Том 5. Стихотворения 1941-1945. Статьи

Бедный Демьян

Серия: Демьян Бедный. Собрание сочинений в 5-и томах [5]
Жанр: Поэзия  Поэзия    1953 год   Автор: Бедный Демьян   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Том 5. Стихотворения 1941-1945. Статьи (Бедный Демьян)

1941

Степан Завгородний*

Героическим бойцам, защищающим наш великий Советский Союз, украинскому народу и всей моей украинской родне посвящаю эту повесть.

Подлинные факты, приведенные в первой и второй частях этой повести, взяты из книги приват-доцента Александра Вилкова «С немцами по России», Варшава, 1912 г. Описание продолжавшейся с 25 мая по 10 июня 1912 г. экскурсии по России большой группы немцев.

Я, конечно, не стану отрицать, что многие из немцев желали бы отодвинуть Русь за Волгу и Урал, я не однажды слышал это из уст очень интеллигентных немецких людей – писателей, журналистов.

М. Горький (см. «Красный архив», т. 45).

Почва средней и южной России, в особенности знаменитая черноземная полоса (insonderheit das berahmte, Schwarzerdegebiei), значительно плодороднее, чем почва германской империи.

(Рудольф Мартин. «Будущность России».)

На чужой каравай рта не разевай: по зубам получишь.

(Русская народная пословица.)

Часть первая

Жрать! жрать! жрать!

