Лето в Жемчужине

Минутко Игорь

Жанр: Детская проза  Детские    1971 год   Автор: Минутко Игорь   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лето в Жемчужине (Минутко Игорь)

1. Хорошее утро

В это утро Витя Сметанин, тринадцатилетний мальчик, проснулся и, еще не открыв глаза, почувствовал, что ему хорошо и празднично.

«Что случилось?» — удивился Витя. И вспомнил: «Сегодня первый день каникул».

Не надрывается отвратительный звонок будильника. Не надо никуда спешить, думать о несделанных уроках. Можно спать до самого обеда. Пожалуйста, лежи себе хоть на спине, хоть на животе и спи. Начнут сниться всякие сны, потому что, если утром проснуться и опять заснуть, обязательно будут сниться сны. В минувшее воскресное утро Вите приснилось — вот чудно! — что он милиционер, стоит на перекрестке Гоголевской и Трудовой и регулирует движение. Белые перчатки, полосатый жезл, скрипучий широкий ремень. Рука вверх — и послушно замер поток машин. Кажется, с тротуара удивленно, с восторгом смотрели знакомые девчонки, и среди них была Зоя.

Витя крепче сжал веки, стало совсем темно, и в темноте засверкали розовые черточки. Но спать не хотелось, и Витя открыл глаза.

В комнате было солнце, и край подушки от него стал горячим. В открытую форточку влетал ветер и пузырем надувал штору.

— Альт! — крикнул Витя.

Послышался цокот, скрипнула дверь, и в комнате появился Альт, немецкая овчарка с карими глазами. Альт подошел к кровати, жарко задышал, отвалив в сторону язык, загнутый по краям совочком. Пес яростно крутил хвостом, в его глазах смешались доброжелательство и преданность; было ясно: у Альта тоже отличное настроение.

— С сегодняшнего дня, — сказал Витя, — я семиклассник. Понял?

Альт все понял и закрутил хвостом еще сильнее. Витин папа говорил, что родители Альта служили на границе, были поисковыми собаками.

«Конечно, — подумал Витя, — хорошо бы поймать шпиона. Но где его возьмешь в нашем городе? И вообще шпионы и всякие бандиты бывают только в кино и книжках».

Стало немного грустно.

Витя спрыгнул на пол, хотел сделать зарядку, но передумал. В конце концов, не каждый же день делать зарядку. Мышцам, к вашему сведению, нужен отдых. А вместо зарядки можно пять раз быстро подняться по лестнице вверх-вниз до последнего этажа и, пожалуйста: тренировка и сердца, и легких, и мускульной системы.

Но бегать по лестнице тоже не хотелось. Еще соседи подумают: «Дурак какой-то».

В ванной Витя снял майку и, прежде чем мыться, стал рассматривать себя в зеркало. В зеркале отражалось худощавое лицо с выпирающими скулами, хитрыми глазами и спутанной челкой на лбу. Нос был длинный. Даже, пожалуй, слишком длинный. Витя себе не очень понравился, и настроение слегка испортилось. Зато мышцы груди и бицепсы на руках были хороши. Витя напружинился, сделал боксерскую стойку.

— Ага! — сказал он себе. — То-то!

Ведь всем известно: мужчину украшают сила и мужественность.

Витя сделал гордое выражение лица. Потом показал себе язык.

«С завтрашнего дня займусь гантелями», — подумал он с некоторым вызовом, будто угрожал кому-то.

Он уже много раз собирался заняться гантелями, но все как-то не получалось.

На кухне Витя сварил яйцо, подогрел чай. Хорошо, когда родители на работе. Никто тебе не смотрит в рот. Никто не учит: «Витя, как ты держишь нож? Витя, жуй бесшумно».

Легко сказать — жуй бесшумно. Так и задохнуться недолго.

Перед Витей сидел Альт и на лету ловил куски хлеба.

«Эх, на границу бы махнуть с Альтом».

О прозрачную сетку, которой было заделано окно, бились мухи. Со двора доносились детские голоса, удары по мячу; шелестели ветки тополя, росшего под самым окном.

Витя вышел на балкон и сразу попал в жаркое солнце, в тепло, наполненное запахом горячих тополиных листьев. Слышнее стали голоса ребят, удары по мячу; где-то сердито кричала женщина:

— Оля, не лезь в водичку! Не лезь, говорю!

«А если ребенку в водичке приятно», — подумал Витя и перегнулся через перила.

