Вербное воскресенье

Воннегут-мл Курт

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вербное воскресенье (Воннегут-мл Курт)Содержание (Кусочки мозаики) ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

ВСТУПЛЕНИЕ

ПЕРВАЯ ПОПРАВКА

«Дорогой мистер Маккарти» — Письмо КВ председателю школьного совета города Дрейк, в котором сожгли книгу Воннегута.

«Немыслимый абсурд» — статья КВ для журнала «Нью-Йорк таймс», посвященная запрету его книг школьным комитетом города Айленд-Триз.

«Закон Божий» — речь КВ на благотворительном вечере Американского союза гражданских свобод в Сэндс-Пойнт.

«Дорогой Феликс» — письмо КВ русскому другу о преследованиях писателей в СССР.

КОРНИ

«Доклад о предках Курта Воннегута-мл., сочиненный старинным другом его семьи» — академический труд покойного Джона Рауха из Индианаполиса.

КАК Я ПОТЕРЯЛ НЕВИННОСТЬ

«Что мне нравилось в Корнелле» — речь КВ в Итаке на ежегодном банкете в честь газеты «Корнелл дейли сан».

«Как я потерял невинность» — эссе КВ для шведской газеты «Афтонбладет».

«Мне стыдно» — выступление КВ в Вашингтоне на марше за ядерное разоружение.

ОТСТОЙ

«О литературном стиле» — эссе КВ для кампании поощрения чтения, организованной «Международной бумажной компанией».

АВТОИНТЕРВЬЮ (ИНТЕРВЬЮ С САМИМ СОБОЙ)

Ответы КВ на собственные вопросы для журнала «Пэрис ревю».

ЗНАКОМЦЫ

«Кому в Америке жить хорошо» — статья КВ для «Политикс тудэй», посвященная Уильяму Ф. Бакли.

«Что-то случилось» — отзыв КВ о втором романе Джозефа Хеллера для «Книжного обозрения „Нью-Йорк таймс“».

«Рокки Грациано американских писателей» — речь КВ на банкете в Актерском клубе в честь Ирвина Шоу.

«Лучшее от Боба и Рэя» — предисловие к сборнику произведений блестящих комиков Боба Эллиота и Рэя Гулдинга.

Джеймс Т. Фаррелл — речь КВ, произнесенная на похоронах Фаррелла в Нью-Йорке.

ДРУЗЬЯ ДЕТСТВА

«Лавина Лайон» — прощальные слова, сказанные КВ на похоронах старинной подруги в Лексингтоне.

«Выпуск 1957-го» — песня Дона и Гарольда Ридов из кантри-квартета «Братья Статлер».

«Макаронная фабрика» — речь КВ на открытии новой библиотеки в Университете Коннектикута.

МАРК ТВЕН

«Марк Твен» — речь КВ на столетии со дня постройки очаровательного дома Марка Твена в Хартфорде, штат Коннектикут.

ПИСЬМЕННЫЕ ШУТКИ

«Как устроены шутки» — напутствие КВ выпускникам колледжа во Фридонии.

СТЫД

РЕЛИГИЯ

«Не надо скорбеть» — речь, написанная прапрадедом КВ, Клеменсом Воннегутом, для чтения на его похоронах.

«Размышления атеиста» — напутствие КВ выпускникам колледжа Хобарта и Уильяма Смитов.

«Уильям Эллери Ченнинг» — речь КВ на двухсотлетии со дня рождения великого унитарианского священника, церковь Первого прихода.

НЕПРИСТОЙНОСТЬ

«Большая космическая ебля» — рассказ КВ.

ДЕТИ

«Страх и ненависть в Морристауне, Нью-Джерси» — речь КВ на собрании Ассоциации психического здоровья штата Нью-Джерси.

«Дорогой мистер X.» — письмо официантки Нанетт Воннегут недовольному посетителю ресторана.

НЕПОНЯТЫЙ ДЖОНАТАН СВИФТ

«Джонатан Свифт» — забракованное предисловие к новому изданию «Путешествий Гулливера».

ДЖЕКИЛЛ И ХАЙД НА НОВЫЙ ЛАД

«Профессор химии» — музыкальная комедия по мотивам «Доктора Джекилла и мистера Хайда» Роберта Льюиса Стивенсона.

ПОКЛОННИК НАЦИСТОВ, ОПРАВДАННЫЙ В УБЫТОК

«Луи-Фердинанд Селин» — предисловие КВ к трем последним романам противоречивого французского писателя.

НАЦИСТСКИЙ ГОРОД, ОПЛАКАННЫЙ С ПРИБЫЛЬЮ

«Снова о Дрездене» — предисловие к новому изданию «Бойни номер пять».

СЕКСУАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

«Цветы на стене» — песня Лью Девитта из группы «Братья Статлер».

В СТОЛИЦЕ МИРА

«Вербное воскресенье» — проповедь, прочитанная КВ в церкви Святого Климента, что в Нью-Йорке.

ВСТУПЛЕНИЕ

Эта книга — великое творение американского гения. Я трудился над ней шесть лет подряд. Я рычал и бился головой о батарею. Я истоптал холлы всех нью-йоркских гостиниц, думая об этой книге, я рыдал и голыми руками ломал мебель и старинные часы.

Это блестящий новый литературный жанр — книга сочетает неукротимую мощь серьезного романа и зубодробительную актуальность военной журналистики — почти забытой в наше время, хотя… Кто знает, кто знает. Я также вплел в повествование яркую бесшабашность мюзикла, убийственный хук рассказа, легкий аромат личной переписки, литавры американской истории и напряженные нотки детектива.

Книга эта настолько глубокая и мощная, что напоминает мне эксперименты моего брата с радио. Он собрал передатчик собственной конструкции, подключил к нему телеграфный ключ и включил установку. Затем он позвонил нашему двоюродному брату Ричарду, который жил в паре миль от нас, и сказал, чтобы тот включил свой приемник и покрутил настройки — вдруг на какой-нибудь частоте тому удастся расслышать сигналы моего брата. Им обоим было по пятнадцать лет.

Бернард выстукивал легко узнаваемые сообщения одно за другим. Сигнал «SOS». Дело было в Индианаполисе, крупнейшем городе мира, лежащем вдали от морских трасс.

Ричард перезвонил ему. Он был поражен — сказал, что сигналы Бернарда были отчетливо слышны по всем частотам, они заглушали новости, музыку и все, что в этот момент пытались передавать нормальные радиостанции.

Эта книга, несомненно, является шедевром небывалого масштаба, и, как новое явление, как полномасштабная атака на человеческие чувства, она требует введения нового понятия. Я предлагаю термин «лажа». Во времена моей юности мы определяли это слово как «два фунта дерьма в однофунтовой сумке».

Я не против того, чтобы другие книги, попроще этой, но сочетающие выдумку и факты, тоже называть «лажей». «Книжное обозрение „Нью-Йорк таймс“» могло бы завести третью категорию для бестселлеров, что, по-моему, давно пора сделать. Если бы для «лаж» составляли отдельный список, их авторам более не пришлось бы выдавать себя за обычных романистов, историков и тому подобное.

Но, пока этот счастливый день не наступил, я, на правах действительно великого автора, настаиваю, что эта книга должна попасть в разделы как документальной, так и художественной прозы. То же и с Пулитцеровской премией: эта книга должна стать полным кавалером, победив в категориях романистики, драматургии, истории, биографической прозы и журналистики. Поживем — увидим.

Эта книга — не только лажа, но и коллаж. Сначала я хотел собрать в один том большую часть своих обзоров, речей и эссе, появившихся на свет после выхода прошлой подобной публикации 1974 года, «Вампитеры, Фома и Гранфаллоны». Но, разложив по порядку разрозненные тексты, я заметил, что они выстраиваются в подобие автобиографии, особенно если добавить к ним некоторые куски, написанные не мной. Дабы вдохнуть жизнь в этого голема, мне понадобилось добавить много соединительной ткани. Я справился.

Читатель найдет в этой книге мои размышления о том и о сем, потом какую-нибудь мою речь, или письмо, или что-то еще, потом еще немного болтовни и так далее.

На самом деле я не считаю эту книгу шедевром. Она неуклюжая. И сырая. Впрочем, по-моему, она полезна как пример противостояния американского романиста и его собственной непреходящей наивности. В школе я был тупицей. Что бы ни было причиной этой тупости, оно сидит во мне и сейчас.

Я посвятил эту книгу роду де Сен-Андре. Я сам из де Сен-Андре, это девичья фамилия моей прапрабабушки по материнской линии. Мама считала, что это говорит о ее благородном происхождении.

Ее вера была совершенно невинной, не стоит язвить и издеваться над ней. Мне так кажется. Все мои книги пытаются доказать, что человеческими поступками, какие бы они ни были гадкие, глупые или возвышенные, движут вполне невинные мотивы. Тут к месту придется фраза, сказанная мне Маршей Мейсон, блестящей актрисой, которая как-то оказала мне честь, согласившись сыграть в моей пьесе. Как и я, она уроженка Среднего Запада, родом из Сент-Луиса.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.