Нашла коса на камень

Броутон Рода

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Рода Броутонъ, по самому характеру своего таланта, занимаетъ въ англійской литератур совершенно особое мсто. Она не рисуетъ яркихъ, бытовыхъ картинъ, не придумываетъ замысловатыхъ фабулъ, а замыкается исключительно въ интимной семейной жизни, картины которой, подъ ея перомъ, дышатъ поэзіей, правдой и теплотой. Интересъ ея произведеній, главнымъ образомъ, психологическій; мало кто изъ современныхъ романистовъ лучше ея уметъ нарисовать нравственный обликъ, особенно женскій; ея любимыя героини — существа крайне несовершенныя, но въ силу этихъ самыхъ несовершенствъ, тмъ еще боле живыя и реальныя. Миссъ Броутонъ не задается никакими широкими общественными задачами и идеалами, она, своей манерой, напоминаетъ живописцевъ-жанристовъ;- самыя обыденныя сцены ежедневной жизни не кажутся ей недостойными ея кисти, она съ любовью отдлываетъ детали, что и придаетъ ея произведеніямъ особенную симпатичность. Одна изъ ея любимыхъ темъ — переворотъ, какой производить любовь въ самой необузданной женской натур; но никогда еще, насколько намъ помнится, она не изображала этого явленія подъ тмъ угломъ зрнія, подъ какимъ оно представляется въ «Second Thooghts», — этомъ симпатичнйшемъ изъ ея романовъ. Джильяна — главная изъ героинь миссъ Броутонъ, полюбившая человка, который стоитъ выше ея въ нравственномъ отношеніи; при безграничной гордости этой, весьма талантливо очерченной, молодой личности, подобный фактъ значительно усложняетъ вопросъ и даетъ возможность перу писательницы выказать вс тонкости ея анализа душевныхъ движеній во всемъ блеск.

I

Романъ начинаегся очень оригинальною сценой; наканун новаго года все семейство почтеннаго сквайра Марло, съ чадами, домочадцами и гостями, въ числ которыхъ есть и личности очень полновсныя, занимается святочнымъ гаданьемъ, прыгая, лишь только часы пробили полночь, черезъ двнадцать зажженыхъ свчей; тотъ, кому удастся благополучно совершить такой прыжокъ, будетъ счастливъ въ теченіе цлаго года; тотъ, кто погаситъ одну изъ свчей, испытаетъ различныя невзгоды въ соотвтствующемъ ей мсяц, если погасла первая — въ январ, вторая — въ феврал и т. д.

Вс присутствующіе могутъ льстить себя надеждой, — въ предстоящемъ году ихъ ожидаютъ одн радости, такъ какъ они побдоносно вышли изъ испытанія, — вс, кром молодой племянницы сквайра, Джильяны Латимеръ: ея участь еще не ршена. Она стоитъ въ нершимости, высоко приподнявъ шлейфъ бархатнаго платья и слегка наклонивъ впередъ свой стройный станъ. — Скорй! кричатъ ей со всхъ сторонъ. Она прыгаетъ и, о ужасъ! три первыя свчки гаснутъ. Со всхъ сторонъ сыплются выраженія сочувствія; Джильяна — любимица старика-дяди, въ дом котораго, со смерти его жены, играетъ роль хозяйки; дти его также ее обожаютъ и очень смущены такой неудачей.

— Январь, февраль, мартъ, — смясь считаетъ по пальцамъ красавица, — чтожъ! мои несчастія по крайней мр скоро кончатся. — Но несмотря на свое кажущееся хладнокровіе, она предпочла бы, еслибъ прыжокъ совершился благополучно. На другой день все веселое общество, усердно работавшее надъ убранствомъ ёлки, отдыхаетъ отъ трудовъ, — въ это время Джильян подаютъ карточку.

— Докторъ Бернетъ! съ недоумніемъ читаетъ она. — Ничего не понимаю.

Пока они съ дядей думаютъ да гадаютъ, кто бы это могъ быть, — самъ незваный поститель появляется въ комнат и, окинувъ взглядомъ всю группу, обращается въ Джильян съ вопросомъ:

— Я обращаюсь къ миссъ Латимеръ?

— Это мое имя, — съ удивленіемъ отвчаетъ она.

— Въ такомъ случа я долженъ просить васъ немедленно удлать мн пять минутъ для бесды, съ глазу на глазъ, о важномъ дл.

— Если вы по длу, вамъ слдуетъ обратиться къ моему дяд, мистеру Марло, — замчаетъ она, горделивымъ движеніемъ руки указывая на хозяина дома.

— Извините, но дло мое касается васъ.

Тонъ, его такъ ршителенъ, что приходится сдаться.

