Второй

Дзюба Татьяна Петровна

Жанр: Фэнтези  Фантастика    2014 год   Автор: Дзюба Татьяна Петровна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Петри Ята

Второй

Вступление Не хочется никого терять. Нет сил выбирать между теми, кого люблю. Это не книги и кинофильмы – это жизнь. В придуманном мире все просто – благородный герой приносит благородную жертву – вселенная скорбит вместе с ним, но выносит ему свое вселенское несокрушимое и мощное 'одобрям'. Герой, чувствуя поддержку эдакой мощи за спиной, стряхивает слезы с ресниц и уходит на встречу заходящему солнцу с чувством выполненного долга. Я не герой. Я не хотел, не просил, не собирался им быть. И я так и не стал им. Я не трус. Трус бы… В общем, то, что я сделал – это не было трусостью. Чем угодно, но не трусостью. Я не сбежал, я остался. И что? Это разве может быть оправданием? Городские легенды. Вампиры, оборотни, призраки, проклятые дома и предметы. Этого ничего не было. Это выдумки. Но, были реальные люди, с настоящими нереальными проблемами. Боже, какой бред – как тошно звучит. Как будто из мыльной оперы куски сценария. Но как по-другому. Как это по-другому рассказать? С самого начала? Ладно, это долгая история… И снова – штампы. Но видно ничего не поделаешь. Я же точно так же напичкан этими словечками и образами, как и любой, кто смотрит фильмы и читает книги. Ладно. Начну с самого начала. Наивно. Банально. Обыденно. Главному герою не может быть 62 года. Он не может носить старые тренировочные вытянутые на коленях штаны и полосатый турецкий свитер с выцветшим от времени рисунком. Главный герой – молод, привлекателен, подтянут, про пресс и призывный блеск из под ресниц – я молчу. Профессия у главного героя, как правило, журналист, юрист или, на худой конец, военный в отставке. Это легко. На пенсию сейчас можно выйти в сорок и замечательно заниматься расследованием непростых дел уже после службы. Я плохой главный герой. Мне, правда еще не 62, но и не 20. Я не отставник и не журналист. Я самый обычный человек, с дурацкой простой профессией – интернет маркетолога. С одной поправкой – Был. Не может, по законам жанра, маркетолог мочить нежить направо и налево с помощью незарегистрированной пушки или проламывать кастетом черепа сумрачным тварям. Просто потому, что ни сумрачных тварей не существует, ни черепа ломать я не умею. Я так и не смог стать главным героем даже в своей собственной истории. Но, честно сказать, не было желания им быть. Меня зовут Ян. Ян Гарда. Дед у меня венгр – от него и досталась такая редкая фамилия. Мне 29. Скоро будет.(а будет ли? Как то у нас загадывать не принято) 30. Да. Хорошо, что реально не 62 года – просто потому, что я не смог бы справится. Я живу…Я жил…Как же продолжить-то. Короче, обитал я в одной из высоток на севере города, в новом спальном районе, в маленькой однокомнатной квартире, которую снимал у знакомых за вполне умеренную плату. А сейчас знакомые, совсем не рады прошлому знакомству и открещиваются всеми возможными способами от бывших связей. Так уж вышло. Была ли точка, с которой все началось? Так чтобы – бамс и все понятно. Привычный мир смят и скомкан и добро пожаловать в новый. Конечно, была. Так всегда бывает. У всего есть начало. Но не было ничего такого, благодаря которому я мог бы сделать выбор сразу и, проснувшись утром, решить что я супергерой. Такой себе– 'чипэнддейл', спешащий на помощь. Ничего. Я сопротивлялся изо всех сил. Я держался за реальность до последней капли, до последнего мгновения. И, только когда вокруг не осталось ничего, я понял и принял, что мир изменился. Но не в одно мгновение, а много мгновений назад и пути обратно не то, что бы совсем нет, а его и не было изначально потому, что это самое 'назад' вообще перестало существовать. Началом были сны. Дурацкие, насыщенные, ярко разрисованные сны. Стоп. Сны тоже не при чем. Это не сериал – я не был провидцем. Какая же чушь в голову лезет. Просто сны. Яркие, цветные, из осколков реальности, но, понятное дело, совсем не реальные. В начале. До