С чистого листа

Акулов Андрей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
С чистого листа (Акулов Андрей)

1

Трое мужчин в белых халатах нависли над столом. Вот уже больше часа шесть глаз внимательно изучали строчки букв, цифр, сводные таблицы и разноцветные графики функций, разбросанные по монитору.

- Поздравляю, коллеги! Мы готовы к первому реальному воплощению в жизнь нашего многолетнего труда!
- воскликнул Иван Степанович Кац – невысокий, темноволосый ученый с густыми бровями.

Он отпрянул от компьютера и окинул взглядом лабораторию. Сотни колб, реторт и перегонов, подключенных паутиной проводов к гудящим процессорам, диковинные машины, роботы-манипуляторы, центрифуги, огромнейший холодильник и школьная доска у стены, исписанная вдоль и поперек.

- Это есть идьеал! Дальше работать просто нет смисла – надо начинать!
- взмахнул руками Джон Эверлайт – долговязый, остроносый генетик с сальными волосами, зачесанными назад.

- Да, черт возьми! И всего в четыреста двадцать седьмом поколении! – подпрыгнул Федор Прокопьевич Веселков – коренастый профессор с густой черной шевелюрой и недельной щетиной. Он зашелся громоподобным смехом и пустился в пляс.

Шимпанзе в клетке по кличке Ева оживилась и захлопала в ладоши:

- У! А! У! А! А!..

Самец Адам лениво лежал в соседнем вольере.

- Ева!
- Федор Прокопьевич прискакал к обезьянам.
- Адам! Между прочим, это ваши детки! Ути, хорошая, - он потрепал Еву по голове.
- Мы только немного их улучшили – покопались в ДНК и заменили кое-что, - ученый подошел к холодильнику. – Вот! Это все промежуточные стадии зародышей. Все они были поочередно клонированы и генетически изменены. Постепенно, с каждым новым поколением мы добавляли им человеческие гены – лучшие из них!

- Ми избавить от всех болезней, - закружил вокруг клетки Джон, - развить потенциал иммунной сьистеми.

- Позаботились о желудочных бактериях, - выкрикнул Иван Степанович.

- И не только! А самое главное – интеллект! Конечно, судить о его развитии еще рано – они ведь еще совсем малютки – фактически еще и не родились, - скакал вокруг Веселков.

- Дажье не знаю, ваши ли это дети или ужье наши!? – топал вслед за ним Эверлайт.

- Коллеги! Федя! Джон! Мы начинаем новую фазу эксперимента – выращиваем взрослые особи! – Иван Степанович обнял ученых.

- Ваня! Вспомни, чего нам это стоило – годы кропотливой работы по пересадке генома - и вот они! – Веселков подбежал к стеллажам с системами искусственной поддержки жизни.
- Десять образцов – пять мальчиков и пять девочек – зародыши, но какие! Представители нового вида!

- Постой-постой, Федя. А не рано ли ты заговорил об интеллекте?
- задумался Иван Степанович. – Новый вид? Мы же ученые – мы не должны делать поспешных выводов.

- Согласьен! Интеллект в ДНК не пропишешь. Развьитий мозг – пожалуйста, но разум? – развел руками Джон Эверлайт.

- Не спорю коллеги. Но мы будем в течение всего эксперимента бомбардировать мозговую ткань ментальными кластерами сетей нейронов – мы покажем им все! Научим всему, что знает человечество! Вся информация, накопленная за века, будет прописана прямо в мозг, как на жесткий диск! Они станут обладателями целостной картины о человечестве! – Федор Прокопьевич закружился по лаборатории.

- Оу, йес! В совокупности это даст нечто невообразьимое!

- Суперинтеллект!

- Приступим! – скомандовал Иван Степанович.

2

- Посмотри, какие они хорошенькие! Как ползают! Как стараются! – Веселков склонился над детским манежем, в котором копошились пухлые младенцы в подгузниках.

- Готово! – прокричал Джон из дальнего угла лаборатории.
- Несьите малюток.

- Идите к папочке, - Кац подхватил под мышки двух карапузов и аккуратно уложил их в уютные кроватки, стоящие в ряд. В изголовье каждой лежал силиконовый шлем с толстым жгутом проводов.

