На игле

Хаймз Честер

Серия: Американский детектив: лучшее [0]
Жанр: Прочие Детективы  Детективы    2011 год   Автор: Хаймз Честер   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
На игле (Хаймз Честер)

1

— Ведь ты мне друг, а? — спросил великан.

Его плаксивый голос завывал, точно пила, которой пилили сучковатое сосновое полено.

— Кому нужен друг ростом с небоскреб? — пошутил карлик.

— Говори, друг или нет? — не отставал великан, исполинского роста негр-альбинос с розовыми глазками, потрескавшимися губами, изуродованными ушами и густыми, курчавыми, кремового цвета, волосами. Он был в белой майке, засаленных черных брюках, подвязанных веревкой на поясе, и в синих холщовых туфлях на резиновой подошве.

Карлик изобразил на лице крайнюю озабоченность, оттянул рукав и посмотрел на светящийся циферблат наручных часов. Двадцать две минуты второго ночи. Время еще есть.

У карлика было сморщенное, крысиное личико грязно-желтого цвета, темнее, чем у альбиноса, и маленькие бегающие глазки-бусинки. В отличие от великана он был одет в синюю льняную рубашку, шерстяной костюм, до блеска начищенные штиблеты, а на голове у него красовалась черная шляпа с бледно-оранжевой лентой.

Его бегающий взгляд на мгновение остановился на веревке, которой был подпоясан великан и которая находилась на уровне его глаз. При желании великан мог стереть его в порошок, но карлик его не боялся. Ростом-то он с небоскреб, а мозгов — кот наплакал.

— Ты же знаешь, старый Джейк тебе друг. Закадычный друг. — Карлик говорил низким, хриплым голосом, почти всегда из осторожности шепотом.

Белое, в шрамах лицо великана помрачнело, и он, насупившись, оглядел тускло освещенный квартал Риверсайд-драйв. Справа за стеной тянулись большие, погруженные во мрак здания — ни одного освещенного окна; слева чернел парк: в темноте проступали очертания деревьев и скамеек, пахло цветами и недавно политой травой. Вдалеке вырисовывался массивный памятник Гранту [1] . Но ни парк, ни памятник не интересовали великана.

Внизу, за парком, проходило Западное шоссе, по которому в сторону Уэстчестерского округа проезжали, поблескивая фарами, редкие машины, а за шоссе мерцал Гудзон, на противоположном берегу которого, примерно в миле отсюда, начинался уже другой штат — Нью-Джерси. Но великана не интересовало и это: Нью-Джерси, Древний Рим — какая разница!

Он положил свою огромную, величиной с окорок ладонь на худенькое плечико приятеля, и карлик под ее весом согнулся в три погибели.

— Брось мне голову дурить, — сказал великан. — Тебя послушать, такты всем «закадычный друг». Мне-то ты друг, настоящий друг? Говори!

Карлик с раздражением повел плечами, и его глаза-бусинки, пробежав по могучей белой руке, остановились на бычьей шее великана. Тут только он сообразил, что, кроме него и этого громадного придурка альбиноса, на темной улице нет ни души.

— Послушай, Мизинец, разве Джейк тебя хоть раз подвел? — с чувством спросил он.

Великан тупо заморгал, словно ему что-то привиделось. Изрезанные шрамами желваки задвигались, словно копошащиеся под землей черви, изуродованные уши навострились, а из-под толстых, разъехавшихся в гримасе, потрескавшихся губ сверкнул, словно маяк в ночи, ряд золотых зубов.

— При чем тут «подвел — не подвел», — огрызнулся он и совершенно машинально сдавил плечо карлика еще сильнее.

Карлик взвыл, от боли, метнул было взгляд на встревоженное лицо великана, но тут же поднял глаза еще выше — на уходящий в небо купол Риверсайдской церкви величиной с двадцатиэтажный дом. В его глазах мелькнул страх.

— Друг — это тот, кто из беды выручит, — бубнил свое великан. — В огонь и в воду пойдет.

Вдали завыла сирена. Приближалась пожарная машина.

«В огонь и в воду»… Тут только карлика осенило.

— Отпусти меня, кретин! — закричал он. — Мне пора. Надо бежать.

Но великан и не думал его отпускать.

— Бежать ему надо. Разбежался! Останешься здесь, ты мне нужен. Скажешь им, что я тут ни при чем.

