Война во времени

Пересвет Александр Анатольевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Война во времени (Пересвет Александр)

Часть первая Война с динозаврами

Началось всё просто.

Как часто пишут в приключенческих книгах, которыми зачитывался Антон, накачав их из интернета: «Был обычный день. Ничто не предвещало…»

Правда, нельзя сказать, что нынешний день был обычным. Нет, на него как раз пришёлся праздник — день рождения. Двенадцать лет. «Дюжину разменял», — гордо объявил Антон утром, когда мама с папой принесли ему подарки прямо в постель. Отец засмеялся: «Дюжину ты разменял, ещё когда только родился! А сегодня — вторую…» «Или — чёртову!» — весело поправила мама.

А, ну да, вспомнил Антон. Тринадцатый же год пошёл. Но почему — «чёртова»?

Так говорится, пожал плечами папа. Может, специально число так называли. Чтобы чертей отваживать. Так сказать, «малой кровью»: отдали им цифру «13» — и опаньки, пусть на ней прыгают, а к людям не лезут…

Как частенько случалось, было непонятно, шутил он или всерьёз говорил. По крайней мере, что касалось всякой мистики, эзотерики и прочих экстраординарных явлений.

Вообще-то отец в этой самой эзотерике разбирался. Он работал журналистом, пишущим о науке, учёных, о разгаданных и неразгаданных тайнах природы. А потому довольно много отдавал времени исследованию всяческих неопознанных явлений, тайн, загадок природы, писал об этом статьи для журналов и книги. То со знаменитым Вадимом Чернобровом какой-то непонятный метеорит ищут в Калужской области. То с дядей Колей Непомнящим в Якутию заберутся, где вроде бы второе издание Лох-Несского чудовища живет. То некие таинственные пещеры на Дону исследует, в которых, по рассказам местных, чуть ли не НЛО свою базу открыли. То в египетские пирамиды забирается, чтобы проверить гипотезы о том, как их построили. Когда собирались его друзья, в разговорах подчас ничего понять было невозможно — звучали какие-то «эгрегоры», «праны», «биотоки», «психоделика» и прочие малопонятные слова. Не поймёшь: то ли научные, то ли фантастические термины.

Отец, конечно, обо всём рассказывал с изрядной долей иронии — безумным энтузиастом Великих Тайн (он так и говорил: «Великих Таин-н-н!») его назвать было нельзя. Загадки и неисследованные явления просто были материалом для его работы. Материалом, как он говорил, интересным, читателями встречаемым на «ура». Но в то же время он всегда признавал, что необъяснимое это существует, что тайны и загадки, если убрать с них шелуху «энтузиазистических» (ещё одно его любимое слово) истерик, существуют в реальности и требуют своего исследования.

Так что слова о чертях на цифре «13» могли быть и шуткой. А могли и…

Ибо, с одной стороны, папка не раз говаривал, что некое информационное поле вокруг человечества присутствует. И он, дескать, сам не раз сталкивался с необъяснимыми явлениями. Которых, по его словам, подчас просто не могло быть. Если не предполагать, что этот самый внечувственный информационный мир существует. А потому отец с друзьями и в легендах о чертях могли захотеть вычленить рациональное зерно.

С другой же стороны, он же, папка, как уже сказано, к очень многим историям о всяких чудесных явлениях и возможностях относился с пренебрежением. И говорил о многом таком с издёвкой. Да, рассказывал он, кое-кто из людей иногда получает к доступ к этому информационному порталу, куда попадают мысли всех людей. Ибо мысли есть то же движение электрических зарядов по клеткам мозга. Значит, это энергия. А энергия, согласно фундаментальному закону природы, не исчезает никуда. Почему бы ей не оставаться в каком-то подобии космического интернета, как в кэше обычного интернета остаются даже стёртые пользователем записи? Не говоря уже о записях уже умерших людей. Человека уже нет — а блог его ещё живёт, мысли его ещё бродят по сети, и кто-то даже, натыкаясь на них, отвечает, реагирует. Вступает в контакт с тем, кого уже нет в материальной форме…

Таких людей, которые могут как-то подсоединяться к тому внеземному «кэшу», называют экстрасенсами. Но таких крайне мало, да и способности их, мягко говоря, неровные. Нередко отказывают. Да к тому же на каждого из настоящих экстрасенсов приходится по сотне, если не тысяче, шарлатанов и мошенников. А потому и в историях о всяческих чудесах, что ходят среди людей и часто всплывают в интернете и телевизоре, — такой же процент «лжи и лажи», как это формулировал отец. Так что и верить всему вовсе не обязательно. Всегда надо подвергать всё сомнению и отделять зёрна от плевел.

