Глаз бури

Клюев Николай Сергеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Глаз бури (Клюев Николай)

ГЛАЗ БУРИ

Введение :

Лениво горящие лампы городского парка, подмигивали в ночной тишине. Была середина ноября, и снег только выпал, образуя тонкий слой на земле, который спустя некоторое время всё равно таял. Обычно шумный город, усеянный машинами и спешащими по своим делам людьми, был пуст. Все спят. Слышатся лишь пьяные выкрики бродящей в глубине парка компании студентов.

Два парня ворковали с одной, не в меру пьяной девушкой, которая смеялась над шутками во всё горло и вешалась на обоих, скорее от потери координации в пространстве, чем от хлынувших наружу чувств. Рядом с ними шли ещё два парня и вели о чём-то беседу.

- Сначала думал, нормальная будет.— Разъяснял рыжий пацан со второго курса, утончённые скулы и орлиный нос предавали ему вид так называемого шакала.— А она, спустя несколько недель и говорит ик... Говорит, я не могу тебя любить как парня, ты ик... Мне хороший дру.. ик... Г... А я ведь столько бабла угрохал...

- Да не парься ты. Они сначала все такие "друзья"— Отвечал второй.— Вот моя девка вообще...

Тут раздался пьяный говор рыжей:

- Так, мальчики... Я типо дамммоии пошла... Димуся, проводи меняя.— Один из парней, что был с ней взял её под плечо и продолжил кумекать, изредка целуя её.

- По домам ребяткииии, а то папаша выпишет ремня. С ухмылкой сказал второй ухажер с третьего курса и, выкинув в кусты последнюю бутылку, поковылял в направление выхода из парка. Рыжий скептически посмотрел на своего собеседника, что в пьяном виде было довольно забавно:

- Пошли, провожу.— Он медленно кивнул головой в продолжение дороги пустого парка.

- Погнали.— С тенью иронии заметил его собеседник с первого курса, которого звали Артём.

Болтовня о девушках затянулась до переулка между разделением двух улиц.

- Ну, я погнал. Ик... Удаачи...— Сказал рыжий и побрёл в направление своего дома.

Дальше Артём шёл в одиночку, о чём-то думая и будто не замечая всего вокруг. "Как же меня достала эта стерва. Всё ей ни то, ни сё, тогда не написал, не позвонил, не сходил. Эгоистичная сучка. Много таких до тебя было, тварь. Да ещё даёт редко. Нееее. Это не дело, пошла она, сегодня же позвоню и обрадую, тут и покруче обитают." подойдя к старой многоэтажке практически с краю города, он зашёл в подъезд. Проходя мимо новой, кожаной двери, он невольно вспомнил одну лохушку, что здесь жила. Ещё с пятого класса была втюрена в него по уши, но его она мало интересовала, и он тогда встречался со Светой. После того как подруга той девахи проболталась своему парню об её отношениях ко мне, вся школа знала что эта Катя в меня втюрина. Она была тихоней и не могла постоять за себя. Над ней все и так издевались, а после её признания в любви ко мне и вовсе загнобили. Она всё пыталась и пыталась меня в себя влюбить, наивная. На выпускном что-то, видимо, с ней произошло, она вскрыла вены и сдохла. Пхххх... Психованная дура.

Я не стал искать ключ в кармане и просто нажал на звонок. Мне открыла мать с опухшим от алкоголя лицом с желтоватым оттенком.

Глава первая:

В холодильнике как всегда, был не праздник: сало, пара селёдок, кефир и две почти допитые бутылки обычной водки. Недолго думая, я взял кефир и полез в кухонную полку за хлебом. В голову стали лезть воспоминания о школьных днях, о тусовках, учителях, девушек с которыми встречался и парнях, с которыми тусовался, как ни странно, но и Катя не выходила из головы. Какой бы она ни была, она являлась частью его школьной жизни. Не будь она столь странной и отрешённой лохушкой, он бы ей не отказал.

