Роковая ошибка княгини

Сахарова Ирина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Роковая ошибка княгини (Сахарова Ирина)

Аннотация

Людям суждено совершать ошибки. Порой незначительные, а порой такие, что в корне меняют жизнь. Преследуя исключительно благородные цели, княгиня Юлия Волконская и представить не могла, как высока окажется цена за поступок, совершённый в далёком прошлом. И уж точно она не думала, что расплачиваться придётся не ей одной, но и ни в чём не повинным людям, включая её собственного сына…

Пролог

1915 год

Четыре выстрела прозвучали друг за другом, но в цель попал только один. Схватившись за раненое плечо, молодая женщина продолжила бежать, стиснув зубы от боли. Тёмный, неосвещённый коридор, за ним череда ступеней – скорее, туда, наверх, быть может, ещё удастся спастись!

Хотя кого она обманывала? Обернувшись, женщина заметила своего преследователя всего в нескольких шагах, он снова навёл на неё револьвер, и на секунду остановился, чтобы прицелиться.

Никто не придёт. И никто не поможет. Близится расплата. А она-то столько времени жила надеждой, что возмездия удастся избежать! Но, пожалуй, пора признать, что всё кончено. Час её пробил только что.

Только умирать по-прежнему не хотелось. Забыв про своё кровоточащее плечо, женщина обеими руками подхватила юбки, чтоб не запутаться в них, и стремительно взлетела по ступеням наверх.

Ещё один выстрел, пуля просвистела совсем рядом и вошла в деревянную панель на стене так легко, словно та была сделана из подтаявшего масла.

"Безнадёжно испорчена, – подумала женщина, пробегая под этой самой панелью, венчавшей арочный проём коридора, что вёл к господским опочивальням. – Ваня теперь страшно расстроится, ведь он лично выбирал этот резной рисунок, сам заказывал работу у мастеров!"

И о таких глупостях она думала в последние минуты своей жизни!

Когда она пробежала мимо двери в бывшую детскую, ей показалось, что сердце вдруг перестало биться.

"Господи, что теперь будет с моим сыном?!" – подумала несчастная женщина и резко остановилась. Дальше бежать некуда, коридор заканчивался широкой стеной, украшенной огромным полотном. Его вышивала ещё старая хозяйка, её бабушка, которой давно не было в живых. Услышав приближающиеся шаги за спиной, молодая женщина справедливо подумала, что, наверное, скоро с нею увидится.

– Где моя дочь, Юлия?! – голос за спиной заставил её вздрогнуть. Особенно жутко он прозвучал вкупе со звуком взводимого курка. Это слегка отрезвило загнанную в угол беглянку и она, недолго думая, бросилась в ближайшую комнату, ведомая собственным страхом и желанием выжить.

Это была их спальня. Её и её мужа, милого Вани.

Как символично! Здесь когда-то всё началось, здесь же всё и закончится.

Закрыв дверь на замок, она подбежала к прикроватному столику и достала из ящика маленькую тетрадь в кожаном переплёте. Затравленно оглядевшись по сторонам, женщина попыталась сообразить, куда её лучше спрятать, чтобы не нашли раньше времени. Никакого подходящего места не обнаружилось, и женщина прикусила губу от досады – даже камин и тот не горел, так что её теперь и не сожжёшь, не уничтожишь.

Камин! Ну, конечно! Она просияла, осенённая догадкой, и, болезненно поморщившись от саднящего ранения в плече, бросилась к камину. Маленькая выдвижная панель на изразце слева легко поддалась, стоило только коснуться. Чтобы тайник открылся, нажать нужно было в определённом месте, но в молодости она проделывала этот трюк не раз, потому сейчас всё получилось легко. Небольшая ниша за каминной полкой открылась ровно настолько, чтобы спрятать туда шкатулку с драгоценностями – тетрадь поместилась внутрь без труда.

Мгновение, и всё было готово, тайник закрылся с тихим щелчком, но женщина скорее почувствовала это под своими окровавленными пальцами, чем услышала – звук потонул в раскатистых ударах по двери с той стороны.

– Открывай, чёртова ведьма! Я всё равно до тебя доберусь! – гремел всё тот же голос.

