Это уж твердо

Воробьев Владимир

Жанр: Детская проза  Детские    1961 год   Автор: Воробьев Владимир   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Это уж твердо (Воробьев Владимир)

Честное пионерское

У Володьки «честное пионерское» — всё равно что «здравствуй» или «прощай». Сто раз на день можно от него услышать.

Вот послушайте, что вчера, например, было.

Старшеклассники обещали взять наше звено с собой на экскурсию в Краснокамск — бумажный комбинат осматривать. Это в награду за то, что мы помогли им школьную библиотеку перенести в другую комнату и на книги кармашки наклеили.

В половине восьмого утра нам велели быть на вокзале. Конечно, Володька, как всегда, дал честное пионерское слово, что будет готов, когда я за ним зайду.

Ну вот. Стучусь я к нему в семь часов. Никто не отзывается. Значит, отец с матерью уже на работу ушли. А Володька? «Ну, ясное дело!» — думаю. И так забарабанил в дверь, что собаки на дворе залаяли.

Слышу за дверью: шлёп-шлёп.

Это Володька, босой ещё, бежит открывать дверь.

Вхожу. Володька, конечно, ещё не умытый, мечется в одних трусах по комнате и бормочет:

— Вот, понимаешь, тут сам вчера положил. Хорошо помню. Честное пионерское…

Это он про свои носки. А они лежат спокойно на стуле, под книгой. У него вечно так: щётка сапожная на столе валяется, а книга где-нибудь в углу брошена.

«Эх, — думаю, — дам я сейчас ему тумака и уйду. Охота, в самом деле, из-за него на вокзал опаздывать!»

— Да вот они, твои носки, — говорю. — Такое у тебя слово? Я ждать не буду. Я пойду.

А он уже носки напялил и брюки ищет.

— Ага, — кричит, — попались! — обрадовался, что штаны нашёл.

Рубашка тоже скоро отыскалась, за стулом.

— Нет, — говорю, — я пойду и вообще заходить к тебе больше никогда не буду.

А он приплясывает, торопится:

— Я сейчас, минуточку, секундочку… Честное пионерское.

Вдруг встал и озирается по сторонам.

— Чего ещё? — спрашиваю.

— Ремень…

Нырнул Володька под кровать, выполз оттуда, в другую комнату побежал, потом опять под кровать полез. Чихает там, возмущается:

— Лежит, наверное, где-нибудь и смеётся над нами.

А ремень висит себе на дверной ручке. Но мне не до смеха стало, когда я на часы взглянул.

Вытащил я Володьку за ноги из-под кровати:

— Вот он, твой ремень.

— Ну вот, сам видишь, — говорит мне Володька. — У меня, в общем, порядок, только я ещё не привык к нему. Честное пио…

— Брось болтать, скорее поворачивайся! Смотри, уже четверть восьмого…

Он мигом рубашку натянул так, что она затрещала по швам, даже пуговица отлетела.

— Давай, давай скорей! — кричу. — Растяпа сонная!

Вдруг смотрю: опять он засуетился, глаза таращит во все углы. Снова под кровать полез — свои ботинки искать.

Стал я ему помогать. Всю комнату обшарили. И за корзиной в углу смотрели, и сундук отодвигали — не нашли, вспотели оба.

Сел я на стул, чуть не плачу от обиды. А Володька кружится по комнате и вдруг что-то на этажерке принялся искать.

Вскочил я — и к двери. Уцепился за меня Володька, в глаза засматривает.

— Подожди… — жалобно просит.

Ну конечно, жалко мне его стало. Всегда он так… на психологию мою действует.

— Обувай, — говорю, — что-нибудь другое. Есть же у тебя. Только скорее!

— Я в калошах пойду, — хнычет он.

Меня смех разобрал, как представил я себе Володьку на экскурсии в одних калошах.

Ну, он догадался наконец: брезентовые туфли надел.

Мы уже бежать кинулись, вдруг Володька как шлёпнет себя ладонью по лбу — и назад. Откинул угол матраца, а там его злосчастные ботинки лежат.