Уже попивая кефир и сидя перед телевизором, по которому шла какая-то ересь, я всё думал... Почему-то все воспоминания переключились на эту Катю. Ту самую Катю, которую били парни за углом, пиная её портфель и разбрасывая книжки по всей улице. Катю, о которой все время ходили слухи, что она грязное не ухоженное дерьмо, которое мозолит всем глаза и не достойно учится в школе и, вообще, существовать.

Вспоминая все приколы и издевательства, я тихонько посмеивался, чтобы не разбудить маленькую сестру. Постепенно я перестал видеть то, что происходит в телевизоре, и полностью погрузился в мысли. Захотелось выпить. За стенкой было слышно, как храпит мать. Один лишь работающий телевизор и тьма в комнате. Наконец, переборов лень и тяжесть алкоголя, я встал с дивана и пошёл на кухню за остатками роскоши. Недолго думая и взяв обе бутылки. Я уже было собрался идти назад в комнату, как вдруг голова, начала побаливать, все увеличивая чёткость и глубину боли в висках. Откинув в сторону бутылки, я приложил ладони к вискам в надежде, что боль утихнет, но боль наступала с новой силой. Я побрёл в комнату, морщась, и спотыкаясь обо все возможные вещи, разбросанные в коридоре. Как только я закрыл дверь за собой, в голове прорвался ужасный шум, будто ржавый металл начали скрести чем-то острым и плоским, надавливая с чудовищной силой. Я упал на пол, и скорчился от боли, темнота передавала всему какой-то оттенок безысходности и страха.

После получаса, боль стихла, и я вскарабкался на диван. Только сейчас заметил, что по окнам капает дождь. Всё же не исчезнувшая совсем боль, не давала заснуть, работающий телевизор редко когда мешал заснуть, но боль в висках оказалась сильней даже алкогольного усыпительного. Я где-то нашёл силы встать, подошёл к двери и... К моему глубочайшему шоку, она была заперта. Вроде никаких лязгов ключей не было слышно. В окно вдруг сильно подул ветер, что его было слышно даже за стеклом и пулемётной очередью бил сильный дождь. Я посмотрелся на улицу. Ничего не видно из-за дождя, бьющего прямо в окно. Вдруг озарённый луной свет, всё же пробивающийся в комнату, резко потемнел, стёкла задрожали как от сильного землетрясения, и в мгновение стекло будто взорвалось со стороны улицы и осколки с бешеной скоростью полетели в меня, раздался сильнейший и продолжительный гром, который заглушил мой крик и маты. Комната озарилась ярким светом небесного электрошока. Я лежал на полу. Всё моё тело было пронзито бесчисленным количеством стёкла, я стонал от сильнейшей боли, и самое страшное было, это непонимания происходящего. Открыв глаза, я увидел, что весь пол был усыпан мокрым стеклом и рядом со мной были брызги крови. Боль ушла, и остался холод. Я попытался что-то сказать, но кроме болезненного хрипа, ничего не вышло. Вдруг я услышал стук в дверь. Моему счастью не было предела. Пересилив себя и вдруг снова нахлынувшую боль во всём теле, я встал, и даже не взглянув на свои раны, попытался открыть дверь. Закрыто. Стук повторился. Тут я почувствовал ужас. Я отошёл от двери и, поскользнувшись, на собственной лужи крови, упал на спину. Резкая боль в горле и спине, невыносимая боль. Я попытался крикнуть, но услышал лишь бульканье в своём горле. Потрогав рукой, я обнаружил осколок, что вонзился мне прямо в горло после падения. Меня охватила настоящая паника. Из моего горла хлестала кровь. Я безумно елозил руками по полу, усыпанному битым стеклом, в поисках того, чем можно закрыть смертельную рану. Внезапно вернулась головная боль и невыносимый звук. Через пару секунд нестерпимой боли, которые длились как вечность, я проснулся с застывшим в горле криком человека, которому заживо отрезают руку ножницами. Осмотрев комнату, я убедился в том, что это был всего лишь сон.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.