Чужая невеста

Йорк Андреа

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чужая невеста (Йорк Андреа)

Пролог

Никто из организаторов шоу не предвидел, что случится беда. И уж, во всяком случае, ничего подобного не предчувствовала сама Джулия Макколган.

В этот вечер бристольский «Гранд-холл» едва смог вместить всех желающих. Местный бомонд с радостным волнением наблюдал за выходом лучших моделей.

Джулия, как обычно, с блеском представившая на подиуме коллекцию нового сезона, ушла за кулисы под оглушительные аплодисменты публики. Испытывая приятное возбуждение, девушка уселась перед зеркалом в примерочной, размышляя, как провести остаток вечера. Она подумала, что легкий ужин вполне мог бы ее устроить. Но с кем? Ее приглашали многие, однако, сегодня ей хотелось тишины и одиночества.

Раздумья Джулии были прерваны сильным ударом в дверь, которая тут же с треском распахнулась. И в комнату ворвался незнакомый парень. В его взгляде сверкнуло что-то жуткое. Схватив с тумбочки вазу с цветами, он с силой швырнул ее в девушку. Она едва увернулась, услышав звон разбитого вдребезги зеркала. Обезумевший незнакомец с пеной у рта бросился к ней…

Уж потом, придя в себя, Джулия долго не могла понять, что происходит. Над ней заботливо склонился врач, чуть поодаль стоял полицейский и сосредоточенно записывал что-то в блокнот. За дверью слышались возбужденные голоса.

— Что со мной? — едва слышно пробормотала она.

— Тебе повезло, Джулия, что вовремя подоспела охрана, — всхлипывая, бормотала сидевшая рядом Сандра. — Безумец мог покалечить тебя. Страшно подумать…

Внезапно до нее дошло, что этот кошмар может преследовать ее теперь всю жизнь. Джулия издала слабый стон, и ее глаза вновь заволокло туманом.

1

Вечеринка была в самом разгаре, когда Алана кто-то бесцеремонно окликнул по фамилии. Он сразу напрягся, ощутив легкое негодование от столь неожиданного вторжения в его уединение. Хотя вряд ли можно было полностью уйти в себя на столь шумном празднестве…

Получилось так, что младшая дочь новоиспеченного главы шеффилдского муниципалитета некоторое время назад вышла замуж за его двоюродного брата Кевина, поэтому на торжество оказалось приглашенным все семейство. Так что уклониться от участия в данном мероприятии Алану не удалось — это выглядело бы неучтиво.

Вообще же он не слишком противился, когда к нему обращались по фамилии. Подобное обращение напоминало ему школьные годы и строгого учителя математики, вот таким же образом вызывавшего своих подопечных к доске. Но его возмутил тон незнакомца: в нем было слишком много высокомерия.

Алан медленно повернулся, оказавшись лицом к лицу с человеком, которого, как ему вначале показалось, раньше встречать не приходилось. Это был высокий блондин чуть за пятьдесят, с висками уже тронутыми сединой, правильными чертами лица и той надменностью во взгляде, которую Алан приписал ему уже заранее.

— Мистер О'Мейл… — повторил еще раз незнакомец.

— Алан О’Мейл, — холодно уточнил он. — К вашим услугам.

— Ламберт Уиндем, — протянул мужчина руку для приветствия.

Алан коротко пожал ее, намеренно не продолжая разговор. Он решил, что сегодня уже сполна отдал дань семейным традициям, и теперь лишь ждал удобного случая, чтобы поскорее улизнуть с вечеринки.

— Так вы, значит, и понятия не имеете, кто я такой, не так ли? — немного изумленно спросил Ламберт.

Хотя Алан пока и не догадывался, кто перед ним стоит, но уже знал наверняка, что наглости этому типу не занимать. Ему едва удалось сдержать жест раздражения. Было почти семь часов вечера, и он уже было направился к выходу, но теперь пришлось несколько притормозить. Похоже, на этот раз ему не избежать неожиданного и потому нежелательного разговора.

— Боюсь, вы правы… — холодно ответил Алан.

Внезапные встречи, конечно, случались и раньше, но, как правило, удовольствия ему не доставляли.

Ламберт Уиндем изогнул брови, услышав откровенный ответ, и сдержанно напомнил:

— Дело в том, что мой секретарь в прошлом месяце дважды звонила по поводу портрета моей невесты, работу над которым я хотел бы поручить именно вам.

