Что дают человеку хвойные деревья

Водовозова Елизавета Николаевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Что дают человеку хвойные деревья (Водовозова Елизавета)

От хвойных деревьев человеку так много удовольствия и выгоды, что их не мешало бы больше разводить и лучше предохранять от врагов.

Когда идет рубка хвойных деревьев, множество работников толпится в лесу. Огромная куча этих деревьев уже свалена у опушки леса. Один крестьянин разрубает дерево, на короткие бревна, складывает их в телегу и отсылает продавать в город для топки печей. Другие работники кладут целые стволы на двуколки и отправляют к плотнику, который употребляет их на разные постройки или распиливает на доски, а потом стругает, чтобы сделать гладкими, для обшивки деревянных стен и домов. Зеленые хвои идут туда, где нужно что-нибудь предохранить от порчи. Несет ли торговка на рынок продавать дичь, она, если время жаркое, всунет в клюв тетерке целый пучок зеленых иголок; покойник ли в доме, — пол устилают ветвями ели. Сосновые иглы употребляют также для приготовления особой, так называемой, сосновой шерсти, из которой вяжут чулки, ткут материю для кофт, фуфаек и рубашек; доктора прописывают их тем, кто страдает устарелой простудой, колотьями, ревматизмом и другими болезнями. Ветви хвойных деревьев нередко служат для скота вместо соломы.

В неурожайные годы, обыкновенно, не хватает соломы на подстилку рогатому скоту; тогда режут концы ветвей вместе с зелеными хвоями и устилают этим хлева и сараи. Но самая главная услуга, которую оказывают людям ель и сосна, состоит в том, что оба дерева дают много смолы.

Вы, конечно, чувствовали в хвойном лесу запах смолы, и она, вероятно, нередко оставляла следы на вашем платье и руках. Рассмотрите дерево поближе, и вы заметите, особенно там, где есть трещина, густые, беловато-золотистые капли. Чтобы смола текла скорее, в деревьях делают отверстия и к этому месту подставляют какую-нибудь посудину. Сосновую смолу добывают не только из дерева, но и выкуривают ее из корня и пней. Когда по бутылкам разливают сиропу заготовленным из душистых веществ, то, чтобы он не потерял аромата, крепко его закупоривают, потом топят смолу в черепке и обливают ею горлышки бутылей; тоже делают, когда приготовляют пиво.

Вы проводите лето близ озера или реки: плотник сколотил уже заказанную вами лодку, только не успел еще осмолить ее — да это после: сегодня такая чудная погода, можно прокатиться и в не осмоленной лодке. Но лишь только вы отъезжаете от берега, вода начинает просачиваться в скважины; от времени до времени вы останавливаетесь и вычерпываете волу из лодки. Но вот поднялся сильный ветер, а вы одни — и кормчий, и гребец; вам нельзя остановиться ни на минуту: вода всё быстрее наполняет лодку, ваши ноги уже совсем мокры. Что-тогда? Какого страху вы наберетесь, пока доедете; да и несчастье легко может случиться. Между тем, если бы лодка была осмолена, вы могли бы кататься в ней совершенно безопасно. Теперь вам будет понятно, почему моряки смазывают смолой свои корабли и шлюпки.

Медленно пережигая хвойные деревья, получают деготь. Колеса экипажей: и телег от постоянной езды сильно скрипят. Лошади, бодрые и только что впряженные, вдруг начинают медленно везти вас; вы останавливаетесь на станции, просите кучера подмазать колеса, и те же лошади так понесли вас, что вы принуждены их сдерживать. Деготь не только облегчает труд лошадям, но часто спасает от опасности и седоков. При быстрой езде не подмазанные колеса так сильно трутся об оси, что могут легко загореться.

Многим из вас, вероятно, приходилось во время прогулки заходить в аптеку за скипидаром. Если откупорить пузырек, — по всей комнате пойдет чрезвычайно сильный запах. Сколько служб сослужил этот скипидар! Летом, когда все разъезжаются по деревням и дачам, в городе поправляют дома, маляры белят краскою потолки, стены, двери, перила на лестнице. Краска эта долго не просыхает. Вот тут-то и легко испортить одежду. Купили скипидару, помочили в него кусок сукна, стали крепко, крепко тереть им пятно, — через минуту уже нет и следа краски; скипидара тоже не осталось: он испарился, улетел в воздух. Скипидар добывают тоже из смолы.

