Дело взято из архива

Ивин Евгений Андреянович

Серия: Честь. Отвага. Мужество [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дело взято из архива (Ивин Евгений)

Часть I

Анонимка

Почты было немного. Полковник Федоров не спешил ее просматривать. Он постоял у окна, с сожалением посмотрел на зловещие свинцовые тучи, из которых, словно из худого решета, с рассвета моросил мелкий дождь, и повернулся к календарю. Срывалась завтрашняя рыбалка: даже самые заядлые рыбаки вряд ли решатся ехать за город в такую непогоду. Придется субботу и воскресенье просидеть дома, коротать время в одиночестве. Радостного в этом было мало.

Жену с сынишкой Николай Григорьевич отправил на два месяца в Крым. Сейчас они купаются в море, и погода там, конечно, стоит великолепная. Можно было бы эти два месяца посвятить рыбной ловле, до которой Николай Григорьевич был большой охотник. Вчера до поздней ночи он приводил в порядок свои снасти, даже условился со своими друзьями о часе отъезда: выехать в субботу с ночевкой — одно удовольствие! И вот — дождь…

Николай Григорьевич оторвался от своих невеселых мыслей, подошел к столу и взял всю пачку писем. В основном письма были служебного характера, и полковник, стоя у стола, сразу же делал на них пометки, адресуя по отделам. Последним оказалось письмо в простеньком четырехкопеечном конверте, свернутом пополам и изрядно потертом. Федоров повертел его, задумчиво разглядывая корявые буквы. Кто-то, видимо, написал письмо, сделал надпись на конверте «Начальнику управления КГБ, лично», потом сунул его в карман и долго носил там, либо забыв, либо не решаясь отнести на почту. В конце концов письмо было брошено в ящик и спустя семь дней попало в руки начальника управления КГБ полковника Федорова.

Осторожно, по самому краю, Федоров вскрыл конверт и увидел листок из ученической тетрадки. Там стояло всего несколько строк.

«Имя мое вам, начальник, знать ни к чему, — прочитал полковник, обратив внимание на то, что писавший имел возможность познакомиться с лагерным этикетом. — Хочу сослужить одну услугу. Встретился мне человек. С немцами якшался во время оккупации. Кровь на нем есть. Звали его тогда Мишка Лапин, а кличка у него была попросту Мишка-палач. Сдается мне, что беглый он, хоть бумага у него железная. Ловите его, не то беды от него можно ждать всякой. В городе Е. жил он. Там о нем и узнаете. Не подписываюсь, оттого как имею свои соображения».

Федоров еще раз перечитал анонимное письмо и, взяв из стаканчика красный карандаш, подчеркнул всего одно слово: «Мишка-палач».

«Лапин, Лапин, припоминается мне это дело».

Полковник подошел к телефону, набрал номер и приказал:

— Капитана Петренко ко мне!

Вошел молодой человек, среднего роста, лет двадцати восьми, в модном темно-коричневом костюме.

— Садитесь, Виктор Владимирович. Хочу поручить вам кое-что любопытное. Скажу заранее — дело трудное, с одними неизвестными. Речь идет о давнем деле… Помню, когда-то мы вели расследование, но потом сдали в архив, так и не выяснив всего до конца — не хватило материала. Вот о чем идет речь: во время войны некто по фамилии Лапин служил в гестапо в городе Е., удалось установить его кличку — Мишка-палач, мерзавец первой марки, есть сведения, что ему удалось бежать вместе с гитлеровцами… Вот пока и все, остальное узнаете из дела.

— Разрешите вопрос, товарищ полковник? Почему следствие по делу Лапина было прекращено?

— Видите ли, в тысяча девятьсот сорок шестом году были такие дела. Следствие по ним проводилось довольно поспешно, может быть, даже слишком… Только что кончилась война, работы невпроворот. Так же занимались и делом Лапина. Мы проследили путь этого негодяя вплоть до Пруссии. Там его следы и затерялись. Были все основания предполагать, что он скрылся где-то на Западе. Вот почему меня больше всего настораживает эта анонимка. — Полковник передал Петренко письмо, пришедшее с утренней почтой. — Да, кстати, я думаю, что Лапин — фамилия вымышленная. В сорок шестом мы проделали большую работу по поиску Лапина, но похожего человека с такой фамилией не оказалось. Никаких данных о нем мы не получили и из-за кордона. Возьмите в архиве дело и внимательно изучите его. Не упускайте ни одной детали, они могут быть отправной точкой при розыске. Много лет прошло с тех пор, дороги у преступника самые неожиданные… Допускаю даже связь с западной разведкой. А может быть, все окажется проще…

— Лапину, видимо, удалось проскользнуть контрольные органы вместе с репатриантами, и теперь он, вероятно, под своей настоящей фамилией спокойно живет дома, — заметил капитан.

