Кофе, можжевельник, апельсин

Ролдугина Софья Валерьевна

Серия: Кофейные истории [11]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кофе, можжевельник, апельсин (Ролдугина Софья)

Софья Ролдугина

История одиннадцатая. Кофе, можжевельник, апельсин

Зимой, в хмурую погоду часто хочется попробовать чего-то особенного, но в то же время достаточно традиционного. Так, чтобы новых впечатлений хватило с избытком – разбавить серые будни, но при этом даже большую порцию кофе можно было допить до конца с удовольствием, а не сделать глоток, подивиться фантазии баристы – и отставить чашку.

Для таких случаев как раз подойдёт можжевеловый кофе с апельсиновым сиропом.

Возьмите четыре-пять ягод можжевельника и разотрите их в каменной ступке. Добавьте мускатного ореха – немного, на кончике ножа – и щепотку соли. С этой смесью варите «медленный» кофе в турке – в течение пятнадцати минут, ни в коем случае не позволяя напитку закипать.

Апельсиновый сироп лучше использовать домашний. Для этого сперва отожмите сок из трёх апельсинов. Затем оставшуюся мякоть вместе с корочкой мелко нарежьте и варите в двух стаканах воды в течение десяти минут. Потом удалите из жидкости кожицу и мякоть, добавьте сахар – около шестисот граммов – и сок, а после кипятите ещё пятнадцать минут.

Сироп следует налить на дно чашки – по вкусу, затем добавить можжевеловый кофе, и пить через трубочку, сидя перед камином.

…А ещё поговаривают, что веточка можжевельника, подложенная под порог, отпугивает злых духов…

Детектив Эллис был поразителен и неотразим.

Он ориентировался в моих делах едва ли не лучше меня самой – и это поражало воображение.

А уж отразить его натиск и отказать в просьбе, даже в самой абсурдной, не смог бы никто… разве что недальновидный глупец.

– Виржиния, – низким голосом позвал Эллис, перегибаясь через стол. Лицо детектива оказалось волнующе близко к моему – слава Небесам, что мы сидели за ширмой, и посетители кофейни не могли видеть, что за возмутительное действо здесь творилось. – Возьмите меня послезавтра с собой в путешествие.

Решение отправиться в поездку на десять дней я сама приняла только вчера, и знала о нём пока только Юджи, писавшая под диктовку ответ, и мой управляющий.

И Эллис, как выяснилось.

– Не представляю, о чём вы говорите, – попыталась я отшутиться, но он отстранился, обмякая на стуле, и снова вздохнул, теперь трагически:

– Ну вот! Неужели вы оставите меня здесь, на верную погибель?

Я мысленно пересчитала сахар в вазочке – ровно тринадцать кусков, шесть белых и семь коричневых, тронула кончиками пальцев бледные, восковые лепестки единственной блекло-розовой лилии в высоком хрустальном бокале, проследила за тёмно-красной нитью в узоре на скатерти, пригубила кисловатый лимонный кофе – и лишь тогда спросила, пытаясь не выдавать охватившего меня смятения:

– Эллис, вы серьёзно?

После того, что случилось с Мадлен всего неделю назад, я ещё не была готова шутить о смерти близких друзей.

– Как сказать… – пожал он плечами и посмотрел на меня в упор. Обычно светлые глаза выглядели сейчас тёмными из-за плохого освещения. – Видите ли, я имел глупость обвинить в отравлении немножко не того человека. Точнее, как раз того – улики неопровержимы. Однако отравитель использовал своё влияние и, полагаю, немаленькое состояние, чтобы сбежать из тюрьмы. Ладно – я сам, я уже привык к тому, что меня время от времени пытаются убить из мести. Но Нэйту тоже грозит опасность – только потому, что я живу в его доме. Так что лучше было бы мне на время уехать, чтобы мои коллеги выловили и вновь заключили в тюрьму сбежавшего отравителя. Ну, и вообще, мне отпуск полагается, не всё же в Бромли сидеть, – закончил детектив с неожиданной жизнерадостностью.

Я вновь пригубила кофе, уже порядочно остывший, проговорила про себя монолог Эллиса и сделала единственно возможное предположение:

– Вы недоговариваете. И пытаетесь меня использовать.

Он лукаво улыбнулся, глядя исподлобья:

– В первую очередь я прошу вашей помощи, Виржиния, потому что не могу справиться сам. И мне действительно грозит опасность. И Нэйту тоже. А вот вам – нет, пока рядом остаются Лайзо и Паучий Цветок, никакой злоумышленник даже чихнуть в вашу сторону не отважится. Так вы возьмёте меня с собой?

