Очень личный ассистент

Громова Наталья Валерьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Очень личный ассистент (Громова Наталья)

Очень Личный Ассистент

Больно. Безумно больно смотреть на любимого человека, в спешке собирающего вещи и сбегающего от тебя, когда до вашей свадьбы остается каких-то жалких два месяца... Но еще больнее будет после, когда ты свернешься калачиком на кровати, уткнувшись в его подушку, и будешь раз за разом прокручивать в голове слова, брошенные им на пороге вашей квартиры. Прокручивать и понимать - да, он прав. Да, «бесчувственный робот» не способен любить, да, внешне ты не можешь привлечь внимание даже шестидесятилетнего делового партнера, что уж говорить о нем - преуспевающем финансисте, да, работа и босс у тебя на первом месте, да, жизнь расписана на двадцать лет вперед и в ней нет места случайному порыву сорваться в путешествие среди рабочей недели... Да, да, да! Да, черт тебя побери... жить с тобой то же самое, что и с торшером - светит, но не греет... да и то с перебоями.

Но ты же сильная, самодостаточная женщина! Ты работаешь на самого бескомпромиссного воротилу бизнеса, терпишь его прямолинейность и даже жесткость во многих вопросах, можешь уволить десятки сотрудников не моргнув глазом! И вот ты сообщаешь родне и друзьям, что свадьбы не будет, отменяешь все заказы на ресторан, торт, официантов... и стоишь на пустыре за домом, наблюдая, как догорает то, что каких-то пару недель назад было самым красивым свадебным платьем. Почему? Да просто потому, что у сильной, самодостаточной женщины закончились силы и слезы, так необходимые для спокойного существования рядом с этим напоминанием в одной квартире...

А что дальше? И ты смотришь красными от слез глазами в ночь, то и дело сбрасывая звонки от дотошного босса и осознавая, что больше ничего не будет как прежде. Бесчувственный робот? Отлично. Маньяк от работы? Еще лучше! Фригидная монашка и расчетливая стерва? Просто замечательно! Необходимые составляющие есть, осталось только упаковать их в подходящую упаковку. Ах да, стерву поставить во главу, а фригидную убрать навечно.

Эта боль выжгла все чувства к НЕМУ, но почему же я все еще живу? Может, на свете есть еще кто-то, кому я отдала свое сердце, даже не заметив? Хотя почему «не заметив»... очень даже заметив...

* * *

Ну что же, вот она я, новая Анна Васильева. Дерзкий макияж, послушно уложенные мягкие локоны, непозволительно короткая черная юбка-карандаш, шелковая блузка глубокого алого цвета с парой расстегнутых пуговиц, чулки и туфли на шпильке. Вызов во взгляде, дьявольская усмешка карминовых губ и уверенная поступь. Больше нет того невзрачного серого зверька со спрятанными за стеклами очков глазами, с завязанными в узел бледно-каштановыми волосами, в застегнутом на все семь пуговиц пиджаке. Я не «фригидная монашка», а истинная женщина. Теперь ОН не сможет в этом усомниться...

Четко ступая по мрамору пола и оглашая холл Башни-2000 звонким стуком каблуков, сюда вошла совершенно другая особа, нежели та, что панически бежала за уходящим женихом пару дней назад. И только телефон ее по-прежнему разрывался от настойчивости шефа. Взять трубку, бросить тихо «Две минуты - и я на месте» и снова двинуться вперед, к замершему с открытым ртом охраннику. Каждое движение, каждый вздох исполнен достоинством и элегантностью, этому я училась полночи. Кого-то унизили-растоптали-бросили в прошлую пятницу? Понятия не имею, о чем вы.

Пока поднимаюсь в лифте на свой этаж, сердце отчаянно колотится где-то в горле, рискуя вырваться на свободу, стоит тормознуть кому-то кабину на двадцать четвертом этаже. Двадцать четыре, как символично. Именно в этом возрасте я встретила его и именно на этом этаже меня - страшно вспомнить - оставили с разбитым сердцем на глазах у младших сотрудников ведущей российской инвестиционной фирмы. Ну ничего, я все еще дышу, я все еще не захлебнулась в слезах.

