От шерифа до террориста. Очерки о геополитике США

Савин Леонид Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
От шерифа до террориста. Очерки о геополитике США (Савин Леонид)

ВВЕДЕНИЕ

В книге «Шериф. Защита Америкой нового мирового порядка» видный британско-американский геополитик и стратег Колин Грей размышляет о роли США в современном мире. Он использует метафору шерифа для обозначения той роли, которую США взяли на себя после терактов в Нью-Йорке, оправдывая или критикуя те или иные действия администрации Белого дома. Шерифом называлась административно-судебная должность в Великобритании и эта модель в определенное время была перенесена и в Соединенные Штаты. Тем не менее, в современной системе США существует четкое разделение властей, которые имеют свои функции. Но термин «шериф» продолжает использоваться, зачастую в негативном контексте, указывая на то, что в США вопросы демократии и прав человека являются не более чем демагогией, а реальность такова, что созданная государственная система представляет собой репрессивный аппарат контроля и принуждения, причем не только во внутренней, но и во внешней политике.

Колин Грей по этому поводу считает, что США в качестве агента отстаивания своих национальных интересов имеет особую идею мирового порядка, и приводит ряд аргументов, среди которых: і) США является единственной силой, которая может защитить нынешний мировой порядок; 2) После 11 сентября США начали постепенно брать на себя роль шерифа; 3) Стратегия может быть различной. Военная эффективность не нуждается в средствах стратегической эффективности, тогда как стратегическая эффективность может не использоваться как политическое преимущество; 4) История является лучшим проводником в будущее [1] .

Но история, похоже, ничему не научила руководство США в деле продвижения и отстаивания своих интересов. Меняются технологии и методы, но суть остается той же.

Более того, после сентября 2001 г. наступила угроза утверждения однополярного момента, когда Вашингтон начал претендовать на право беспрецедентного вмешательства в дела других стран.

Тогда впервые после 1945 г. США четко обозначили свою миссию — борьбу с терроризмом, пишет К. Грей. При этом утвердив свою уникальную роль в качестве шерифа текущего мирового порядка [2] . Однако, слишком прямолинейный подход с очевидным подтекстом вызвал возмущение не только бывших и текущих союзников США по блоку НАТО, но и критику внутри политических групп США, и даже среди военных, которые думали иначе, но, подчиняясь приказам сверху, выполняли свою работу.

В ноябре 2001 г., встречаясь с одним из высокопоставленных офицеров в Пентагоне, генерал Уэсли Кларк узнал от него, что планируемая война против Ирака является лишь частью кампании. За Ираком следовали Сирия, Ливан, Иран, Сомали и Судан. Так как генерал Кларк уже находился в отставке и был военным экспертом CNN, он не располагал детальной секретной информацией, и прокомментировал в своей книге подобные планы эпитетом «операция по осушению болота». Размышляя над ролью различных военизированных организаций типа «Хизбалла» и «Хамас», Кларк не увидел возможность их причастности к взрывам в Нью-Йорке 11 сентября 2011 г. Кроме того, отставной генерал задается вопросом — «как же быть со странами, которые дали более всего террористов, — такими союзниками США в регионе, как Египет, Саудовская Аравия и Пакистан? Разве не репрессивная политика одних и коррупция и бедность других способствовали появлению массы молодых людей, ставших террористами? А что делать с радикальной идеологией и прямой финансовой поддержкой, исходящими из Саудовской Аравии? Уместен вопрос о наших союзниках по блоку НАТО, чьи города использовались террористами в качестве баз и штаб-квартир для планирования операций» [3] .

Он отмечает, что большая часть террористов, участвовавших в атаках на ВТЦ и сентября 2001 г. были рекрутированы в Саудовской Аравии, которая всегда вела двойную игру — использовала США в целях собственной безопасности и финансовой помощи, в то же время поддерживая и финансируя ваххабитский ислам с его последовательным антиамериканизмом. И в целом оценивает стратегию в так называемой глобальной войне США против терроризма как неправильную и несбалансированную [4] .

«Война использовалась не как последнее средство, а как наиболее предпочтительный инструмент», — говорит генерал вполне очевидные вещи [5] .

Однако по прошествии более десяти лет Вашингтон так и не смог дать миру отчет о проделанной работе. Сменились приоритеты в национальной стратегии и безопасности США. В администрации Обамы помимо ближневосточного вектора четко обозначился и тихоокеанский в связи с растущим могуществом Китая. Абстрактный терроризм сменился «АльКаидой». Вместе с этим результаты вторжения в Афганистан и Ирак в контексте борьбы с терроризмом, по мнению многих экспертов и аналитиков, далеко превосходят первоначально заявленные планы США (в негативном смысле). Огромное количество убитых мирных граждан, раскрытие истинных целей вторжения, имеющих экономический и стратегический характер, нарушение норм международного права, а также дальнейшая экспансия США выставляют эту страну не в лучшем свете. Ужас, которые пережили жители Нью-Йорка 11 сентября 2001 г. совершенно не сравним с тем ужасом, который пережили, например, иракский, афганский и пакистанский народы. Вместе с этим, в постоянном страхе живут и жители других стран, которые оказались в очень неудобной ситуации, в связи с соседством какой-нибудь американской военной базы или инициативы при поддержке американского правительства (например, постоянные нарушения сотрудников частных военных компаний в зонах своих действий — от Колумбии до Ирака).

Все, кто занимается вопросами терроризма, знает, что существует феномен, получивший название «Стокгольмский синдром», когда жертва террористов по ряду субъективных и объективных причин начинает им симпатизировать и переходит на их сторону. Однако пока не определен другой феномен, — когда те, кто ведут борьбу с терроризмом, сами становятся террористами. Может быть, для такого случая будет адекватно название синдром Вашингтона или синдром Буша?

При этом вспоминаются и старые прегрешения Белого дома: создание эскадронов смерти в Латинской Америке, поддержка моджахедов в странах Средней Азии, послужившая источником для создания «Аль-Каиды», сомнительные медицинские эксперименты на гражданах других стран (Гватемала — наиболее показательный случай), поддержка авторитарных режимов в государствах, представляющих стратегические интересы для Вашингтона, в том числе, в деле борьбы с идеологией коммунизма.

Тем не менее, по замыслу К. Грея американский шериф должен быть готов бороться и побеждать угрозы, откуда бы они не исходили, не смотря ни на что.

Следовательно, мировая американская шериф-супердержава должна быть в состоянии:

• защищать и получать выгоду из контроля на морским, воздушным, космическим и кибер пространствами;

• защищать свою страну от любых видов угроз;

• быть в состоянии иметь географический доступ силовым путем для обеспечения своих интересов, чтобы:

• быстро проектировать военную силу в различных формах (таких как огневая мощь и развертывание на суше);

• обеспечивать логистическую поддержку для своей глобальной стратегии;

• обеспечивать секретность ядерных сил в соответствии с требованиями нового века, а не стандартами прошлого;

• иметь вооруженные силы на суше для победы в мирное и военное время [6] .

Кажется, этим и продолжает заниматься руководство США, продолжая жестокие репрессии и необоснованно применяя военную силу, одновременно прикрываясь демократической риторикой, которая со времен Б. Клинтона (тезис о гуманитарных интервенциях и бомбардировках) претерпевает очередные изменения, обогащаясь лозунгами о киберсвободе и либерализме в виртуальном пространстве.

Как говорится, дьявол кроется в деталях, поэтому выявление таких «мелочей» и необходимо для понимания полной картины и истинного лика «нашего заокеанского партнера».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.