- У Гаммы ЧП! – Веселков нес младенца с отвисшим подгузником к умывальнику, а тот хватал ученого за нос и беззаботно смеялся, когда Федор Прокопьевич фыркал и строил рожи.

Иван Степанович раскладывал по кроваткам очередную партию деток, Джон бережно подавал каждому бутылочку с соской, предварительно проверяя температуру смеси.

- Федя, вот еще Эпсилон сделал каку папочке, - Кац подбежал к умывальнику.

Со стороны кроваток доносилось довольное чмоканье. Когда все малютки заняли свои места, Джон нацепил им на головы шлемы, отбежал к компьютеру и нажал на клавиатуре «Ввод». На младенцев это никак не подействовало – они продолжали чавкать, а кто-то уже сладко посапывал, выронив бутылочку из маленьких ручек, под убаюкивающее гудение вентиляторов.

Ученые, выстроившись гуськом, шли вдоль кроваток:

- Я пока не спешу делать выводы, - сказал Иван Степанович, - но мне кажется, Федя, что ты был прав – мы сотворили нового человека. Они ни капельки не похожи на обезьян. Это обычные человеческие младенцы.

- Что я говорил! – Федор Прокопьевич подал упавшую бутылочку Дзете.

- Тссс.

Веселков зажал рот ладонью.

- А что будьет дальше? – прошептал Эверлайт, улыбаясь голубоглазой Йоте.

Они подошли к клеткам с шимпанзе.

- И не скажешь, что они их родители, - Кац посмотрел на обезьян.

- Это не есть родьители, - сказал Джон, - это донори геньетического сирья.

- И их продукт – лабораторный материал, образец под номером и только-то. На людях ведь такие эксперименты проводить нельзя, а подопытные обезьяны на благо науки – пожалуйста, - закончил Веселков.

3

- Внимание! Сегодня у нас курс истории, а затем алгебра и биология!
- объявил Иван Степанович и улыбнулся.

Десять четырехлеток резвились в центре лаборатории, выглядевшей уже как детский сад: маленькие парты, шведская стенка, надувная горка, повсюду разноцветные игрушки. Оборудование, громоздкие холодильники, стеллажи – все исчезло, остался только ряд кроватей – уже больше прежних – компьютеры да школьная доска.

- Жжжж, - вылетел из-за угла Джон, под веселый визг подхватил двух малышей и, разложив по кроватям, зашел на новый круг. – Жжж…

- А почему они сидят в клетках? – спросил мальчик, показывая на обезьян.

- Потому, что это животные. Они должны сидеть в клетках иначе натворят чего и убегут, - сказал Федор Прокопьевич, подхватывая ребенка и укладывая в кровать.

- Мы забыла полить цветы! – три девочки с лейками побежали к подоконникам, густо поросшим тропическими растениями. Словно пчелки, они облетели все окна и, довольно улыбаясь, запрыгнули в свои кроватки.

Дети сами нацепили шлемы и откинулись на подушки, а ученые заняли места за мониторами.

4

- Ну, Альфа, давай ты, - сказал Иван Степанович.

Десятилетний мальчик подбежал к доске, на секунду задумался и быстро застучал мелом, выводя длинные расчеты, сокращая и заново переписывая мудреные выражения. В конце он написал компактную формулу и поставил жирную точку.

Девочка из первого ряда вскинула руку.

- Дзета, хочешь что-то добавить?

Девочка вскочила, подбежала к доске и стерла все, кроме первой записи. Она подчеркнула ее и стала городить совершенно другие формулы, изредка подходя к начальной и обводя кругами несколько символов. Когда она поставила точку, так что мел раскрошился, Иван Степанович раскрыл рот:

- Не может быть!

Бета и Каппа уже тянули руки.

Кац прохрипел:

- Бета первый.

Мальчик стер все основательно и просто написал новую формулу. Каппа выхватила у него мел и рядом изобразила еще одну. Альфа нахмурился и внес небольшую поправку в ее запись. И вот уже все дети стояли возле доски и оживленно спорили.

- Воды. Воды! Федя! Джон!

Кто-то сунул ему стакан.

- Это сенсация! – вскочил Иван Степанович.

Веселков и Эверлайт, кряхтя, подошли к детям и, обнимая воспитанников, наперебой заговорили:

- Превосходно! Это невьероятно! Таких показателей просто не существует! За такими как ви – будущее! И не только будущее науки – всего человечества!..

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.