— Аут-аут, терций нон датур! — задумчиво произнес полковник.

— Что вы сказали? — не понял Петренко.

— Это древние римляне говорили: «Или-или, третьего не дано!» Но вполне возможно и третье, и притом самое неожиданное. С вами будет работать… — полковник сделал паузу и взглянул в глаза капитану, — конечно, капитан Перминов. С ним будем говорить завтра. А пока составьте план розыска, подумаем вместе.

Капитан Петренко вышел от полковника в приподнятом настроении. «Интересное задание! Петр будет рад, что мы опять вместе. Давно хотелось чего-нибудь стоящего».

— Автомобиль выиграл? — услышал он насмешливый голос и только сейчас заметил возле лестницы своего друга, Петра Перминова.

Петренко обрадовался его появлению, ему не терпелось сообщить приятелю о полученном задании.

— Хуже! — ответил Виктор, сдерживая улыбку. — Есть задание на розыск опасного военного преступника.

— Скажешь?! — с недоверием отозвался Петр.

— Да, будем искать… В нафталине двадцать лет пролежал, неожиданно объявился, — полушутя-полусерьезно сообщил Петренко.

— Где объявился?

— В Советском Союзе!

— Ого! Тогда все о’кэй! Он у тебя в кармане. Бери сеть и траль Черное море. Город известен?

— Известно только имя, да и то; вероятно, липовое.

— Ничего, не отчаивайся. Шерлок Холмс по пеплу узнавал характер человека, а ты вооружен самой современной наукой и техникой… Насколько я понял, тебя сегодня не ждать, ты остаешься думать? — спросил Перминов и, не дожидаясь ответа, махнул рукой и застучал каблуками по ступенькам лестницы.

— Эй-эй! — не выдержал Виктор. — Тут и для тебя кое-что есть. Завтра все узнаешь у полковника. А пока иди отдыхай!

Петренко и Перминов были друзьями. В органы они пришли вместе, но работать им пришлось в разных отделениях, и так уж порой случалось, они по целым дням не видели друг друга. Оба были людьми семейными. В одном Петр обогнал Виктора: у него уже было двое детей — мальчик и девочка, — а у Петренко только сынишка. Перминовы и Петренко дружили семьями и частенько проводили вместе выходные дни: то выезжали с детьми на целый день в лес, то отправлялись в театр, по музеям…

Ни Виктор, ни Петр не скрывали друг от друга, что мечтают о каком-нибудь серьезном самостоятельном деле, где потребуются весь их ум, вся изобретательность, все знания, полученные в институте.

…Виктор расписался в книге регистрации архивных дел, сунул под мышку два увесистых тома и поспешил к себе в кабинет. Ему не терпелось заглянуть в документы, собранные теми, кто двадцать лет назад начинал поиски преступника.

Ночь была в полном разгаре, затих шум машин на улице. Ковш на небе перевернулся так, что в него можно было заглянуть из окна кабинета, а Виктор все сидел, согнувшись над столом, и внимательно, страницу за страницей, просматривал уголовное дело.

Два раза звонил Перминов.

— Сидишь? — спрашивал он откуда-то с другого конца города.

— Сижу! — отвечал Петренко.

— Читаешь? — задавал Перминов вопрос и сам же на него отвечал: — Читаю! Ну читай, читай, не буду тревожить.

— Сделай милость! — соглашался Виктор и клал трубку на рычаг.

Пока из всего просмотренного он не нашел ничего, что бы в какой-то мере проливало свет на настоящее положение дел. Видимо, данные о преступнике придется собирать там, где начиналась его карьера.

Никаких следов

Алфавит

Похожие книги

Честь. Отвага. Мужество

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.