Рожденные светом

Фоменко Сергей Георгиевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сергей Фоменко

Рожденные светом

Глава 1

Будильник зазвонил в 7.00 и Никита, не открывая глаз, привычно протянул руку, чтобы стукнуть по кнопке будильника, но его, почему-то, на месте не оказалось. Никита, промахнувшись, больно ударился рукой о край тумбочки и от этой резкой боли, сразу проснулся и сел на кровати, тряся ушибленной рукой.

Тем не менее, будильник звонить все-таки перестал, но, открыв глаза спустя несколько минут и с трудом сфокусировав зрение на ближайших предметах, Ник будильника действительно не нашел. «Который час, неужели проспал?» – подумал Ник, медленно встал с кровати, надел тапочки и подошел к стулу, на котором аккуратно были сложены потертые джинсы с ремнем, а на спинке висела выцветшая от времени, красная майка с надписью «Перестройка», сверху на брюках лежали его любимые наручные часы. Он взял часы, привычно застегнул браслет на левой руке и посмотрел на циферблат.

Было уже 7.10. «Надо торопиться, опаздываю!» - подумал он, и поплелся в ванную. В ванной комнате, опершись на раковину, Никита посмотрел в большое овальное зеркало в пластмассовой раме, сделанной под старину. Вчера было воскресенье, единственный выходной день, и он с удовольствием провалялся целый день дома, ничего не делал, только читал лежа в кровати роман Фармера в стиле «фэнтези». Читать он закончил около трех ночи, поэтому не выспался, но романом остался доволен. И теперь глядя на свое опухшее лицо, с взлохмаченными волосами и двухдневной щетиной, Ник сказал сам себе в зеркало крылатой фразой из фильма:

- Ну и рожа у тебя Шарапов!

После чего пустил воду из крана и стал умываться, чистить зубы и бриться. Бреясь, Ник вдруг вспомнил, что сон, который он так четко видел под утро, перед тем как будильник его разбудил, совершенно стерся из памяти, хотя он и помнил, что снилось что-то очень важное, тревожное, побуждающее куда-то бежать, что-то делать и это его обеспокоило. Думая об этом, Ник закончил бритье, умылся и щедро побрызгал на себя туалетной водой «Чарли».

Казалось, что во сне его кто-то настойчиво звал и пытался привлечь его внимание к чему-то важному, связанному со временем. «Что бы это значило?» – размышлял он, глядя на свое отражение в зеркале и причесываясь. Теперь он себе нравился, поэтому он подмигнул себе в зеркало и сделал важный, гордый вид человека, уверенного в себе человека и знающего себе цену.

На самом деле Никита выглядел очень просто - обычный парень с невыразительным лицом, с карими глазами и светлыми, коротко постриженными волосами. Ему было, уже двадцать пять лет, хотя все давали ему гораздо меньше, среднего роста, худощавый, но с накаченными мышцами, потому что в армии увлекся атлетизмом, и сейчас тоже, периодически устраивал себе тренировки с гирями от шестнадцати до тридцати двух килограммов, а иногда бегал по утрам и делал зарядку.

Но сегодня следовало поторопиться, потому что за последнее время вот уже три раза подряд Ник опоздал на работу и успел получить последнее предупреждение от начальства, поэтому на такие мелочи, как странный сон и исчезновение будильника, после того как он прозвонил, Никита сегодня не обратил внимания.

Пока Ник одевался на работу - темно-серый, однобортный костюм, белая рубашка, строгий галстук - засвистел чайник на кухне. Одевшись и быстро, обжигаясь, выпив чашку безвкусного, растворимого кофе с сахаром, он схватил свой «дипломат» с тетрадями учеников и со словарем английского языка, и вышел из своей квартиры под номером 13, захлопнул дверь и помчался по ступенькам вниз. Следовало преодолеть семь этажей, а лифт вот уже вторую неделю не работал. Запыхавшись на нижних этажах – «Все-таки мало уделяю внимание спорту!» – успел подумать он, на ходу поздоровался с консерьежкой – бдительной, всегда на посту, муха не пролетит, выскочил из подъезда, и побежал по дорожке между домами на станцию метро, которая была недалеко от его дома.