Все это было в точности И все запротоколено, О чем в начале повести Рассказ я поведу. И время тоже точное, Былое, досоветское: Все в девятьсот двенадцатом Случилося году. Жандармами усатыми С глазами тупо-рачьими Просмотрены, проверены, Из поезда из прусского На пограничной станции Сошедши на перрон, В буфет для чистой публики Толпою стоголовою, Как шумный эскадрон, Ввалились немцы тощие, Подтянутые, чванные, Все сто, как на подбор – С военной прусской выправкой, Лишь касок не хватало им, Недоставало шпор. На стойку на буфетную Они – все сто – накинулись, Вплотную к ней придвинулись, Всю выставку съедобную, И пышную и сдобную, В пучину стоутробную Заглатывая сплошь, – Жевали, сочно чавкали, Давились бутербродами Со всякой вкусной всячинкой, Особенно со свежею, Лежавшей влажной горкою, Зернистого икоркою. «Еще з икра, пажалюйста!.. Мит кавьяр, битте нох!» Икре они, разнежившись, Чуть не кричали «гох!» Разморенные русскою Обильною закускою И – особливо ходкою – Казенной русской водкою, Назад пошли – шаталися, В вагонах отдувалися: «Закузка зер карош!» В Варшаве немцы шустрые. Пока вагоны прусские Менялися на русские, Подзакусили тож, – Подзакусив, немедленно По городу рассыпались, Рассыпались, понюхали, К герр-консулу немецкому На пять минут наведались. Герр-консул знал заранее Прямое их задание, Их подлинную роль. Он им сказал напутственно: «Наш долг…» «Исполним в точности!» «Ди унзре пфлихьт…» «Яволь!» От царского правительства К туристам любознательным Приставлен был «беглейтером», То-бишь, сопровождающим, Прямою связью связанный С жандармским отделением, Мужчина представительный, Пред немцами почтительный, Знаток трех языков, Махрово-монархический – Приват-доцент Вилков. Был дан Вилкову списочек, В котором точно значилось, Что гости – немцы видные, Почтенные, солидные, Чины-администраторы, Средь них есть губернаторы, Регирунгсраты важные, Ландраты, полицмейстеры, Судебные чины, Директора, советники Различных департаментов, А также и ученые Большой величины, Наук экономических. Наук агрономических Большие знатоки. Цель этой всей экскурсии – Прогулка двухнедельная, Однакож не бездельная, А с мыслью основной, С желанием естественным Поближе ознакомиться С соседнею, великою Славянскою страной. Нюх потеряв критический, Вилков, сопровождающий, Держась традиционного, Штампованно-казенного, Одобренного мнения Насчет высокой честности Почтеннейших гостей, Не видел, а и видевши, Тож не придал значения, С чего бы это штатские Особы, не военные, А, проезжая Брест, На крепость брест-литовскую, На лагери солдатские Все гости до единого Глаза усердно пялили, Привскакивая с мест, Иные же пустилися Биноклями обшаривать Дороги и тропиночки, Пригорки и ложбиночки, Лежавшие окрест. При этом всем, однакоже, Буфет вокзальный немцами Был осажден и тут. Вагоны вновь загрохали, Пред сном все немцы охали: «Закузка рузкий… гут!» В дороге за ночь выспавшись, Наутро очутилися Туристы наши в Киеве. Таков их был маршрут. Устроились в гостинице, Где местные встречатели, Казенные врали, Гостей кормили завтраком На денежки народные: Ешь, брюхо завали! Отсюда на извозчиках, В пролетках перекошенных, Облупленных, ободранных, С железным звоном, грохотом, По рытвинам, колдобинам, По выбитым камням Туристы-немцы, крякая, От непривычки охая, – Раз гость, терпи, не злись! – До лавры до прославленной, До крепости монашеской, За часик добрались. Их встретил всех приветливо, Рукою белой, пухлою Наперсный гладя крест, Монах слащаво-благостный, Сановный сибарит, Печерско-лаврский, стало быть. Отец-архимандрит. С ним гости любопытные Все темные и душные Пещеры обошли. На свежий воздух выбравшись, О чем-то с переглядкою Хихикая украдкою, Жужжали, как шмели. Пред ними – Днепр серебряный, За ним – просторы синие, Леса, поля бескрайные Раскинулись вдали. Отсюда с подобающим К туристам уважением, С умильным выражением На лике сладком, тающем Отец-архимандрит Повел гостей в гостиницу – Не в грязную, народную, А в чистую, «дворянскую», Где был для них уж празднично Огромный стол накрыт. За выдержанно-постную, За икряную, рыбную, Грибную и фруктовую Монашескую снедь, За сахарно-цукатные За сладости плодовые, За нежно-ароматные За соты за медовые, За квас хмельной, разымчивый, За крепкие наливочки, Вишневочки, сливяночки, За вкусные селяночки Казенно-провожатому Вилкову тароватому Уж не пришлось краснеть. У разварной стерлядочки, У балыка, севрюжины, Икры – не меньше дюжины Отборнейших сортов! – Все немцы осовевшие, Как будто год не евшие, Пыхтели час, не менее. Особое умение! Сказать по справедливости, Старались без стыдливости: Ешь, пей, коли дают, – Из-за стола стыдливые Голодными встают. Пилося немцам, елося На славу, да имелося К тому еще в виду, Что к вечеру от города В их честь банкет готовится С оркестром симфоническим И ужином отменнейшим В великолепном киевском «Купеческом» саду. Со всякой точки зрения Он стоил одобрения, Невиданно-диковинный – Другого слова нет! – Банкет, организованный Красноречиво-лаковым «Градским главою» Дьяковым. Да, это был банкет! Но мне его в подробностях Описывать охоты нет: У самого, мне боязно, Вдруг слюнки потекут. Недаром поздно, за полночь, Когда в утробах вспученных У них, едой измученных, Плескалося, варилося, Черт знает что творилося, Гостями сонно-вялыми Уже под одеялами Не то что говорилося, А бесперечь икалося, Утробно выкликалося: «Зак… кузка… рузкий… гут!!» Весь день второй естественным Был продолженьем первого: Приятные слова, Серьезное, курьезное, Диковинно-забавное, И то и се, а главное – Жратва, жратва, жратва! Зашли в собор Софиевский, Зашли в собор Владимирский, А в самую жару На флагами расцвеченном Колесном пароходике Опять с банкетом, с музыкой, С застольным красноречием Катались по Днепру. Наевшися, напившися, Банкетных слов наслушавшись, Туристы стали спрашивать Вилкова с нетерпением: «Не опоздаем к поезду?» Вилков ответил вежливо: «Да, на вокзал пора, Переночуем в поезде. И завтра же с утра Согласно расписанию И вашему желанию Крестьянские показаны Вам будут хутора».
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.