— Это, — говорит, — я придумал, чтоб не забыть ботинки утром почистить! Ну ладно, бежим. А то и в самом деле опоздать можем. Честное пионерское, опоздаем!

Прибежали мы на перрон, пыхтим, отдуваемся, видим: последний вагон уплывает от нас.

Опоздали… Сдержал слово Володька.

Звено принимает решение

На перемене Машу Птицыну окружили девочки. Сразу же стало известно, что новенькая — отличница и что ей было жалко уходить из своей школы.

После уроков звено осталось на сбор.

Ваня Игнатьев молча стоял у окна, почёсывал затылок, поглядывая то на Машу, то на ребят. Их было четверо, не считая новенькой.

— Чего же тянуть? Начинай, Ваня, — разом заговорили ребята.

— Вот, значит, ребята, в нашем звене… в общем, прибавилось…

— Пернатых, — добавил Серёжа Волькин, тоненький, стриженный под бокс паренёк.

Маша улыбнулась, откинула назад косичку и прикрыла ресницами смеющиеся глаза.

— У нас в звене, — продолжал невозмутимо Ваня, — все ребята занимаются техникой. Так что, может быть, Маше будет неинтересно…

— Если хочешь, можно в другое звено, где есть девочки, а оттуда мы кого-нибудь из ребят возьмём, — предложил Коля.

Но Маша сказала просто:

— Я не хочу, я буду с вами, ребята.

— Значит, так… — начал снова Ваня; он перехватил смеющийся взгляд девочки. — Так, значит…

Ребята рассмеялись.

— Сегодня надо решить, — заговорил Ваня деловито, — кому мы теперь должны оказать техпомощь. Давно уже мы никому не помогали. Одним словом, какие будут предложения?

Маша с любопытством посмотрела на ребят. Она подняла руку, как на уроке, и спросила:

— А что такое «техпомощь», ребята?

— Это мы техническую помощь оказываем кому нужно, — пояснил звеньевой.

Маша отрицательно покачала головой.

— Ну, если кому-нибудь в доме надо что-нибудь починить: кран, например, или электроплитку, репродуктор или выключатель исправить, понимаешь?

— Понимаю, понимаю. Вот здорово! Это как тимуровцы, да?

— Не совсем, мы без всякой таинственности. Прямо приходим в дом и делаем, что нужно.

— Ой! Как хорошо! Это вы сами придумали?

— А что, мы, по-твоему, ничего не можем придумать? — обиделся Витя.

— Нет, я так… У меня предложение хорошее…

— Говори, — разрешил Ваня.

— В детском садике…

— Где? — хором переспросили ребята.

— В детском садике номер восемь, что на Ленинской улице, очень много поломанных игрушек, там, знаете, такие чудесные малыши, такие малыши!..

— Подожди, — прервал Ваня. — При чём тут детский сад?

— Эх! — махнул рукой Витя. — Думал и правда что-нибудь дельное скажет, а она, оказывается, сама ещё в детский сад ходит!

— Но вы только послушайте, ребята! Только послушайте!.. — Маша встала и умоляюще сложила руки. — Игрушек там много, но они часто ломаются! Ведь малыши что? Раз-раз — и сломали! Ну вот, ходила воспитательница в мастерские — не принимают, говорят: «Мы велосипеды ремонтируем, пишущие машинки, а вы — с игрушками».

— И правильно!

— Что — правильно? Что — правильно? — возмутилась Маша. — Разве это правильно, когда игрушки малышам починить некому!

— Пускай новые покупают! Да что, в самом деле? Я против! — решительно сказал Витя и вжикнул застёжкой-молнией. Нагрудные карманы его чёрной вельветовой куртки и брючные карманы все были на этих застёжках. Открывал и закрывал «молнии» Коля так, что по одному звуку можно было безошибочно судить о его настроении.

Остальные зашумели и поддержали его.

— Совочки там всякие, мячики — это не по нашей части. Мы техники! Ты не обижайся, Маша. Мы вот ветряной электродвигатель начинаем строить, а ты… игрушки! — растолковывал ей Ваня.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.