Теперь вы согласитесь, конечно, что ель и сосна, чрезвычайно полезные деревья, что они приносят человеку и здоровье, и много выгод. Но какие же удовольствия доставляют они, какие радости? А забыли вечер накануне Рождества? Помните, как мама позвала вас в зал? Вы, ничего не подозревая, вбежали и остолбенели от удивления и восторга. В комнате бегало множество ваших товарищей, а посреди стояла елка и горела тысячью огоньков.

Но не все могут иметь елку. Многим не на что купить ее, а крестьянские дети и понятия не имеют об этом удовольствии. Какие же удовольствия дает ель бедным людям?

В летний праздник, под сумерки, где-нибудь на лужку сотрется вся деревня: молодые пляшут и поют, а старые слушают да любуются. И не будь канифоли (которую также добывают из очищенной смолы, — ею натирают смычок прежде, чем играть на скрипке), было бы слышно гораздо меньше песен, и совсем не было бы пляса.

В деревне Лукашиной, лишь только в праздничный день завидят высокого, худощавого мужчину лет за 50, сейчас вся молодежь бросается к нему.

— Сыграй, Сидорыч, плясовую!

— Есть мне когда: сапоги солдатам нужно чинить, а с вашей игрой и перекусить нечего будет.

— Да мы тебе согласились копейку с пары.

— Ну, ладно, неси деньги.

— Все разбежались по домам, а Сидорыч пошел за скрипкой. Через несколько минут куча народа собралась на небольшом лужку, где Сидорыч намазывал смычок канифолью и напевал про себя:

«Не будите молоду Раным-рано поутру, Вы взбудите молоду, Когда солнышко взойдет, Когда птички запоют, Когда выйдет пастушок, Заиграет во рожок…»

Все подхватили песню:

«Хорошо пастух играет, Выговаривает: Собирайте, девки красны, Свое стадо на лужок».

Когда кончилась песня, Сидорыч, помахивая головой и передергивая плечами, заиграл русскую. Лишь только расплясались паренек с девушкой, Сидорыч вдруг перестал.

— В уме ли ты, старый! — закричала жалобно девушка, вся раскрасневшаяся от пляски.

— Будет… будет… вы свою копейку сплясали… подавай деньги!

— Как тебе не стыдно посреди самого веселья девицу обескураживать… — упрекали его.

Девушка бросила ему две копейки, и он опять заиграл. Когда сплясали две, три пары, Сидорыч и сам расходился: всё громче и громче напевал он и приплясывал, наконец, весело и живо заиграл «Комаринскую», а когда на середину выскочило несколько девушек и пареньков, Сидорыч, со скрипкою в руках, вместе с другими пустился в присядку. Остальные женщины и девушки прихлопывали в ладоши парни насвистывали и ногами притоптывали.

— Ай-да Сидорыч! смотри, смотри: старый а никому из молодых не уступит! — кричали со всех сторон. Сидорыч устал, весь вспотел, бросил наконец, скрипку в сторону и растянулся на траве. Плясавшие стали бросать ему плату.

— Что вы? — закричал он: — глупый народ!.. — Но потом вдруг вскочил, сгреб медные гроши и побежал к постоялому двору. Через минуту он нес в пестром платке несколько пригоршней каленых орехов и черных стручков.

— Ешьте, молодки, веселись православный люд! — закричал старик, бросив узел на лужок, где отдыхали девушки. — Если кто теперь посмеет грош бросить, за вихры оттаскаю, а то и скрипку брошу.

Начались опять музыка и пляс. Сидорыч и тут не может удержаться, и каждый раз под конец сам пускается вприсядку. Но вот он решил, что плясать будет, и ноги так расходились, что он сдержать их не может, а ему завтра придется далеко разносить свою работу. Чтобы не возобновлять пляса, он вышел на середину и запел:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.