первого убийства. Говорят, что шизофреники видят цветные сны? Как бы я хотел быть просто шизофреником. Максимум – меня накачали бы лекарствами и держали под контролем вечным овощем. Всем бы было хорошо. Я даже сейчас за такую реальность. Осенью сентябрь и большая часть октября выдались чрезвычайно теплыми и сухими. Без единого дождя с ясным почти майским небом. Я бродил по городу днями. Наматывая круги знакомым маршрутом, пытаясь успокоить, расшатанные предыдущим романом и весьма болезненным расставанием, нервы. По сути и в скоротечности романа и в болезненности расставания был виноват я один. Не удержал, не понял, во время не попросил прощения и в итоге остался наедине со своими мыслями и планами в пустой квартире. Но ведь не было даже банальной ссоры. Просто однажды вечером, вернувшись из очередной командировки, я не нашел ни девушки, ни вещей ни даже банальной записки. Через два дня постоянных вызовов на мобильный, от Ольги мне пришла смска – 'не доставай меня'. И я отстал. Я не мог понять как так можно, в одно мгновение, без объяснений и без единого шанса на возможность хоть что-то сказать и получить хоть какую-то информацию, все бросить и вычеркнуть из жизни. В ту осень мне казалось очень важным понять это. Я ведь еще не знал, что есть намного важнее вещи. Например, выбирать – кого убивать первым. Или допустить чтоб убили тебя. Иногда смерть не слишком пугает, пугает жизнь. Сделать выбор для того, кто останется – это пожалуй важнее секунды боли. Той осенью мне реально было тоскливо и больно. Я даже не думал, что будет именно так. Я не сильно эмоциональный тип. Был. А тут как прорвало. Я ходил по городу, смотрел на людей, заглядывал светловолосым девушкам в глаза, устраивал как чокнутый тихую охоту на блондинок и, просто провожал их от метро до дома, от работы в магазин – по любым выбираемым ими маршрутам. Я словно жил тайной непонятной жизнью и бродил, бродил, бродил. Начались первые дожди, но я все так же проводил на улице почти все время. И именно тогда я начал видеть. Видеть не совсем обычных людей. Я не был в этом виноват. Я думаю, что мой бесконечный поиск Ольги и моя жажда быть рядом, но не вместе, дала начало тому, что я стал по другому всматриваться в людей. И я начал их видеть. Вспышки, звезды, световые полосы. Мне на тот момент казалось, что все это из-за усталости и вечного, ничем не снимаемого, напряжения. Я же даже пить не мог. Меня мутило от алкоголя. Я пару раз пытался напиться, но все заканчивалось слишком банально и противно. Что я начал видеть? Это называется аура. Сейчас то– все понятно. Так все и происходит. Но тогда – просто вспышки света. Иногда как яркий бенгальский огонь, иногда как обычный комнатный фонарик. Алые, розовые, редко багровые и темно-фиолетовые. У детей золото с серебром. Я после пытался что-то выяснить, что-то прочесть, но все, что было написано в книгах и в интернете– было такой чушью, что я не верил ни единому слову. А потом я нашел пистолет. Просто на улице. Сначала задев его ногой в темноте так, что он откатился в сторону, высекая искры об асфальт. Я даже не понял, что это. Я думал – игрушка, до тех пор, пока не откинул магазин, полный патронов. И все равно я не поверил, что он настоящий. Я просто игрался с ним, как мальчишка с новой игрушкой. Я ни о чем тогда не думал. Я положил его в простой целлофановый пакет к хлебу и пачке кефира, которые я нес из киоска домой и, притащил его в квартиру. В голове не возникло и мыслио том, что надо его сдать, или же о том, как он очутился на мостовой. Да, я принес пистолет домой. Зайдя в квартиру, не снимая обуви, в Куртке подошел к кухонному окну. Достал принесенный батон, отломал хорошо зажаренный бок, зубами надорвал картонку на пачке кефира. Довольно скудный ужин, но меня это не занимало. Свет в комнате я не включал. Это важный момент. Перекусив, достал из пакета пистолет, снял с предохранителя и… засунул ствол себе в рот. Веселое намечалось решение осенней проблемы и депрессии.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.