Сказка о золотой горе

Опочинин Евгений

Серия: Русские народные сказки [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Жил-был царь. Дал ему Бог трех сыновей. Старший — Димитрий-царевич, второй — Василий-царевич, а самый младший — Иван-царевич.

Раз вышли царь с царицей в сад погулять. Нежданно-негаданно поднялся вихрь и унес царицу у мужа на глазах. Горе его обуяло. Как беде помочь? Вернулся царь во дворец, созвал сыновей и говорит им:

— Дети мои милые! Послал нам Господь беду. Гулял я сейчас с царицей по саду; вдруг, откуда ни возьмись, вихрь поднялся, подхватил ее и унес неведомо куда. Нет у меня больше жены, а у вас матери. Надо вам собраться в путь-дорогу: может, еще и вызволим ее.

Живо собрались старшие сыновья, взяли с собой слуг и поехали.

Ждут их дома месяц, ждут и два. Ни слуху, ни духу: без вести оба царевича пропали. Еще пуще затосковал царь: «Не видать мне больше ни жены, ни детей! Видно, нет уж их на белом свете, что не шлют отцу весточки!»

Вот приходит к царю самый младший сын, Иван-царевич, и говорит:

— Пришел я, батюшка, проститься с тобой. Поеду в дальний путь: искать матушку с братьями.

Испугался царь. Один сын остался, и тот его покинуть хочет.

— Нет, — говорит, — Иван-царевич, не отпущу я тебя. Ты у меня младший сын. Твоя мать и братья старшие без вести пропали, и ты не вернешься. Нет, останься хоть ты мне на утешение!

Не послушал отца Иван-царевич, взял с собой только четверых слуг и поехал мать с братьями отыскивать.

Ехал, ехал Иван-царевич и приехал на поле; посреди поля шатер стоит, а в шатре братья сидят. Подъехал к ним Иван-царевич и говорит:

— Что ж это вы, братцы мои родные! Разве так надо матушку искать?

Стыдно стало старшим царевичам: тут же слугу отправили царя утешить, сказать, что Иван-царевич братьев нашел, и поехали все вместе мать искать.

Долго ли, коротко ли ехали братья через чужие земли и приехали к высокой горе, а гора-то вся из золота — как жар горит.

Говорит братьям Иван-царевич:

— Ну, вы, братцы, здесь оставайтесь, а я пойду ход в золотую гору отыскивать.

Ходил он, ходил вокруг всей горы, наконец, ход отыскал и вошел туда. А в горе-то нашлись когти на руки и на ноги.

Захватил их с собой Иван-царевич и вышел к братьям:

— Слушайте, — говорит, — я один на гору полезу, а вы меня ждите девять дней. Если не вернусь, знайте: нет меня на белом свете. А коли жив буду, весть о себе пришлю. Вы же к батюшке поезжайте и все ему расскажите.

Одел Иван-царевич когти на руки и на ноги и полез на гору.

Вскарабкался на самый верх, видит — стоит высокий дуб. Сел Иван-царевич под дуб отдохнуть, а когти снял и рядом положил. Оглянулся, а когтей нет, как нет.

Посидел он под дубом, поотдохнул и пошел опять бродить по золотой горе. Гулял, гулял, вдруг видит перед собой медный колодец; два медные ковша в нем плавают, а рядом два тигра лежат, пасть раскрыта, дышать тяжело — пить хотят. Лежат и проходу не дают. Подошел Иван-царевич к зверям, взял ковш, напоил их — они ему сразу дорогу дали. Пошел он дальше, пришел к серебряному колодцу; в колодце два серебряных же ковша плавают, а рядом два льва лежат, пить хотят и пройти не дают. Опять напоил зверей Иван-царевич, дали они ему дорогу и пошел он себе дальше. Шел, шел и приходит к высокой серебряной стене; за стеной город виден, весь из чистого серебра, так и сияет.

Иван-царевич долго не думал: отыскал в стене ворота, вошел и очутился в серебряном царстве. Видит: стоит дворец; он и туда заглянул, а во дворце-то стоит царевна в серебряном платье. Увидала она Ивана-царевича, да как закричит:

— Что за человек? Как сюда попал? Зачем пришел?

— Матушку ищу, — говорит Иван-царевич.

