкасии — Абхазия, перед тем, как попасть под влияние Турции, много веков было объединено с православной Грузией.

Женитьба на моей матери, княжне Дадиани из Мигрелии, чьи предки были христианами с 4-го века, конечно же, изменила взгляды моего родителя.

(Примечание: Святая Нина принесла Христианство в Грузию в 4 веке).

Я родилась на Кавказе, в Лихнах, в Абхазии — стране, которой владел мой отец. Территория Абхазии простирается на 150 верст вдоль южно-восточного побережья Черного моря, от крепости Гагры до порта Поти. Природа одарила мою родную землю всей своей красотой: лесными долинами и холмами, горными реками и снежными вершинами. По климату она схожа с Французской Ривьерой, апельсиновые деревья растут там прямо на открытом воздухе.

Столица Абхазии Сухуми великолепно расположена в бухте, которая имеет очень много общего с бухтой Неаполя. К востоку располагается живописный монастырь Новый Афон, названный так, чтобы его можно было отличить от монастыря на горе Афон в Македонии.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.