Так это тот самый Ламберт Уиндем! Преуспевающий бизнесмен, завсегдатай модных клубов и устроитель шоу, его имя не сходит со страниц ведущих газет. Правда, Алан понятия не имел о том, что за невеста у Ламберта Уиндема, о которой тот только что упомянул.

Он покачал головой и с подчеркнутой медлительностью произнес:

— Как я уже объяснил в своем ответном письме, боюсь, что с портретом ничего не получится. Знаете ли, я этим уже давно не занимаюсь.

— Что-то не верится, — отрезал Ламберт, и его голубые глаза сузились, когда он выжидающе посмотрел в бесстрастное лицо Алана. — Мне довелось лицезреть замечательный образец вашей работы в этом жанре. Я имею в виду портрет Линн Маккилрой.

— Видите ли, — Алан слегка улыбнулся, — Линн некоторым образом приходится мне родственницей. Она замужем за моим двоюродным братом Уилсоном.

— Ну и что с того? — продолжал настаивать Уиндем.

Пожав плечами, Алан бросил на него раздраженный взгляд.

— Это внеплановая одноразовая работа. Свадебный подарок.

Ламберт Уиндем надменно вздернул подбородок.

— То, о чем прошу я, — тоже подарок. Для меня.

Уиндем, очевидно, из тех людей, хмуро заключил для себя Алан, которые не привыкли получать отказ от кого бы то ни было!

Но что тут поделаешь — он разлюбил писать портреты, не имел ни малейшего желания изображать богатых и изнеженных особ просто ради того, чтобы те потом повесили его работу куда-нибудь на стенку и хвастались ею перед гостями.

— Мне и в самом деле очень жаль… — ответил было он, но вдруг запнулся, уловив, как в зале внезапно стихли голоса, и внимание присутствующих разом обратилось к вошедшей женщине.

Алан узнал ее, — это была Джулия Макколган. За последние несколько лет на страницах газет и журналов ему часто попадались фотографии одной из самых знаменитых манекенщиц, и лишь слепой не заметил бы их. Почти каждую неделю она выходила на подиум, блистала на светских приемах. Но никакое фото не могло подготовить Алана к ошеломляющему совершенству ее фигуры. Он был не в силах оторвать взгляд от ее голубых глаз. Они светились, хотя в них было мало искренности. Когда Джулия осматривала зал, от Алана не укрылось то, что в них на секунду мелькнул едва скрываемый страх…

Однако нежелательные для ее имиджа эмоции, проскользнувшие было в ее восхитительных глазах, исчезли почти в то же мгновение, как только тренированный взгляд Алана сумел заметить их. На лице Джулии вновь заиграла уверенная улыбка, едва она посмотрела в его сторону. Алан сначала удивился, но потом понял, что причина вовсе не в нем.

— Простите, что вынужден временно прервать наш разговор. Я должен поприветствовать свою невесту, — с непритворной надменностью пробормотал Ламберт Уиндем и направился навстречу Джулии. Он поцеловал ее в щеку, властно обняв за плечо.

Внимательно наблюдая за этой парой, Алан понял, что был не прав, подумав, что знаменитая модель явилась в этот раз без каких-либо украшений. На безымянном пальце левой руки Джулии сверкало кольцо с огромным бриллиантом в форме сердца.

Так вот, значит, кем оказалась невеста Ламберта Уиндема! Это в корне меняло дело. Портрет красавицы Джулии Макколган Алан просто обязан был написать. Его заинтриговало умение фотомодели быстро маскировать свои эмоции, что делало ее вдвойне прекрасной. Эти эмоции ему очень захотелось изучить и понять, и не только для того, чтобы потом передать на холсте…

— Прости, что немного опоздала, — тепло улыбнулась она Ламберту. — Задержалась на примерке нового платья.

— Ты здесь, и это главное. Остальное не имеет значения, — ответил он и повернулся, чтобы вместе с ней направиться в противоположный конец зала.

Разговоры вокруг возобновились. Даже по прошествии семи лет, с тех пор как она стала ведущей моделью, Джулия так и не привыкла к повышенному вниманию со стороны публики. Приходилось изображать безразличие, чтобы скрыть то волнение, которое она испытывала от пристальных взглядов, устремлявшихся к ней. Порой это давалось нелегко.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.