Крохотное чудо (СИ)

Кофф Натализа

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Крохотное чудо (СИ) ( Кофф Натализа)

Кофф Натализа:

Крохотное чудо

Начало формы

Конец формы

Начало формы

Конец формы

Аннотация:

Рассказ третий из миниатюр о любви. Здесь все как обычно: аффтор романтик, ХЭ присутствует, как и сильный мужчина и хрупкая девушка. Начало 09.02.15. Окончание от 14.02.15graph-definition>

Крохотное чудо

-Здравствуйте, Максим Борисович!
- поздоровалась я, закрывая свою квартиру на ключ. Старичок-сосед, поднимаясь по лестнице, увидел меня, улыбнулся.

-Здравствуй, Илонушка, - поприветствовал меня старичок, - Я тут пряники купил в магазине. Пойдем, чаю попьем?

Скосила взгляд на часы. Моя смена начиналась только через полчаса, правда, в магазин я теперь уже не успеваю забежать. Но старику отказывать не хотелось. Вот я и согласилась.

-Давайте, Максим Борисович, - улыбнулась я, - Я только печенье возьму. Вечером вчера пекла.

Старик согласно кивнул. Я придержала для него дверь в его квартиру, ожидая, пока он пройдет, потом быстренько сбегала домой за печеньем, и пришла к соседу в квартиру.

Максим Борисович уже поставил чайник на плиту, и доставал чашки из шкафа над раковиной.

-Как дела у Вас?
- поинтересовалась я, - У доктора были?

-Был, - пожал плечами старичок, - Только не пойду больше. Тыкали в меня своими иголками. Сколько можно?! Так что, не уговаривай меня, внучка, не пойду больше к ним.

Старичок ворчал, а я улыбалась, помогая ему разливать кипяток по чашкам.

Максима Борисовича я знала лет сто, не меньше. Он еще с моим дедушкой дружил, когда тот жив был. Потом мой единственный родственник умер. И я осталась одна. Вернее, моя родительница где-то бродит по свету, но мной не интересуется, что, скорее всего, и к лучшему.

Когда я родилась, моя мать явилась на порог к своим родителям, моим бабушке и дедушке, оставила меня и исчезла в неизвестном направлении. Я подросла, начала интересоваться своими родителями, бабушка ругала меня, утверждая, что я круглая сирота. А дедушка чуть позже рассказал, что о моем отце он не знает, а мать - начинающая артистка. Показал фотографию. Сказал, что как только получится, мама обязательно вернется. Я ждала. И каждый Новый Год писала письмо Деду Морозу, прося, передать маме, что я жду ее. Но он, почему-то приносил мне коньки, кукол, краски и книжки. В десять лет я поняла, что Дедом Морозом наряжается Максим Борисович. И сказала ему об этом. Старик хитро подмигнул мне, и попросил сохранить все в тайне. Я согласилась.

Когда я заканчивала школу, бабушка слегла, а спустя полгода сердце не выдержало. Мы с дедом остались одни. А потом и дедушка ушел. Максим Борисович сказал тогда, что он очень сильно любил бабушку, вот и не смог без нее жить. В тот день я написала еще одно письмо Деду Морозу, самое последнее. Плакала, смеялась и писала. Я точно знала, что чудес на свете нет. А письмо.... Письмо было данью памяти дедушке. Он всегда говорил мне, что чудеса вокруг нас, нужно только остановиться, и рассмотреть их. Вот я и обратилась к Деду Морозу с просьбой, одной единственной: Если дед был прав, и чудеса действительно существуют, то мне очень хотелось бы в этом убедиться. Многого мне не нужно. Всего лишь одно крохотное чудо. Время шло, чудес не случалось. Я окончила кулинарное училище и пошла работать в сферу общепита. Не сказать, что я обожала свою работу. Печь пирожки и чистить картошку - не являлось предметом моих мечтаний. Но ведь и эту работу кому-то нужно выполнять. Через два года образцовой трудовой деятельности меня повысили. Картошку чистить я перестала. Теперь я пекла торты, пирожное и печеньки. Руководство в лице Марии Степановны меня хвалило, предоставляло отпуск, оплачивало больничный, и сулило мне повышение еще через пару годков. В общем, я не жаловалась. Да и кулинария, в которой я трудилась по сменам, располагалась в двух кварталах от дома. Ездить далеко не нужно, толкаться в общественном транспорте тоже. Не жизнь - а малина. И все бы ничего, если бы не одиночество. Мне было двадцать три, подруги, конечно же, были, вот только семья отсутствовала. Ни мужа, ни ребенка. Я сильно не заморачивалась на сей счет, какие мои годы?... Да нет, вру я. Мне очень сильно хотелось иметь детей, мужа и счастливую семью. Но где мне взять все это, если я домой возвращаюсь совершенно без сил, и ничего делать не хочется. Разве что, завалиться на диван и щелкать пультом от телевизора, переключая каналы.

