Японские сказки

Автор неизвестен

Серия: Сказки и легенды народов мира [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Японские сказки (Автор неизвестен)

Золотая гора

Когда-то давно, далеко-далеко от Токио, среди зеленых полей, у небольшой речки с чистой, прозрачной водой, бежавшей по камешкам, жил Кензо Синобу. Он был страшно беден, жил впроголодь, но никогда не жаловался на свою судьбу.

Однажды зимой три дня подряд шел снег. Деревья и склоны гор оделись белым снежным покровом. В сумерки на третий день снег все еще продолжал идти, и неизвестно было, когда же он перестанет. Кензо пораньше закрыл свои двери на засов, устроился погреться у жаровни и немного задремал. Было уже за полночь, когда кто-то постучал снаружи в дверь его дома.

Кензо покинул тепленькое место у жаровни и вышел на улицу. Там он увидел всю засыпанную снегом фигуру незнакомого монаха.

Монах первый обратился к Кензо.

– Я путешественник. Путь мой длинен. Сегодня, благодаря снегу, я сбился со своей дороги и долго блуждал, пока не заметил мерцавший впереди огонек вашего дома… Будьте так добры, разрешите мне, провести в вашем доме, остаток сегодняшней ночи.

Кензо пожалел путешественника, но стеснялся пригласить его в свой бедный и грязный домишко.

– Очень, очень рад вашему приходу, но боюсь исполнить вашу просьбу. Живу я очень бедно: нет у меня даже для себя приличной постели… Жалею очень, что не могу Вас, как следует принять… Недалеко отсюда лежит деревня; идите туда; там вы сможете отдохнуть, как следует.

– Что вы так беспокоитесь? – возразил монах. – Никаких удобств мне и не надо. Я только хочу немного согреться да переждать в тепле, пока перестанет идти снег!

Сердечная просьба монаха подействовала на Кензо; в знак согласия он кивнул головой и проговорил:

– Хорошо. Я отказывал в приюте, лишь потому, что в таком убогом доме, как мой, даже мне самому неприятно жить. Но раз вы ничего не имеете против убогости и неудобств моего жилища, то, пожалуйста, будьте моим гостем и располагайтесь у меня настолько, насколько вам вздумается!

– Благодарю, – ответил обрадованный монах. Он стряхнул со своей одежды налипший на нее снег и вошел в комнату.

Кензо посадил монаха перед печуркой и проговорил:

– Погрейтесь! Вы, наверное, замерзли. Сейчас уже за полночь, а в это время сильно морозит.

Затем он снял висевший над печкой котелок, налил в него воды и заправил вариться картошку. Когда вода хорошо прокипела и картошка была готова, Кензо, предлагая ее гостю, сказал:

– Ну, уж не обессудьте, а кроме вот этой картошки в моем доме нет ничего, чем я мог бы вас угостить!

Монах, похоже, был весьма голоден, а потому набросился на картофель и съел его довольно много. За едой хозяин и гость разговорились.

Хворост, подбрасываемый в печь, постепенно сгорел весь. Но хозяин, не желая прерывать радушного разговора, решил пожертвовать своим сундуком для одежды. Он освободил сундук и стал рубить его топором.

– Что вы делаете? – воскликнул удивленный монах.

– Пустое, – отвечал Кензо, – не стоит беспокоиться! Вышел весь хворост, и, чтобы ночью было теплее в комнате, я решил сжечь сундук для одежки. Как вы знаете, я живу очень бедно и не в силах предложить даже самых необходимых удобств редкому гостю. И потом я хочу, чтобы вы отогрелись ночью.

Он разрубил на доски сундук и стал подбрасывать куски дерева в печь. Монах был удивлен поступком Кензо.

– Не знаю даже, как я могу вас отблагодарить за такую любезность, – проговорил он. – Но, быть может, придет когда-нибудь время, и я смогу тогда воздать вам должное!

– Каждый бедный человек живет в мечтах и надеждах, что будет когда-нибудь жить в довольстве и богатстве. Вот так и я. Обождите: разбогатею, тогда уж смогу принять вас не так! – шутил Кензо.

Хозяин с гостем долго еще беседовали о прошлом и о надеждах на будущее. Затем Кензо встал, принес для монаха старый ватный тюфяк, который заменял ему постель, – и сказал:

– Вы уж извините, а другого тюфяка у меня нет! Попробуем уместиться вместе на моем тюфяке.