"Господи, где же Ваня? Почему его нет, он должен был давно прийти!" – сама не своя от страха, она подбежала к окну и посмотрела вниз, на дорогу. Но ни экипажа, ни кареты, ни автомобиля нигде не было видно. Только вороная лошадь убийцы лениво щипала траву возле изгороди.

– Юлия, лучше открой по-хорошему! – угрожающе предупредили её из коридора.

"Господи, что же делать?!" – она вновь огляделась по сторонам, словно надеясь отыскать ещё один тайник, куда могла поместиться сама. Может быть, спрятаться в шкаф? Или, под кровать? Глупо, конечно, но это хоть как-то оттянет неизбежное.

Пока она осматривалась, загнанная в ловушку, её преследователь принялся ломать дверь – та предательски поддавалась, жалобно скрипели петли, трещала древесина. Бедная женщина, измученная и ослабленная ранением, закрыла лицо руками и беззвучно зарыдала.

Это был конец.

Случилось то, чего она боялась добрую четверть века, изо дня в день, из года в год. Она подсознательно ждала этой встречи, но всё равно оказалась не готова. "Господи, я даже не успела попрощаться!" – подумала женщина, отняв руки от лица и взглянув на фотографию, что стояла у прикроватного столика. Ей нравилась эта фотография – они здесь были вместе: она, Ваня и их сын. Счастливая семья. Семья, которую она никогда больше не увидит.

Дверь в последний раз жалобно скрипнула и уступила напору. Петли слетели, и внутрь ввалился высокий мужчина в чёрном одеянии. Он с трудом удержал равновесие и кровожадно уставился на свою жертву.

И ухмыльнулся.

Как боялась она этой ухмылки! Помнится, однажды ей виделось это во сне – она проснулась в холодном поту, а любимый Ванечка потом долго её успокаивал, гладил по волосам и убеждал, что это был лишь плохой сон, который никогда не сбудется, ведь он не даст этому случиться!

И пока он был рядом, всё было хорошо.

"Ах, Ваня, Ванечка, где же ты?" – женщина вновь обернулась к окну, в надежде увидеть карету или автомобиль супруга, но на дороге по-прежнему никого не было. Однако этот жест её преследователь истолковал по-своему, после чего вскинул револьвер и покачал головой:

– Не смей, Юлия!

А что, если и впрямь…? Пока он не сказал об этом, ей бы и в голову не пришло прыгать – слишком высоко! Но если получится приземлиться на клумбу с цветами, это должно смягчить падение. Шансы, конечно, равны нулю – но всё лучше, чем смотреть на жуткую ухмылку преследователя.

Женщина сделала шаг к окну, но второго сделать так и не успела. Раздался выстрел. Последний, шестой.

Её слегка оттолкнуло к окну, и она, ухватившись за подоконник, попробовала удержаться на ногах, но ничего не вышло – вместе с вышитой салфеткой, на которой стояла ваза с цветами, поддерживающая распахнутые ставни, бедняжка съехала вниз и упала на пол, прямо к ногам своего убийцы. Ваза разбилась, точно так же, как и её жизнь, а розы рассыпались вокруг, спутавшись с растрепавшимися от бега волосами.

"Что ж, по крайней мере, я умираю красиво", – подумала она с горькой усмешкой и закрыла глаза, чтобы не видеть жуткого оскала склонившегося к ней мужчины. Тот прорычал что-то, схватив её за ворот платья – и, кажется, приподнял от пола и заглянул в её глаза, но она уже этого почти не чувствовала, всё дальше и глубже проваливаясь в небытие.

– Где моя дочь, Юлия?! – доносились до неё обрывки фраз. Он кричал? Сетовал? Ах, наверное, он и не хотел убивать её, прежде не получив ответа. Выстрелить пришлось, чтобы она не прыгнула. Должно быть, он снова целился в плечо.

А попал в сердце.

И снова она его перехитрила! От осознания этого, ей вдруг сделалось легко и сладко. А ещё, быть может, потому, что прошла эта ужасная боль, и ранение больше не беспокоило. Последним, на что хватило сил, стала улыбка.

Он долго потом это вспоминал. То, как она, в последние секунды своей жизни, вдруг открыла глаза, впервые взглянув без страха, с видом победительницы, и улыбнулась ему. Улыбнулась так, словно это не она умирала сейчас на его руках, истекая кровью, а он.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.