-Угощайся пряником, - отвлек меня голос соседа от грустных мыслей. Вздохнула. Взяла пряник и откусила. Пережевывая, вздыхала. Вот от пряников бы мне стоило воздержаться. И без того не худышка.

Сегодня у меня была ночная смена. На часах уже без двадцати восемь, так что нужно бы уже бежать, иначе опоздаю.

Поблагодарив Максима Борисовича за чай, побежала на работу.

Смена прошла как обычно. К восьми утра я страшно хотела спать, и практически валилась с ног от усталости. Все мысли были только о горячем душе и мягкой подушке, но моим желаниям не суждено было сбыться так быстро.

-И куда это мы так торопимся?
- услышала я низкий мужской голос совсем близко. Испугалась я? Безусловно. Вот только повела я себя совсем не как перепуганная барышня, торопившаяся домой.

-Отвали, имбицил!
- пробормотала я, прибавляя шаг.

-Э, ты чего вякнула?!
- обиделся гопник и попытался ухватить меня за руку. И вот как-то мне стало обидно за себя, за свою судьбу. Иду с работы, уставшая. И ничего не охота. А тут еще и неприятность в лице малознакомого хулигана. Ну, уж нет. Все! Баста! Надоело!

Крепче ухватившись за ручки сумки, размахнулась и ударила обидчика. Если честно, не предполагала даже, что вообще попаду. И не просто попаду, а основательно так, прицельно, непосредственно в район мо... лица то есть.

Гопник отшатнулся назад, и совершенно случайно ударился, сам, ей-Богу, затылком о стену дома.

-Ой!
- выдохнула я и растерялась. Нет, ну, кто же знал, что гопники нынче такие хлипкие?

В общем, парень валялся на земле без признаков сознания. Я пребывала в замешательстве. А мимо, как назло проходил патруль. Трое доблестных служителей порядка окружили меня и, не особо вдаваясь в подробности, проводили под белы рученьки в ближайшее отделение полиции. О судьбе гопника мне ничего не говорили, только спустя несколько часов дежурный следователь разрешил мне покинуть территорию полицейского участка, коротко намекнув, что лишнее дело заводить им нет надобности. Хотелось поплакать и поспать. Еще, хотелось принять ванну, и как можно скорее забыть о досадном случае.

Не вышло. Около дома меня уже поджидал старый знакомый с белой повязкой на голове, жаждой мести в глазах, и двумя друзьями.

-Это че, она что ли?
- хмыкнул тот, что стоял справа от гопника, ставшего жертвой моей сумочки.

-Угу, - промычал гопник.

-Слышь, Косой, ты че, реально, что ли?
- хмыкнул тот, что стоял слева, - Давай замнем. Девка ведь.

-Послушал бы ты, Косой, друга, - услышала я голос позади себя.

-Шел бы ты мимо, папаша, - огрызнулся Косой.

Я обернулась, обратила внимание на мужчину, которого Косой окрестил 'папашей'. Ну, что сказать. За бейсболкой и темными очками возраст не угадаешь. Плечи прикрывает куртка. Обычные джинсы и черная рубашка, видневшаяся через расстегнутую куртку. В общем, обычный среднестатистический мужчина.

-Ну, я пойду, наверное, - пробормотала я и сделала шаг в сторону подъезда.

На мой уход никто не отреагировал. И я прошмыгнула в подъезд. Вот только совесть не позволила мне запереться в квартире и жить в неведении. Что-то толкало меня обратно на улицу.

Крепче сжав в руках оружие массового поражения, а в народе - вещь первой необходимости, именуемую дамской сумочкой, приоткрыла дверь и высунула голову на улицу. Гопников не было. Только незнакомец в кепке сидел на лавке около подъезда, уперев руки в колени и наклонив голову вперед. Странно так сидел.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.