Усталый монах быстро заснул, а когда проснулся, на дворе уже, на белом снегу, играли яркие лучи солнышка. Поднялся с постели гость, видит: нет хозяина. Но недолго пришлось ему ждать Кензо.

Тот вскоре возвратился, неся привязанного к ружью зайца.

– Вот я и опоздал: вы уже проснулись! А я хотел, пока вы еще спите, приготовить вам завтрак. Встал я чуть свет и отправился в поле за зайцами; да замешкался там малость, вот и опоздал… А смотрите-ка, какой жирный, большой заяц попался!

И он показал гостю добытого зайца.

Затем Кензо быстро очистил добычу, сварил из зайца что-то вроде похлебки, и принялся угощать ею гостя. И вот, когда они завтракали, монах и говорит:

– Не знаю, как вас достойно отблагодарить за гостеприимство и доброту, которые я нашел в вашем доме… Сядьте-ка ко мне поближе: я хочу рассказать вам кое-что по секрету.

Когда Кензо подсел к нему поближе, гость начал свой рассказ:

– Далеко на юг отсюда лежит Золотая Гора, в которой много различных сокровищ. Там имеется все, что только может пожелать человек. Там никогда не бывает ни холодной, снежной зимы, ни дождливой весны, ни ветреной осени, там всегда лето. Всегда там благоухают пышные цветы, всегда слышно несмолкаемое пение птиц. Среди темной, зеленой листвы деревьев притаились там раззолоченные прекрасные дворцы; через пруды и речки с хрустальной водой перекинуты изящные мосты. Во дворцах живет много красавиц. Кто попадет на Золотую Гору, тот может провести весь остаток своей жизни весело и счастливо… Одним словом, – там земной рай. Жаль только, что до сих пор никто из людей не мог попасть в этот рай… На пути к нему много препятствий. Много было желающих попасть в рай, но все они вернулись обратно ни с чем. Если бы вы отправились к Золотой Горе и, несмотря ни на какие препятствия, ни на какие опасности, шли бы все вперед и вперед, вы достигли бы Горы и стали бы и богатым и счастливым. Но только одно главное условие: никогда нельзя даже и подумать о возвращении обратно: тогда мгновенно пропадет все, достигнутое прежними трудами и лишениями! Теперь вот вы здесь бедствуете, а попади вы в рай, – вы бы там блаженствовали… Отправляйтесь к Золотой Горе… Я властитель Золотой Горы… Зовут меня Зикисен….

Внезапно, после этих слов, монах вдруг исчез.

Пораженный его исчезновением Кензо от удивления сидел нисколько минут неподвижно, и ему казалось, что все происшедшее он видел, должно быть, во сне.

Но, придя в себя, он подумал:

«До сих пор я был бедным и не особенно охотно жил в этом безлюдном, пустынном месте. Всегда я мечтал о том, чтобы чем-нибудь прославиться. Наверное, мои помыслы стали известны Зикисену, и вот он явился ко мне и приглашает к себе… Быть может, это начало моего счастья! Во что бы то ни стало, я отправлюсь на Золотую Гору. Какие бы опасности и препятствия ни преграждали мне путь, раз я твердо решил, я добьюсь своей цели и достигну желаемого!»

Недолго думая, продал Кензо все свое имущество и, получив за него ничтожную сумму денег, в конце года, когда дул сильный ветер и шел снег, тронулся в путь на юг, как ему указывал Зикисен.

Кензо проходил то гору, то долину, ночевал, то где-нибудь в лесу, то в поле, покрытом снегом. На двадцатый день по выходу из дому, утром, он дошел до широкой реки. Она была так широка, что с одного берега почти не видно было другого. Течение было очень быстрое. С шумом разбивалось оно о небольшие каменистые островки, лежавшие недалеко от берега.

Полюбовался Кензо грозной, широкой рекой и видит, что нигде, не переброшен через реку мост, нет нигде и лодок; и попасть на другую сторону реки ему нет возможности. Влез он тогда на высокую сосну – посмотреть, нет ли где поблизости человеческого жилья. Конечно, с высокого дерева много дальше видно. И увидел Кензо не так далеко, на берегу реки, небольшую деревушку.

«Зайду-ка я в деревушку», – подумал он. И он хотел уже слезать с дерева, как вдруг увидел внизу, под своим деревом, самурая с весьма грозным лицом и с внушительным мечом. Побоялся его Кензо, – не решился слезть с дерева и продолжал сидеть на нем. Не прошло и нескольких минут, – и Кензо увидел, как к дереву подъехала телега, нагруженная двумя бочками из-под сакэ.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.