Царица амазонок

Фортье Энн

Серия: The Big Book [0]
Жанр: Современная проза  Проза    2015 год   Автор: Фортье Энн   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Царица амазонок (Фортье Энн)

Издательство АЗБУКА®

Посвящается моей любимой свекрови Ширли Фортье (1945–2013), чья храбрость перед лицом опасности превосходит храбрость любой амазонки

АМАЗОНКИ – мифическая раса женщин-воительниц. Название этой расы обычно переводится как «безгрудые» (от слова maza – «грудь»), поскольку женщины, принадлежащие к ней, якобы сдавливали или прижигали правую грудь, чтобы она не мешала им метать копье… Некоторые исследователи принимают миф об амазонках за доказательство существования матриархата в доисторические времена. И хотя данная гипотеза весьма привлекательна в качестве ответа современному мужскому шовинизму, она неверно трактует саму природу мифа.

Оксфордский классический словарь

Тот, кто управляет настоящим, управляет и прошлым.

Джордж Оруэлл

Пролог

Молодые люди закончили тренировку в рекордные сроки. Утро стояло ясное, что было большой редкостью для Оксфорда. И после того как туман рассеялся, появилась радуга, словно природа ждала прихода именно этой команды, чтобы наконец раскрыться во всей красе.

Хасан чувствовал себя непобедимым, когда они с товарищами возвращались в университет через долину Крист-Черч в лучах восходящего солнца. Но восторг тут же улетучился при виде консьержа, который резким движением руки подозвал молодого человека, как только вся команда вошла в квадратное фойе колледжа.

– Вам посылка, сэр. – И консьерж синим от чернил пальцем показал на некий предмет на стойке для почты. – Доставили десять минут назад. Я как раз собирался позвонить декану…

– Что это? – спросил Хасан, вытягивая шею, чтобы получше рассмотреть посылку. – И где… – Но его голос оборвался, как только он увидел содержимое парусиновой сумки, потому что в ней, уютно устроившись на подушке, прикрытый одеялом, лежал спящий младенец.

Хасан не мог найти подходящих слов, чтобы выразить хаос, внезапно возникший в его голове. Конечно, ему и прежде доводилось видеть младенцев, но он никак не ожидал обнаружить одного из них в сыром фойе, в окружении посылок и забытых зонтиков.

– И в самом деле, сэр. – Консьерж сдвинул кустистые брови в неловком выражении сочувствия. – Но возможно, вот это письмо, – он протянул молодому человеку конверт, привязанный к сумке шнурком, – что-то прояснит.

Часть I

Сумерки

Глава 1

Девять носили нас дней по обильному рыбою морю

Смертью грозящие ветры. В десятый же день мы приплыли

В край лотофагов, живущих одной лишь цветочною пищей.

Гомер. Одиссея

Оксфорд, Англия

Наши дни

На свой собственный путаный лад моя бабушка делала все, что могла, дабы подготовить меня к тому, чтобы нести суровую женскую долю с высоко поднятой головой. Цоканье копыт, грохот колесниц, мужская похоть… Благодаря бабуле уже к десяти годам я обо всем этом имела довольно четкое представление.

Увы, мир стал слишком не похож на благородные поля битвы, которые, по мнению бабушки, я должна была наблюдать. Ставки теперь были невысокими, люди – серыми и бесхарактерными, а мои знания кодекса амазонок – бесполезными. И уж точно ничто из того, чему учила меня бабушка во время наших долгих посиделок с мятным чаем и рассказами о воображаемых чудовищах, не могло оградить меня от академических подводных течений и встречных ветров.

И именно в этот октябрьский день – день, когда все началось, – я была буквально выбита из колеи на самой середине моего доклада. Подстрекаемая всемогущим профессором Ванденбошем, сидевшим в первом ряду, ведущая дискуссии испуганно вскочила со своего места и провела пальцем по горлу, давая понять, что мне пора заканчивать. Судя по моим наручным часам, я ничуть не нарушала регламента, но мое академическое будущее зависело от благосклонности этих выдающихся ученых.

– В заключение хочу сказать, – я украдкой бросила взгляд на профессора Ванденбоша, который сидел, скрестив ноги и сложив руки на груди, и поглядывал на меня весьма недружелюбно, – что, несмотря на все выразительные описания половой жизни амазонок, греческие авторы видели в этих женщинах лишь вымышленных квазиэротических половых партнеров.

По аудитории пробежал восторженный шепоток. Почти всем слушателям пришлось пробежаться под дождем, прежде чем попасть в зал, а потому они сидели сейчас мокрые и мрачные. Хотя мне показалось, что мой доклад их немножко приободрил.

– Однако, – кивнула я ведущей, заверяя, что почти закончила, – понимание того, что эти кровожадные женщины-воительницы были чистой выдумкой, не удержало наших писателей от использования их образа в романах-предупреждениях на тему опасности необузданной свободы женщин. Почему? – Я окинула взглядом аудиторию, пытаясь определить количество моих сторонников. – Почему греческие мужчины были вынуждены держать своих жен дома, взаперти? Мы не знаем. Но наверняка страшилки об амазонках внесли свой вклад в оправдание подобного женоненавистничества.

Как только затихли аплодисменты, профессор Ванденбош, не обращая внимания на ведущую, встал и сурово огляделся вокруг, одним только взглядом заставив опуститься множество поднятых рук. Потом он повернулся ко мне с самодовольной ухмылкой на породистом лице:

– Спасибо, доктор Морган. Рад обнаружить, что я теперь не самый старомодный ученый в Оксфорде. И, ради вашего же блага, я надеюсь, что академическая наука однажды вновь ощутит необходимость феминизма, но большинство из нас, должен с облегчением заметить, давным-давно ушли вперед и зарыли топор войны.

Хотя его высказывание должно было выглядеть как шутка, оно прозвучало столь злобно, что никто не засмеялся. И даже я, стоя в ловушке кафедры, была слишком поражена, чтобы попытаться хоть как-то ему ответить. Большая часть аудитории была на моей стороне, в этом я была уверена, – и все равно никто не осмелился встать и выступить в мою защиту. Тишина в зале была настолько полной, что можно было слышать легкий стук дождевых капель по медным листам кровли.

Спустя десять ужасающих минут я смогла наконец выбраться из лекционного зала и скрыться в сыром октябрьском тумане. Поплотнее закутавшись в шаль, я старалась думать о чайнике, ожидающем меня дома… Но была все еще слишком взбешена.

Профессор Ванденбош всегда меня недолюбливал. Если верить россказням, однажды он развлекал своих именитых гостей фантазией о том, как меня похитили из Оксфорда для того, чтобы сделать звездой женского сериала на телевидении. Моя собственная теория состояла в том, что таким образом он хотел досадить своей сопернице – моей наставнице Катерине Кент, думая, что может ослабить ее позиции, нападая на ее любимцев.

Катерина, конечно же, предостерегала меня от выступления с лекцией об амазонках.

– Если ты продолжишь это исследование, – заявила она с обычной прямотой, – то станешь академическим изгоем.

Я отказалась ей верить. Все равно однажды эта тема вспыхнет, словно факел, и профессор Ванденбош не сможет погасить его пламя. Если бы только у меня нашлось время для того, чтобы закончить свою книгу или, еще лучше, раздобыть все-таки «Историю амазонок». Еще одно письмо в Стамбул, на этот раз рукописное, – и, может быть, Григорий Резник наконец приоткроет мне свою тайну. Ради бабули я должна попытаться.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.