Парень, который пробирается в окно моей спальни

Моусли Кирсти

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Парень, который пробирается в окно моей спальни (Моусли Кирсти)

Глава 1

Я сидела за барной стойкой на кухне, наблюдая, как моя мама делает пасту. Она немного нервничала и, не переставая, каждые пару минут поглядывала на часы. Я знала, почему она делает это, мой отец должен был вернуться ровно через шестнадцать минут, а он любил, чтобы к его приходу ужин уже был на столе.

Джейк слонялся вокруг, играя со своим игрушечным Человеком-пауком.

— Мам, можно я схожу поиграть к Лайаму? — спросил он, глядя на нее щенячьими глазами.

Она снова взглянула на часы и быстро покачала головой.

— Не сейчас, Джейки. Ужин не будет долгим, но мы должны кушать вместе, как семья.

Она немного вздрогнула после того, как произнесла это.

Лицо Джейка приняло расстроенный вид, но он кивнул и сел рядом со мной за стойкой. Я сразу же выхватила у него маленькую фигурку из рук и смеялась, пока он старался забрать ее обратно, улыбаясь и закатывая глаза. Он был милым ребенком, блондин с серыми глазами и карими крапинками в них. Он был моим старшим братом, и как принято у них старших братьев был самым лучшим. Он всегда присматривал за мной дома и в школе, чтобы быть уверенным, что никто не обижает меня. Единственным, кому, по его мнению, разрешалось обижать меня, был он сам, и немного в меньшей степени его лучшему другу Лайаму, который по стечению обстоятельств, жил в соседнем доме.

— Итак, Эмбс, тебе нужна помощь с домашним заданием? — спросил он, легко подталкивая меня своим плечом. Джейку было уже 10, на два года больше, чем мне, поэтому он всегда помогал мне со школьными заданиями.

— Неа. У меня их нет, — я улыбалась, болтая ногами, так как они свешивались со стойки.

— Так, дети, пойдите и сядьте за стол ради меня. Вы знаете как. Именно так, как надо, хорошо? — проинструктировала нас мама, посыпая пасту сыром и кладя ее в духовку. Джейк и я спрыгнули со стойки, собрали все свои вещи и отправились прямиком в столовую.

Мой отец во всем считал себя правым, и если что-то было неправильным на его взгляд, то он становился злым, а этого никто не хотел. Моя мама всегда говорила, что у отца очень напряженная работа. Он очень легко раздражался, если кто-то из нас делал что-то неправильно. Вы, наверное, слышали выражение «ребенок должен быть на виду, но не на слуху», так вот, мой отец довел этот принцип до еще более кардинального. Он любил говорить, ребенок должен быть невидим и неслышим. Каждый день он приходил домой ровно в 5:30 вечера, и мы сразу же садились ужинать, после чего, Джейк и я отправлялись в свою комнату, где могли тихо поиграть до 7:30, времени, когда мы обязаны были отправляться в постели. Я ненавидела эти ежедневные вечерние часы. До его прихода все было прекрасно, после все менялось. Джейк становился тихим и не улыбался. У мамы появлялось это самое выражение на лице, то ли страха, то ли тревоги, и она начинала суетиться по дому, то и дело, поправляя диванные подушки. А я всегда просто стояла в сторонке и про себя мечтала спрятаться в комнате и не выходить из нее.

Джейк и я тихо устроились за столом и в молчании ждали звука открывающейся входной двери, означающего приход отца домой. Я чувствовала, как от напряжения сжимается желудок. Руки вспотели, про себя я молилась, чтобы у него сегодня был хороший день, и вечером он был нормальным.

Иногда он и вправду был в хорошем расположении духа, обнимал и целовал меня, говорил мне, какая я особенная девочка и как он меня любит. Обычно такое случалось по воскресеньям. Мама водила Джейка на занятия хоккеем, а я оставалась дома с отцом. Эти воскресенья были моими самыми худшими днями, но я никому никогда не рассказывала о тех случаях, когда он трогал меня и говорил, какая я хорошенькая. Я ненавидела эти дни, и мечтала лишь о том, чтобы выходные никогда не наступали. Я предпочитала будни, когда я видела его только во время ужина. И я определенно предпочитала, когда он смотрел на меня злыми глазами, тем моментам, когда его взгляд при виде меня был добрым. Все это мне не нравилось, я чувствовала себя некомфортно, руки начинали трястись. Слава богу, сегодня был только понедельник, у меня впереди была неделя, прежде чем начинать беспокоиться об этом.