Так и есть! Репа забивал голы, а в воротах, между двумя кирпичами, стоял Колька Фитиль.

— Репа! — крикнул Витя.

Репа задрал голову. Даже с третьего этажа были видны веснушки на его круглом лице.

— Долго дрыхнешь, — крикнул Репа. — Спускайся! Не забыл, что сегодня?

— Не забыл! Я скоро!

— Вынеси чего-нибудь пожевать, — уже негромко сказал Репа.

— Ладно.

Витя походил по комнатам, обдумывая свои дела. Следом цокал по паркету Альт и часто дышал. Ему было жарко.

В своей комнате Витя выдвинул ящик стола и вынул дневник. Нет, не школьный дневник с отметками и расписанием уроков. А совсем другой. В который записывают всякие мысли и события дня. Никто не знал, что Витя Сметанин, ученик шестого класса; нет, простите, теперь уже седьмого класса, ведет дневник. Как известно, подобные дневники есть только у девчонок. Это знал и Витя, и поэтому он держал свой дневник в страшной тайне. О нем не знала даже Зоя Чернышева. А о родителях и говорить нечего.

Дневник представлял собой толстую общую тетрадь в клеенчатом сером переплете. На первой странице стоял эпиграф: «Мой друг! Отчизне посвятим души прекрасные порывы (А. С. Пушкин)».

Витя раскрыл дневник и написал:

«24 мая. Среда».

И задумался.

В это время в передней зазвонил телефон.

Это, конечно, была Зоя.

— Здравствуй, Витя, — сказал в трубке Зоин голос.

— Привет, — ответил Витя.

— Ты не забыл, что у меня сегодня день рождения?

— Нет, Зоя, я помню.

— Так смотри, не опаздывай. В пять часов.

— Я постараюсь.

— Ты не постарайся, а не опаздывай, — капризно сказала Зоя.

Витя, сопровождаемый Альтом, вернулся в свою комнату. Он опять сел за дневник, но никак не мог сосредоточиться.

Альт сидел рядом и крутил хвостом.

— Перестань, — сказал ему Витя.

Альт обиделся и ушел в переднюю на свою подстилку.

Витя записал в дневнике:

«Сегодня первый день каникул. Я уже семиклассник. На дворе жарко. Сейчас поедем с Репой на толчок, он мне покажет, как делать бизнес. Бизнес — это значит заработать деньги. Сегодня у Зои день рождения. Ей исполняется тринадцать лет. Надо купить Зое подарок. С завтрашнего дня займусь гантелями».

Витя задумался, посмотрел в окно. Он видел плоскую крышу соседнего дома с целым лесом антенн, синее небо, в небе было одно-единственное облако с лохматыми краями, похожее на неуклюжего щенка.

Витя, наморщив лоб, стал писать дальше:

«В моей жизни ни разу не было ничего необыкновенного. Зоя очень хорошая девочка. У нее печальные глаза».

Потом он зачеркнул «печальные» и написал «грустные».

И самому Вите стало слегка грустно, непонятно отчего.

На кухне он завернул в газету бутерброд с толстым куском колбасы и с неудовольствием прочитал записку мамы.

Мама писала:

«Купи два кило картошки, большую бутылку молока. Не забывай выключать газ. На подарок Зое истрать не больше 3 р.».

На записке лежала пятерка.

«А если подарок будет стоить три рубля пятнадцать копеек?» — подумал Витя и немного рассердился на маму.

Витя надел белую рубашку, отглаженные брюки, кеды.

«Может быть, поиграем в футбол», — подумал он.

На этот раз Витя Сметанин понравился себе в зеркале. А что, в самом деле? Стройный, подтянутый. И взгляд открытый. Вот еще немного бы в нем презрения. Витя нахмурился, подкатил глаза кверху, но презрения все-таки не получилось.

«Ладно, так сойдет», — подумал он.

У двери засуетился, заскулил Альт.

— Спокойно, — сказал Витя. — Вернусь, пойдем гулять.

Тут надо сказать, что Альт — ученая собака. Когда он был совсем маленьким, считайте младенцем, и лапы его разъезжались на паркете, Витя начал учить щенка всяким штукам. И теперь Альт умеет таскать в зубах сумку из магазина, прыгать по команде через палку, понимает слова: «лежать!», «сидеть!», «ко мне!». А если потребуется, он будет защищать Витю в схватке с любым врагом до последнего вздоха — так он любит своего хозяина.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.