Что такое плевелы — или плевела? — Антон не знал, но смысл фразы понимал. И сейчас, помня о папкиной скептической позиции, сам на всякий случай скептически ухмыльнулся фразе отца.

«В общем, чтобы тебе чертей в этот год увидеть не пришлось», — подытожила с улыбкой мама.

Господи, если б она знала, что он уже сегодня увидит куда более страшное, чем какие-то там черти!..

Глава 1. День рождения

Поначалу всё шло обычно. Штатно шло, как любил говаривать папа. Ну, с поправкой, конечно, на субботу и праздник. Антону дали поваляться в постели, разглядывая и разбирая только что подаренный набор-конструктор. Космодром. Не пластмассовая фигня какая-нибудь! Что-то вроде настоящей модели железной дороги, купить которую Антон тщетно уговаривал родителей последние лет пять.

Тут были две стартовые площадки, одна с обычной вышкой, как для русского «Союза», а другая — вроде как с эстакадой, по которой должен был разгоняться корабль-челнок. Корабли, правда, не разгонялись и не взлетали, со вздохом отметил Антон, но всё остальное было почти настоящим. Можно было собрать управляющий бункер — в нём даже горели лампочки. Нужно было прокладывать подъездные пути, коммуникации, строить домики для охраны… Были предусмотрены даже фигурки космонавтов и прочих, причастных к работе космодрома.

Одно немного раздражало — везде, разумеется, были налеплены американские флажочки. Ибо конструктор был привезён из США. А Антон, как и другие мальчишки из их компании, считал, что первой во всём должна быть Россия. В том числе и в освоении Космоса. А потому твердо решил в ближайшее же время заменить все «звёзды и полосы» на своём космодроме российским триколором.

Правда, Антон подозревал, что, в общем, намного дальше в освоении игрушки вряд ли продвинется. Папка, конечно, человек современный… Но всё-таки взрослый. Такая игрушка хороша была бы, наверное, в его детстве. А сейчас… По сравнению с компьютерной в ней слишком мало опций. Правда, мальчик не помнил какой-либо компьютерной игры в космодромы. Ну и что? — вон «Цивилизация» до каких возможностей дошла! Да полно всего!

Затем мама готовила пирог, а они с папой сходили в магазин за сладостями к чаю. Затем был процесс праздничного наряжания сыновьего тела. Заставили надеть белую рубашку с галстучком, так как к вечеру ждали ещё и дедушку с бабушкой. К этому полагались брючки, которые Антон не любил, потому как в джинсах удобнее.

Потом стали ждать гостей.

Первым явился прилизанный до неузнаваемости, но зато одетый — аж завидки берут! — в джинсовый костюмчик Гуся.

Пока мама ворковала, «какой Саша сегодня нарядный, солидный», тот авторитетно сопел, загадочно держа одну руку за спиной. А затем вручил другу роскошнейший подарок — толстенный складной ножик со швейцарским крестом на корпусе.

Антону так хотелось поскорее рассмотреть его — какое же там должно быть количество функций, при такой-то толщине! — что он едва не подпрыгивал, пока его друг влезал в тапки, вежественно — надо же новообретенную марку солидности поддерживать! — отвечал маме на вопросы о своих успехах в школе и получал свой заслуженный стакан колы.

Гуся — это, понятно, было прозвище. Вообще-то фамилия лучшего Антонова друга была Гусев. Но, похоже, единственными, кто его так называл, были учителя. И то, кажется, не всегда. Во всяком случае, их классная разок точно обмолвилась, изловив мальчишку за очередным злодеянием — уже все забыли, за каким.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.