Пару минут спустя вошел отец. Под столом Джейк накрыл мою руку своей и взглядом дал понять, как себя вести. У моего отца были светлые волосы, такого же цвета как у Джейка. У него были карие глаза, которые вечно были хмурыми.

— Привет, дети, — поприветствовал он нас своим громким, глубоким голосом. Я вся покрылась мурашками, пока он говорил. Поставив портфель, он занял свое место во главе стола. Я постаралась никак не отреагировать на его появление, честно говоря, я вообще старалась не шевелиться. Мне казалось, что именно я была причиной того, что кто-то из нас попадал в беду или делал что-то неправильное. Именно из-за меня у всех были проблемы. У нас не всегда так было, раньше я была любимой маленькой девочкой, но все изменилось после того, как три года назад он устроился на эту работу. Наши отношения коренным образом изменились. Он по-прежнему выделял меня между мной и братом, но теперь приходя домой с работы, он делал вид, что нас с Джейком просто нет в комнате. Взгляд, которым он иногда смотрел на Джейка, как будто говорил, что он хочет, чтобы брата просто не существовало. Этот его взгляд причинял мне боль.

— Привет, пап, — хором ответили мы. В этот момент вошла мама, внося пасту и тарелку с чесночным хлебом.

— Выглядит неплохо, Маргарет, — сделал он ей комплимент, улыбаясь.

Мы все принялись за еду в полной тишине, я старалась не ерзать на стуле.

— Как дела в школе, Джейк? — спросил он брата.

Джейк поднял взгляд и посмотрел на него широкими от удивления глазами.

— Я пробовался в хоккейную команду, меня и Лайама приняли, — начал было он, но отец кивнул, не слушая его.

— Отлично, сынок, — перебил он его. — А что насчет тебя, Эмбер? — спросил он, переводя взгляд на меня.

О, нет. Так, все хорошо. Будь вежливой, не паникуй.

— Хорошо, спасибо, — тихо ответила я.

— Говори громче, ребенок, — закричал он.

Я вздрогнула от его тона, пытаясь предугадать, что он сделает, ударит меня или отправит в постель без ужина.

— Все отлично, спасибо, — повторила я громче.

Он хмуро посмотрел на меня и повернулся к матери, которая сидела, сложив вместе руки и слегка покусывая нижнюю губу.

— Ну а ты, Маргарет, чем занималась сегодня? — спросил он, приступая к еде.

Она прочистила горло:

— Я ходила в супермаркет и купила шампунь, который тебе нравится, а потом гладила, — ответила она быстро.

Это звучало как заранее подготовленный ответ. Она всегда так делала, готовила ответы на вопросы, чтобы не сказать ничего лишнего, что способно вывести его из себя.

Я потянулась за своим стаканом, но была невнимательна, задела его, из-за чего содержимое пролилось на стол. Все глаза обратились к моему отцу, который вскочил со своего стула.

— Черт возьми! Эмбер, ты глупая маленькая сучка!
- прорычал он и, схватив меня за руку, грубо выволок из-за стола. Моя спина вдруг ударилась о стену, я почувствовала боль и закусила губу, чтобы не заплакать. Слезы сделают только хуже, он ненавидел слезы, говорил, что плачут только слабаки. В его глазах был гнев и жестокость, он занес руку, презрительно глядя на меня. Я задержала дыхание, ожидая удара. Я знала, что ничего не могу сделать, кроме как молча принять удар, как и всегда. Почти сразу брат вскочил со стула и бросился ко мне, крепко обнял меня своими руками, прикрывая. Теперь он стоял спиной к отцу, защищая меня.

— Отойди от нее, черт возьми, Джейк! Ее нужно научить быть аккуратнее! — выкрикнул отец, схватив Джейка за одежду и грубо швырнув на пол. Отец с размаху дал мне пощечину. Сила удара заставила меня упасть на пол, лицо горело от острой боли. Затем его внимание переключилось на Джейка. Он ногой ударил его в бедро, отчего он закричал и свернулся калачиком на полу, пытаясь защитить голову.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.