Тихим «треньк» лифт сообщает, что я на месте. Вот она - святая святых отечественного бизнеса – «Close Information Technologies», сокращенно КИТ. Я работаю здесь уже пять лет, и мой босс - это самый невыносимый человек из всех, кто только существует в этой Вселенной. Сейчас я говорю об Артуре Миронове, преуспевающем бизнесмене, любимце женщин и светской хроники. Это Тони Старк нашей реальности - гений, миллионер, филантроп. Его железный костюм - это бесконечная выдержка, его слабость - это любовь. Ах да, его личный ассистент - это я, и вот уже пять лет именно на меня сваливаются графики его встреч и поездок, выдворение его любовниц за порог, покупка галстуков и носков и отслеживание всех грязных сплетен о нем.

Секретарша Люся встретила меня напряженным молчанием и затаенной жалостью в глазах.

- Свежие номера таблоидов и «News» мне на стол через семь минут, и не забудь про кофе, - ненавижу жалость. Громко хлопнув дверью, яростно бросаю сумку и пальто на стол и всем корпусом разворачиваюсь к боссу.
- Ты так жаждал меня видеть, просвети, пожалуйста, с какой стати?

Он не сводит с меня своих пронзительно серых глаз ровно три минуты, и меня «отпускает». Что бы со мной ни сделал мой бывший, здесь - место моей работы и человек, которому я обязана практически всем, что имею. Он действительно красив... Высокий, подтянутый, посещающий тренажерный зал три раза в неделю. Блондин с классическими чертами лица,  серебристыми глазами и брутальной щетиной. Его стрижка отвечает последним тенденциям моды, а костюм - это настоящий шедевр дома «Армани», он мог бы быть до тошноты красивым, если бы не этот проницательный и ледяной взгляд. И именно он заводит меня до такой степени, что я превращаюсь в настоящую кошку. Но последний факт никому неизвестен. Даже мне он открылся лишь некоторое время назад.

- Остынь для начала и проверь, на месте ли все документы по Загаракису - не хочу допустить неточностей в этом деле, - он вновь принимается за подписание бумаг, от которых я его отвлекла.

Стоит мне развернуться к двери, как меня догоняют его слова:

- И себя приведи в порядок, будь так любезна.

Ровно через пятнадцать минут все документы проверены, перепроверены и аккуратно разложены на столе в конференц-зале. Мерно гудит кондиционер, охлаждая мои горящие щеки, а горят они от тех откровенных взглядов, которые на меня бросают наши греческие клиенты, и оттого, что сегодня я впервые за пять лет работы ослушалась приказа босса. Греки что-то обсуждают шепотом, а Миронов наливается яростью, сидя в соседнем кресле.

- Я, помнится, просил тебя привести себя в порядок, - злой шепот прямо в ухо посылает по моему телу заряд в тысячу вольт, и я ничего не могу поделать с жаждой, мгновенно охватывающей меня. Черт, когда я в последний раз была в постели с мужчиной? Три недели назад? А такое чувство, будто три года.

Чуть поворачиваю голову, случайно мазнув губами по его щеке:

- О чем ты? Со мной полный порядок. Если здесь и есть тот, кому надо остыть, так это ты сам.
- Дерзость, вот теперь мое второе имя. Прежняя Анна, явись она в таком виде в офис, после приказа босса на сорок минут закрылась бы в туалете и мылом с мочалкой отстирала бы свое лицо, волосы и все остальное. А новая Анна? О, новая Анна только игриво приподняла бровь и закинула ногу на ногу, отчего юбка задралась опасно высоко. Да, мое третье имя - это Соблазн.

Взгляд Миронова полыхнул белым пламенем, и мое тело словно омыло жаром.

- Я все выходные боялся, что сегодня на работу явится забитая и усталая женщина средних лет, которую Люсе придется отпаивать чаем с ромашкой, а пришло... вот это, - быстрый кивок на расстегнутый ворот блузки.
- Ты хоть понимаешь, что сейчас похожа не на человека, которому можно доверить многомиллионные контракты, а на офисную шлюху?

- А ты понимаешь, что основная масса этих «многомиллионных контрактов» заключается с мужчинами? И офисную шлюху, как ты меня назвал, им хочется видеть гораздо больше, чем серую мышь.

- То есть, причина метаморфозы в этом?

- Причина метаморфозы в том, что один небезызвестный нам человек назвал меня фригидной монашкой и сбежал к своей секретарше.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.