Испугалась царевна:

— Ступай, — говорит, — лучше отсюда поскорее! Сейчас Вихорь прилетит и ты даром смерть примешь, а матери не найдешь. Видно и ее, как меня, Вихорь унес, только неведомо, где спрятал. А ты иди лучше в золотое царство, оно тут близко будет. Там во дворце царевну увидишь. Не поможет ли она тебе мать отыскать? А назад с горы пойдешь, не забудь за мной прийти, с собой возьми.

Дала она тут царевичу серебряное яичко, да не простое, а волшебное: им все серебряное царство держалось. Простился с ней царевич и дальше пошел.

Вот пришел он в золотое царство и нашел во дворце девицу красоты неописанной. Увидала она его, испугалась, закричала:

— Уходи скорее, коли жизнь тебе мила! Не попадайся Вихрю! Каждый день он сюда летает.

Рассказал Иван-царевич, зачем пришел, а она говорит:

— Нет здесь твоей матери. Иди в хрустальное царство. Там ее и найдешь.

Дала она царевичу на прощание золотое яичко и тоже просила с собой ее взять, как назад пойдет. И так они друг другу полюбились, что тут же кольцами поменялись. Потом простился Иван-царевич с невестой и скорей в хрустальное царство отправился.

Прибыл он в хрустальное царство и только вошел во дворец, как мать увидал. Обрадовался Иван-царевич, кинулся к ней, а она не узнает его, прочь гонит:

— Уходи, — говорит, — скорей, человече, а то пропадешь! Каждый час Вихорь ко мне летает!

Стал ей Иван-царевич рассказывать, как он с братьями ее искать поехал. Тут только его мать узнала, обняла, заплакала и говорит:

— Дитятко ты мое родимое! Не ждала я такого счастья! Много здесь богатства: и серебра, и золота, и камней самоцветных, а ничему душа не радуется: извела меня тоска по отцу твоему, да по деткам моим. А ты, сынок, теперь садись ко мне под кресло: сейчас Вихорь прилетит. Станет он меня допрашивать, отчего русским духом пахнет. Я ему ничего не скажу, а он все будет ответа просить и на колени упадет. А ты не зевай — схвати его за палицу, да покрепче. Тут он полетит и будет с тобой вверх и вниз кидаться и просить, чтоб ты палицу отдал, а ты все держись крепче. И взовьется он с тобой в поднебесье, а потом на землю бросится и в куски разобьется. Ты все куски собери, сожги и пепел в землю зарой, а потом с палицей ко мне вернись.

Только спрятался Иван-царевич, как Вихорь прилетел. Запомнил царевич матушкины речи и все сделал, как по писанному; не выпустил он палицы из крепких рук, а как Вихорь на куски рассыпался, куски сжег и пепел в землю зарыл, а с палицей к матери вернулся.

Пошли они из хрустального царства; по дороге заходили в золотое и серебряное; освободил Иван-царевич обеих девиц, а львов и тигров выпустил.

Вот пришли они с царевнами к тому месту, где Иван-царевич на гору влезал, и остановились. Как на землю спуститься? Загоревала царица и Иван-царевич призадумался. А царевны говорят:

— Не найдется ли в яичках холста?

Повертели яички, открыли и давай холст вытягивать: вышло холста видимо-невидимо. Сшили его и серебряную царевну на нем с горы спустили. Подняли холст на гору, глядь, а на нем братья написали, что внизу дожидаются. Спустили золотую царевну, а потом и царицу. Только она на землю спустилась, как царевичи холст отрезали и в обратный путь собрались. А матери велели царю сказать, что не Иван-царевич ее освободил, а старшие сыновья.

Собрался Иван-царевич спускаться, потянул холст, видит — отрезали. Закручинился он и пошел назад в хрустальное царство. Пришел во дворец, сел на место матери и давай от скуки палицу из одной руки в другую перебрасывать. Вдруг что-то зашумело и встал перед ним Вихорь:

— Что тебе нужно, Иван-царевич?

— Да что? — говорит царевич, — как мне теперь на землю сойти? Хоть век здесь вековать.

Только он это вымолвил, как Вихорь мигом его подхватил и на землю перенес.

Пошел царевич домой. Идет, не торопится, тяжкую думу думает. Встречается ему сапожник.

Говорит ему Иван-царевич:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.