Моя очередь развлекаться

Серова Марина Сергеевна

Серия: Частный детектив Татьяна Иванова [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Моя очередь развлекаться (Серова Марина)

Глава 1

На Воздвиженском городском кладбище в этот день было совсем безлюдно. Честно говоря, я нечасто сюда приезжаю, но уж если соберусь на могилу любимой бабушки, стараюсь делать это не во время традиционных народных посещений — на Пасху, в родительский день…

Густые многолетние деревья создавали тень и прохладу, в то время как на солнце было почти 30 градусов. С букетом цветов, купленным у старушки при входе на кладбище, я не торопясь прошла между холмиков и надгробий к знакомому участку.

Пошел уже второй десяток лет, как бабушки не стало, но у меня перед глазами она до сих пор стоит словно живая. Деловитая была, бойкая, всю жизнь проработала учительницей. А красивая — мужики до самой старости вокруг нее вились! Только она в строгости воспитывалась и меня на этот счет частенько поучала.

Так, погруженная в воспоминания, я довольно долго просидела на скамеечке в пределах немудреной железной ограды. Потом чуточку прибрала могилку и так же не торопясь пошла обратно.

Пребывая в лирическом настроении, я рассеянно скользила взглядом по надписям и фотографиям на надгробиях: сколько судеб, страстей, бед и радостей пережили в свое время эти люди!

Вот, например, совсем еще молодой парень: с традиционной овальной фотографии смотрит красивое, умное, открытое лицо. Ему бы в кино сниматься! И обозначены годы жизни: 1965–1997, всего-то тридцать два лета прожил! Какой-то Дмитрий Алексеевский…

Интересно, кем он был и что с ним случилось, почему он оказался здесь так рано?

Я даже начала про себя фантазировать: погиб в какой-нибудь Чечне? Убит некими подонками? Покончил с собой от великой и несчастной любви?

Видимо, я достаточно долго здесь задержалась, потому что тот, кто тронул меня вежливо сзади за локоть, должно быть, решил, что я имею прямое отношение к этой могиле.

— Простите, пожалуйста, вы знали Дмитрия?

Я обернулась. За мной стояла молодая женщина не старше тридцати лет, одетая легко и модно (по сезону и погоде), выглядевшая как модель с подиума. В меру макияжа, глаза чуть удлиненные, сразу не определишь, какого цвета, но притягивающие.

Через плечо у нее небрежно перекинута белая маленькая сумочка, в правой руке дымится длинная коричневая сигаретка.

В общем, явление всем своим видом было не кладбищенским. Как правило, тут (особенно неожиданно) сами знаете, кто появляется. Но уж никак не красотки такого пошиба.

Я решила ответить вопросом на вопрос:

— Значит, это вы его знали?

Незнакомка мягко улыбнулась:

— Все же вежливее было бы вам ответить, так как я задала вопрос первая.

Я не стала, как говорится, «лезть в бутылку» и сказала:

— Нет, я, к сожалению, никогда не знала этого молодого человека.

Женщина бросила сигаретку в траву, недоверчиво пожевала накрашенными губками и задала следующий, вполне резонный вопрос:

— А почему же, извините, вы так долго и задумчиво стоите перед этим надгробием?

— Вы за мною следили? — с ноткой возмущения в голосе осведомилась я.

— Нет, но пока я пробиралась сюда через тропинки и закоулки между могилами, вы стояли здесь. Наверняка это не случайно.

— Хорошо, сейчас я все объясню. — Я уже начала раздражаться от неожиданного, вежливого, но весьма недоверчивого допроса. — Мне просто стало интересно: кем был этот красивый молодой человек и отчего он умер или погиб. Вот я и задумалась, перебирая различные версии…

Незнакомка опять мягко улыбнулась, достала из сумочки пачку сигарет, затем сказала:

— Вы сейчас говорите, как милиционер: «различные версии…»

— Я не милиционер, но по профессии близка к этому, так как работаю частным детективом.

Развернувшись, я решительно направилась в сторону выхода с кладбища, почти проклиная себя за минутную слабость: какая-то неизвестная дамочка позволяет себе черт знает что, а я послушно отвечаю ей… Но не успела пройти и пяти шагов, как та же рука уже более настойчиво схватила меня сзади за локоть.

