Призраки подземелья

Маркявичюс Анелюс Минович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Призраки подземелья (Маркявичюс Анелюс)

Таинственная находка

Ромас сунул за пояс самодельный пистолет, воинственно огляделся и выбежал со двора. Спустя несколько минут мальчик уже взбирался на Таурасскую гору.

Еще никого нет!

«А вдруг никто не придет?» — встревожился Ромас.

На каникулы почти все разъехались кто куда: одни — в деревню, к бабушкам и дедушкам, другие — в пионерские лагеря. А те, кто остался в городе, развлекались как могли. Сначала целыми днями играли в пограничников, в индейцев, в казаков-разбойников. Однако все это быстро надоело.

Удивительная вещь — каникулы! Ждешь их — не дождешься: денечки считаешь, хоть бы поскорее на лето отпустили. А пройдет неделя-другая, и начинаешь все чаще вспоминать о школе.

Ромас задумался и не услышал, как сзади кто-то подкрался. Мальчик вздрогнул от неожиданности, почувствовав на плечах чьи-то руки. Да, конечно, такие крепкие руки могут быть только у Симаса. Ромас резко наклонился, выскользнул из «объятий» товарища и схватил его за пояс. Симас — первый силач класса. Но гибкий Ромас увертывался, выгибал спину дугой, метался из стороны в сторону, пытаясь оторвать приятеля от земли и бросить на лопатки.

На вершине холма показались две мальчишеские фигуры. Костас остановился в стороне и терпеливо ждал, когда закончится схватка. Зато Зигмас, юркий долговязый мальчуган с тонкой журавлиной шеей, сразу подбежал к соперникам и затараторил:

— Давай-давай, Симас, жми! Э-эх, такой медведь и не может сладить! Хватай его, Ромас, вали, вали!..

Зигмас суетился, приседал, чтобы лучше увидеть, честно ли ведется борьба, и без умолку, словно заведенный, подзадоривал противников. Но вдруг Ромас и Симас одновременно выпустили друг друга из объятий и повалились на траву. Раскрасневшиеся и усталые приятели будто соревновались теперь — кто с большим шумом выпустит из легких воздух.

— Только и всего! — разочарованно протянул Зигмас. — Борцы называются…

Теперь не хватало только маленького Йонаса — «Книгоеда», который, кстати, жил поблизости — чуть ли не у самого подножия холма.

Ребята сидели на траве и смотрели на раскинувшийся внизу город. Сколько раз открывался он их взорам — то сияющий, залитый солнцем, то подернутый дымкой. И, как бы охраняя город от ветров и стужи, зубчатой грядой обступили его с востока горы Гедиминаса, Лысая, Бекеша, Столовая с крутыми склонами и обрывами, оврагами и лощинами.

На юго-западе улицы карабкались на Панеряйские высоты, а на севере сбегали по отлогим равнинам прямо в объятия зеленой чащи. И Таурасская гора со всеми своими изумрудными лужайками высилась в море домов словно огромный остров.

На этот город можно было глядеть без конца — белые площади, запутанные средневековые закоулки и широкие новые улицы; старинные костелы, сказочные дворики и арки; застывшие в вечном карауле каменные стражи — стройные башни, тонкие трубы заводов и ажурные стрелы кранов.

Вдруг Зигмас вытянул шею и подался вперед:

— Кто там бежит? Ха, уж не Йонас ли? Гляньте, гляньте, как улепетывает!..

Далеко внизу по улице бежали два мальчика.

— Ну конечно же, Йонас! Йонас! — воскликнули друзья.

Костас первым догадался, в чем дело:

— Йонас никак не может отделаться от братишки.

Не прошло и пяти минут, как Йонас показался на горе, правда совсем не с той стороны, с которой его ждали.

— Еле выбрался из лап разбойника, — запыхавшись, объяснил он.

Теперь все были в сборе. Ребята гуськом спустились с горы, побежали по кривым уличкам Старого города и очутились в городском саду.

Сад полон людей. Группами и парами гуляют они по аллеям, толпятся на площадках, сидят на скамейках под гигантскими тополями и ясенями среди аккуратно подстриженных кустов. Женщины катят скрипучие коляски, глядя, как бы не наскочить на снующих под ногами малышей.