— Въ такомъ случа неугодно ли послдовать за мной, — съ натянутой вжливостью говоритъ Джильяна, переходя въ сосднюю гостиную. Она остается на ногахъ, желая этимъ дать понять непрошенному собесднику, что разговоръ долженъ быть непродолжителенъ; докторъ захлопываетъ за собою дверь и, ставъ противъ нея, говоритъ:

— Вамъ, вроятно, совершенно неизвстно — кто я такой?

— Не имю этой чести, — съ леденящимъ и величавымъ поклономъ, отвчаетъ Джильяна.

— Понятно, — нетерпливо обрываетъ онъ, сердито сверкнувъ глазами. — Я докторъ вашего отца, и онъ послалъ меня за вами.

— За мной! — съ ужасомъ и уже безъ всякаго величія восклицаетъ она;- быть не можетъ!

— Отчего же? — холодно отзывается онъ;- казалось бы вполн естественно человку желать видть свое единственное дтище у своей постели.

Краска бросилась ей въ лицо отъ его укоризненнаго тона.

— Мн кажется, — надменно замчаетъ она, — что пока человку неизвстны вс обстоятельства дла, онъ не долженъ позволять себ выражать своего мннія.

— А если они ему извстны?

— Въ такомъ случа, я не понимаю, какъ отецъ могъ согласиться дать вамъ подобное порученіе.

— Для васъ должно имть значеніе само порученіе, а не побужденія пославшаго. Полноте, — продолжаетъ онъ боле примирительнымъ тономъ, — я только орудіе, фактъ остается въ своей сил — отецъ послалъ за вами, и такъ какъ вы несовершеннолтняя, вы должны хать.

— Должна? — повторяетъ Джильяна, уязвленная повелительнымъ тономъ послднихъ словъ;- извините, если я не соглашусь съ вами; да позвольте еще спросить: какія полномочія привезли вы съ собою?

Не отвчая ничего, онъ опускаетъ руку въ боковой карманъ, откуда вытаскиваетъ клочекъ бумаги, и передаетъ его Джильян.

На этомъ клочк знакомымъ ей, дрожащимъ, неровнымъ старческимъ почеркомъ написано:

«Исполни требованія подателя. — Отецъ твой Томасъ Латимеръ».

Она поднимаетъ глаза на доктора, и ея взглядъ, полный глубокой, вызывающей вражды, встрчается съ его взглядомъ. Джильяна вообще неохотно повинуется кому бы то ни было, но повиноваться безусловно этому грубому, дерзкому незнакомцу — ей невыносимо. Кровь ея кипитъ. Она то краснетъ, то блднетъ.

— Порученіе ваше, я полагаю, исполнено? спрашиваетъ она тихимъ голосомъ, съ дрожью въ губахъ, поспшно направляясь съ двери.

— Постойте! — восклицаетъ онъ, безцеремонно становясь между нею и дверью. — Вечерній поздъ отходитъ изъ Варнфорта пять минутъ девятаго, будете ли вы… Но вы должны быть готовы выхать съ этимъ поздомъ.

— Благодарю васъ, — говоритъ она холоднымъ тономъ, съ едва замтнымъ наклоненіемъ головы;- но мн нтъ надобности затруднять васъ моими сборами: это мое дло.

— И мое также, — грубо заявляетъ онъ, выведенный изъ терпнія ея тономъ и дерзкимъ выраженіемъ ея срыхъ главъ, — такъ какъ мы должны хать вмст.

— Вмст! — сердито повторяетъ она, — извините, я не вижу въ этомъ никакой необходимости.

— Отчего-бы вамъ, право, не быть боле благоразумной? — принимается онъ усовщивать ее. — Пріятно-ли вамъ это или нтъ, а придется исполнить приказаніе единственнаго человка въ мір, имющаго право вамъ приказывать. Не проще ли было бы сдлать это охотно, чмъ неохотно? Если, — продолжаетъ онъ строже, съ оттнкомъ сильнаго сарказма, — ни долгъ, ни привязанность для васъ ничего не значатъ, можетъ быть, вы послушаетесь голоса собственнаго интереса. Могу васъ уврить, что, упорствуя въ своемъ отказ, вы гораздо боле повредите себ и собственной будущности, чмъ кому-нибудь другому. Отецъ вашъ боленъ, и…

— Да боленъ ли онъ? — вся закраснвшись, спрашиваетъ Джильяна, — въ этомъ весь вопросъ. Вамъ, можетъ быть, извстно, что онъ три раза въ моей жизни посылалъ за мной точно также, экспромтомъ. Разъ меня подняли среди ночи, а, пріхавъ къ нему, я убдилась, что это была чистая фантазія, капризъ, вызванный желаніемъ показать свою власть надо мной. Онъ былъ такъ же здоровъ, какъ мы съ вами.

Она остановилась, еле переводя духъ.

— На этотъ разъ онъ не такъ же здоровъ, какъ мы съ вами,! — спокойно возражаетъ Бернетъ, — не бойтесь!

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.