Дом находился в спальном микрорайоне, на окраине столицы. Это была обычная, многоэтажная «малосемейка», в которой Ник снимал однокомнатную квартиру без хозяев. Квартиру он снял на целый год вперед, потратив свои сбережения, потому что плата была высокая, но зато он был в полном покое, по сравнению с общежитиями, в которых Ник успел прожить много лет, с тех пор как закончил школу.

Сам он тоже теперь работал в школе, причем за обычную учительскую зарплату, так, что пора уже было думать о подработках, чтобы дальше снимать квартиру или через полгода придется снова переезжать в общагу, что его, конечно же, совершенно не радовало. Школа находилась недалеко, всего в двух остановках на метро, поэтому, имея сейчас небольшой запас времени, Ник рассчитывал сегодня прийти вовремя.

В школе он работал всего полгода, и еще не привык к строгим правилам. Он сам недавно был студентом и часто опаздывал на пары, а иногда и пропускал их, лихо выкручиваясь при этом, но все это уже было в прошлом. Став учителем, он рассчитывал, что будет чувствовать себя более уверенно. Но не тут-то было, оказалось, что учителям при их жизни иногда приходится выкручиваться еще изощренней, как в прямом, так и в переносном смысле.

Директором в школе была женщина в возрасте, строгая, властная, старой коммунистической закалки, привыкшей подчинять мужчин, поэтому она решила продолжить педагогическое воспитание Никиты. Присмотревшись к нему, она быстро прочувствовала разгильдяйский характер Никиты, и строго поставила ему на вид, что опозданий она, терпеть не будет - ни от него, ни от его учеников.

Поскольку он недавно окончил институт иностранных языков, и был молодым специалистом, ему, конечно же, поручили вести английский язык в самых трудных классах, где по большому счету не знали хорошо и родного языка. И так как Ник был мужчиной, а мужчин в школе почти не было, то руководство школы, естественно решило, что он будущий Макаренко, и помимо уроков на него навалилась куча внеклассной работы.

Классное руководство в классе, где ученики казались старше него самого, частые дежурства по школе, что напоминало ему армию с учебными тревогами, при этом он, конечно же, должен был приходить в школу раньше всех, а этого Ник терпеть не мог ни в армии, ни в институте, ни тем более в школе. Кроме того, часто приходилось заменять других учителей, когда они болели, и поэтому, иногда ему приходилось проводить в школе слишком много времени.

В начале, когда он поступал в педагогический институт иностранных языков, учителем он быть не собирался. Ник мечтал стать переводчиком и переводить книги известных писателей, особенно писателей-фантастов, поскольку сам фантастику обожал и читал взахлеб. Школы он, как и многие студенты боялся, и пока учился, старался об этом не думать, надеясь миновать этой тяжкой доли.

Но студенческие годы пролетели быстро. Так же незаметно прошла служба в армии, потому что после первого курса Ника призвали в армию, и только отслужив два года, он снова продолжил учебу, и вскоре, будучи на пятом курсе, Ник оказался перед выбором – идти по распределению в школу, причем куда пошлют или искать работу самому, но не по специальности. И если бы не тот сон, который так удивил Ника, то, конечно же, в школу он не пошел бы ни за какие коврижки.

Сон этот Ник помнил плохо, он был длинный, какой-то приключенческий, немножко тревожный, и утром помнилось только то, что будто бы кто-то ему настойчиво говорил, что он должен стать учителем, причем под конец голос стал такой громогласный, что Ник проснулся в холодном поту сидя на кровати. Под впечатлением этого сна он ходил где-то неделю, а потом решил все-таки рискнуть и пойти работать в школу, попробовать свои силы как преподаватель. Параллельно он надеялся подрабатывать переводчиком и переводить что-нибудь из иностранной литературы для себя, совершенствуя свой язык и литературные способности. В институте, он изучал испанский и английский языки, но в школе, куда его назначили, должен был преподавать уроки только английского языка, испанского в этой школе не было, а его как раз Ник любил больше.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.