И как это у людей получается? Каждый находит себе занятие по душе. Никто не смотрит по сторонам тоскливым взглядом, никто не позевывает со скуки.

Конечно, есть в саду качели. Но на них уже и глядеть не хочется. Залезть на гипсовых слонов, стоящих посреди бассейна перед испорченным фонтаном? Когда-то это было интересно. Устроить соревнование — кто дальше бросит камень? Уже соревновались.

Вдруг Симас приложил палец к губам. Он молча показал рукой на газон. По траве, настороженно посматривая по сторонам, шагал толстый черный кот.

— В атаку! — скомандовал Симас.

Загнать кота на дерево было делом одной минуты. Но появился сторож, и ребята разбежались. Когда они снова собрались, стало почему-то еще скучнее.

Ромас рисовал прутиком на земле какие-то рожицы. Зигмас тщетно старался попасть камешком в ножку скамейки. Йонас уныло протянул:

— Лучше уж домой пойти и арифметикой заниматься… Собрались, а никто ничего интересного придумать не может…

— А что ж ты сам не придумаешь? — усмехнулся Зигмас.

— Очень мне нужно за тебя думать, — отрезал Йонас.

— А я за тебя должен? Да? — Зигмас нахохлился.

Еще секунда, и были бы произнесены слова, за которыми неминуемо следует потасовка. Но скука обладает свойством нагонять такую лень, что даже драться не хочется, и Йонас примирительно сказал:

— Надоело все…

Первым поднялся Костас:

— Пойду домой, почитаю.

Его никто не удерживал. Потом Симас вспомнил, что отец велел отнести в починку сандалеты.

Ромасу очень не хотелось оставаться одному, и он предложил Йонасу сыграть в настольный теннис.

На том и порешили.

Ромас забежал домой, сунул в портфель ракетку, тапочки и два целлулоидных мячика и помчался прямо к школьному парку. В глубине его — рядом с фонарным столбом, так, чтобы можно было играть и вечером, — был установлен большой стол.

Игра захватила ребят, и они сражались до темноты. Наконец ребята выбились из сил. Йонас погасил фонарь, а Ромас спрятал в портфель все свое имущество, и они пошли к выходу.

У самых ворот стояли двое мужчин, лица которых нельзя было разглядеть в темноте. Мальчики были уже готовы проскользнуть мимо, когда мужчина повыше сказал:

— Зайдем сюда. Посидим на скамеечке. Тут уж наверняка не будет никаких свидетелей.

Йонас дернул товарища за рукав и приложил палец к губам.

— Ты что? — прошептал Ромас.

— Вдруг шпионы… — едва слышно ответил Йонас.

«Вот до чего довели беднягу приключенческие романы, — подумал Ромас. — С чего бы это шпионам устраивать свои свидания в нашем школьном парке?» Но неизвестные зашагали прямо на ребят, не видя их в темноте, и мальчикам не оставалось ничего другого, как бесшумно отступить в глубь парка.

Они спрятались за спинку скамейки.

Они спрятались за спинку скамейки. И хотя Ромас уговаривал себя, что незнакомцы наверняка самые безобидные люди и бояться нечего, сердце мальчика тревожно стучало. Он даже не заметил, от волнения, что положил портфель на скамейку. А пошевелиться, чтобы достать его, было страшно. Вдруг услышат, подумают, что мальчики следят за незнакомцами. И что будет тогда! Нет, лучше даже не думать об этом. Пусть эти люди пройдут мимо.

Но скамейка заскрипела. Именно здесь выбрали эти двое место!

В темноте вспыхнула спичка. Потом что-то упало на скамейку, и басовитый, чуть хрипловатый голос произнес:

— Эта штука при тебе?

— Как договорились. В портфеле.

— Придешь завтра ко мне, и будем разбираться вместе.

— До чего ж ты недоверчив, — хихикнул голос в темноте. — Я бы мог сказать тебе, что потерял ее. В милицию же ты не заявишь.

— Когда речь идет о таких деньгах — не до острот, — огрызнулся первый. — Стало быть, ты и вправду еще ничего не понял?

— Стану я тебя обманывать… Понял все, но самое главное никак не поддается… Надо точно определить место. А то, что там денег много, — это ясно.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.