— Кому «им», кретин?

— Пожарным, кому ж еще. Скажешь, что моего папу собирались ограбить и прикончить.

— Черт! — Карлик еще раз попытался вырваться. — Ничего твоему Гасу не грозит, пойми ты, придурок.

Но великан еще крепче стиснул карлика за плечо и вдобавок легонько обхватил ему горло двумя пальцами, большим и указательным.

Карлик завизжал, как свинья в мешке. Его охватила паника, маленькие черные глазки-бусинки вылезли из орбит.

— Отпусти меня, ублюдок паршивый! — завопил он, тыкая своими крошечными кулачками в могучую грудь великана. — Ты что, оглох? Не слышишь сирену? Нельзя, чтобы нас с тобой на этой богатой улице вместе видели. А то заметут как пить дать. Я уже три раза сидел, с меня хватит!

Великан опустил голову и придвинулся к карлику вплотную. Шрамы на его грязно-белом лице извивались, точно змеи на сковороде. Все его тело тряслось, ноздри раздувались, а глаза, которыми он поедал карлика, были похожи на раскаленные угли.

— Теперь понял, почему я говорил тебе про огонь и воду? — угрожающе прошипел он.

В это время, разрывая ночную тишину оглушительным воем сирены, в конце улицы показались пожарные и полицейские машины.

Тут карлик, перестав колотить великана в грудь, стал вдруг лихорадочно выуживать из карманов какие-то бумажные пакетики и один за другим засовывать их в рот. Вскоре лицо его побагровело, он начал задыхаться.

Пожарные на ходу попрыгали с машин и, размахивая топориками, бросились к церкви. Одни врывались внутрь спереди и разбегались по погруженному в мрак главному нефу высотой в двести пятнадцать футов, натыкаясь на скамьи и колонны и ища глазами загоревшиеся балки, а другие огибали церковь справа и слева, пытаясь проникнуть в нее с другой стороны.

Капитан пожарной службы уже стоял на улице перед церковью и отдавал в мегафон приказы.

На пороге храма появилась фигурка церковного сторожа, который все это время скрывался в нише, за огромными входными дверьми.

— Это он дал ложную тревогу, — крикнул сторож, показывая пальцем на исполина-альбиноса.

Капитан увидел сторожа, но что тот сказал, не расслышал.

— Уведите из опасной зоны этого человека! — гаркнул он.

Двое полицейских выскочили из патрульной машины и схватили сторожа за руки.

— Эй, друг, отойди в сторону, — крикнул один из полицейских.

— Вы что, не слышите, что вам говорят, — проворчал сторож. — Вон тот верзила дал сигнал тревоги.

Полицейские отпустили сторожа и направились к великану.

— Что здесь происходит? — гаркнул второй полицейский. — Ты зачем душишь эту козявку?

— Он мой друг, — огрызнулся великан.

Лицо полицейского стало наливаться краской.

Карлик захрипел и закатил глаза.

Полицейский перевел взгляд с великана на карлика, по-видимому решая, кого из них бить. Выбрать было сложно, вид был подозрительный у обоих.

— Признавайтесь, ребята, кто из вас дал сигнал тревоги? — спросил полицейский.

— Он, — ответил церковный сторож, снова показывая на великана.

Полицейский еще раз смерил сторожа взглядом и решил позвать капитана пожарной службы.

— Мы задержали человека, который дал тревогу, сэр, — доложил он.

— Спросите его, где горит, — отозвался капитан.

— «Горит»?! — Великан сделал вид, что не понимает, о чем идет речь.

— Ничего не горит! — не выдержал сторож. — Говорю же вам: никакого пожара нет.

Полицейские переглянулись. «Пожарные, значит, приехали, а пожара нет». Один из них, по ассоциации, замурлыкал песенку Луи Армстронга [2] : «Мяса полно, а картошки-то нет».

Рассвирепев, капитан бросился на великана с кулаками.

— Это ты вызвал пожарную команду? — закричал он дрожащим от бешенства голосом, выставив вперед челюсть.

Великан отпустил карлика.

— Расскажи им, как было дело, Джейк.

Карлик бросился было бежать, но кто-то из полицейских в последний момент поймал его за шиворот.

— Я сам видел, это он, — подтвердил церковный сторож.

Капитан резко повернулся к нему:

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.