Я едва сдержалась, чтобы не развернуться и не съездить ей по смазливой мордашке. Но, к своему удивлению, услышала следующее:

— Прошу меня извинить, если чем-то обидела вас. Но вы мне очень нужны по важному делу.

Я остановилась и обернулась. На лице незнакомки было такое умоляюще-просительное выражение, что не оставалось сомнений в искренности ее просьбы.

— Чем же я вдруг могу быть вам полезна?

— А вы действительно… ну, занимаетесь всякими расследованиями?

— А я что, похожа на лгунью?

— Нет, нет! Простите, ради Бога, еще раз! Давайте вы спокойно меня выслушаете. Наверное, это Бог свел нас здесь так неожиданно…

Я огляделась. Вокруг по-прежнему было пустынно и безмолвно, только тополя шелестели под легким ветерком и насвистывали какие-то птички.

— Но, может быть, для делового разговора мы найдем более… э-э… удобное место, — я повела рукой.

— Да, да, конечно! — Незнакомка торопливо докуривала сигарету. — Только прошу вас еще раз подойти к этой могиле.

Мы вернулись к мраморному памятнику за солидной чугунной оградой, и я, еще раз посмотрев на лицо, глядящее на нас со скорбной фотографии, спросила:

— Судя по нашему предшествующему общению, этот человек вам хорошо знаком… был?

— Да, к сожалению. — Незнакомка опустила голову.

Я, наоборот, высоко подняла брови:

— О чем же вы сожалеете?

— О знакомстве с ним… Он причинил мне много горя и боли, — женщина кусала себе губы.

— Но ведь этот человек умер, и, если он был вам близок, простите его…

— Не могу! — Она вдруг вскинула голову и посмотрела мне в глаза сухим ненавидящим взглядом.

Я даже слегка передернулась:

— Что же он такого вам сделал, что даже после его смерти вы не можете…

— Он не умер.

— Как?! — Я не знала, что и говорить. Может быть, передо мной стояла просто сумасшедшая?

— Его нет в этой могиле. Она пустая.

Женщина по-прежнему пристально смотрела на меня, и при всем желании я не могла обнаружить в ее взгляде никакого огонька безумия.

— Откуда вы знаете, что его там нет?

— Потому что недавно я видела его живым и ходящим по этой земле… к сожалению… — Она опять уставилась в землю, по которой ходил человек, лежащий вроде бы под этой тяжелой плитой…

Я перестала что-либо соображать и приняла единственно верное решение:

— Давайте уедем отсюда куда-нибудь, сядем спокойно, и вы мне все расскажете.

— А у вас дома есть видеомагнитофон? — задала незнакомка неожиданный вопрос и двинулась прочь от могилы.

— Есть, но при чем здесь это?

— Необходимо просмотреть одну видеокассету, и тогда вам многое станет понятно. Только… Вы живете одна?

— Да, на данный момент одна.

— Просто мы могли бы посмотреть и у меня, но дома отец… А это лучше никому не слышать и не видеть.

«Что же там такое? — подумала я про себя, страшно заинтригованная. — Какая-нибудь порнуха, или что похуже, но что?»

…Мы приблизились к выходу с кладбища, и незнакомка направилась к стоящей среди немногих в этот день автомобилей белой «девятке».

«А ведь мы так и не познакомились как следует и плюс к этому не условились о сути и оплате моей работы», — подумала я, опускаясь на заднее сиденье.

— Кстати, меня зовут Татьяна Иванова, — представилась я, пусть и слегка запоздало.

— Интересно, что у нас почти одинаковые имена, — откликнулась молодая женщина, заводя мотор. — Меня мой ученый папочка зарегистрировал в свое время под именем Тиана.

— А что означает это имя?

— Он так до сих пор и не объяснил никому и в первую очередь мне, — откликнулась моя новая знакомая, плавно выводя машину на широкую загородную трассу.

— Возможно, вскоре мы обе отыщем ответ на этот вопрос, — сообщила я, подумав о своем излюбленном гадании, — а пока скажите откровенно: вы приняли решение нанять меня как профессионала или просто хотите «поплакаться в жилетку» новой знакомой?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.