Конечно, я ответила «да». Святые Небеса, если бы с такой же убедительностью современные джентльмены делали предложения юным леди, то старые девы в Аксонии вымерли бы, как древние ящеры из книги Лиама!

Признаться откровенно, ещё совсем недавно я и не подозревала, что отправлюсь в путешествие в графство Валтер. Но, во-первых, шесть дней назад пришло очередное письмо от адвоката, полное недомолвок и иносказаний, из которого следовало, что сроки ремонтных работ срываются по неким невразумительно-мистическим причинам. Проклятие старого замка – что это, скажите на милость?

А во-вторых, не далее как четыре дня назад доктор Хэмптон посоветовал Мадлен для поправки душевного здоровья сменить ненадолго обстановку.

Я сложила два и два – и поняла, что мне просто необходимо срочно проинспектировать собственный замок.

Разумеется, после недавних событий и речи не могло быть о том, чтобы оставить без присмотра мальчиков Андервуд-Черри, а значит с нами ехал бы и Клэр вместе с камердинером Джулом. Лиама мне оставлять не хотелось, но раз Паола настаивала на том, что образование должно быть непрерывным, то пришлось бы отправиться в путь и ей. Лайзо я, разумеется, брать не собиралась, иначе Клэр бы утопил меня в сарказме, а это, право, очень дурная смерть.

Итого – восемь человек, включая нас с Мэдди, и Эллис девятый.

Дядя Рэйвен, разумеется, не одобрил бы такое «посольство», однако спрашивать его разрешения я и не собиралась. Уже готово было письмо с уведомлением о том, что я-де буду отсутствовать в Бромли чуть больше недели. Юджиния обещала направить его ближе к вечеру, в день отъезда – прекрасный способ одновременно и вежливо предупредить о своих планах, и благополучно избежать нотаций.

Мадлен приняла известие о скорой поездке с благодарной улыбкой, немного пугавшей меня все последние дни; дядя Клэр – со смирением. Эллис же, заполучив моё согласие, к большому удивлению, не стал просить денег на железнодорожный билет.

– За меня заплатит друг. В обмен на небольшую услугу, – загадочно произнёс детектив, пробудив целый сонм подозрений.

– Надеюсь, этот друг – не доктор Брэдфорд? И он не едет с вами в качестве той самой «услуги»?

Зрачки у Эллиса расширились, подтверждая самое худшее: я случайно угадала какую-то часть из его плана, но вот какую…

– Нет, – произнёс он наконец с плутовской лисьей улыбкой. – Не Нэйт. У Нэйта работа. Но вам понравится сюрприз.

– Позвольте усомниться.

– Позволяю, – великодушно разрешил Эллис.

Но это было позавчера, а сегодня, ясным холодным утром, мы прибыли на вокзал – в наёмном кэбе и на моей прекрасной «Железной Минни». Лайзо и Джул погрузили наши вещи в поезд, а затем Лайзо вернулся в особняк. Признаться, мне было немного одиноко – первые две минуты, пока Лиам не опомнился от удивления и не начал заваливать нас всех вопросами о вагонах и железных дорогах.

Через четверть часа появился проводник и, рассыпаясь в извинениях, сообщил, что отправление поезда откладывается приблизительно на сорок минут. Я, честно говоря, надеялась, что к нам в купе заглянет Эллис и расскажет, как он устроился. Но, видимо, пассажиров третьего класса не допускали в вагоны первого.

«Ничего, – подумалось мне. – Так или иначе, мы встретимся на вокзале в Валтере».

Если бы я только знала, что меня ждёт в родном замке!

Впрочем, пока ничего не предвещало ни катастроф, ни хотя бы заурядных приключений с риском для жизни. Если мы и страдали в дороге, то разве что от скуки: ехать пришлось долго, а захватить книгу догадалась только Паола, и потому время тянулось бесконечно.

Сам поезд показался мне весьма комфортным. В купе для пассажиров первого класса помещалось четыре человека. Так как Эллис ехал третьим классом, нас осталось всего восемь, поэтому достаточно было взять два купе. В одном обосновался Клэр со своим камердинером, Кеннет и Чарльз. Во втором – Паола, Лиам, Мэдди и я. Обстановка была роскошной, на грани безвкусицы: отделка бархатом и красным деревом, серебряное шитьё на портьерах, массивный стол «под старину» и четыре мягчайших кресла, так и манивших прикрыть глаза и подремать. Мэдди с Лиамом устроились у окна, по-детски непосредственно глазея на пейзажи. Паола сразу же углубилась в роман. Я сперва читала газету, услужливо поднесённую проводником, потом некоторое время промаялась от безделья – и, смирившись со своей натурой, наконец достала из саквояжа записную книжку с вложенным письмом от управляющего и начала заново пересчитывать смету.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.