Мистрис Корнер берет свои слова обратно

Джером Клапка Джером

Серия: Разговоры [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мистрис Корнер берет свои слова обратно (Джером Клапка)

— Нет, я говорю это совершенно серьезно, — заявила мистрис Корнер. — Мужчина должен быть мужчиной.

— Но ведь не можешь же ты желать, чтобы Христофор — я хочу сказать, чтобы мистер Корнер — был подобного рода человеком, — заметила её закадычная подруга.

— Я не говорю, что он должен делать это часто. Но мне было бы приятно сознавать, что он способен быть настоящим мужчиной… Вы сказали барину, что завтрак подан? — обратилась мистрис Корнер к прислуге, вошедшей в эту минуту с тремя вареными яйцами, и чайником.

— Как же, говорила, — с негодованием ответила прислуга.

Особа, составлявшая весь штат прислуги Акациевой виллы в Равенскорт-Парке, постоянно находилась в состоянии негодования. Можно было даже слышать, как утром и вечером она молилась с негодованием.

— Что же он, сказал?

— Сказали, что придут, как только оденутся.

— Никто и не просит его приходить раньше, — заметила мистрис Корнер, — Когда пять минут тому назад я позвала его, он мне ответил, что ему осталось одеть воротничок.

— Полагаю, что они и сейчас ответят то же самое, если вы опять позовете их, — было мнение прислуги. — Когда, я к ним заглянула, они стояли на четвереньках, и искали под кроватью свою запонку.

Мистрис Корнер так и замерла с чайником в руках. — А он говорил что-нибудь?

— Говорили? С кем же им говорить-то было? Мне некогда стоять да болтать.

— Я хочу сказать, с самим собой, — объяснила мистрис Корнер. — Он… он не бранился? — В голосе мистрис Корнер звучала почти что надежда.

— Бранились! Они! Да они и браниться не умеют.

— Спасибо, — сказала мистрис Корнер. — Можете идти, Гарриэт.

Мистрис Корнер со стуком поставила чайник на стол. — Даже прислуга, и та презирает его, — с горечью сказала она.

— Может быть, он бранился раньше и уже кончил, — высказала предположение мисс Грин.

Но мистрис Корнер нельзя было утешить. — Кончил! Другой мужчина бранился бы всё время.

— Но может быть, — опять предположила добрая мисс Грин, подруга, всегда готовая встать на защиту грешника, — может быть он всё-таки бранился, только она не слышала этого. Видишь ли, если он засунул голову далеко под кровать…

Дверь отворилась.

— Извиняюсь, что опоздал, — сказал мистер Корнер, весело влетая в комнату. Мистер Корнер всегда бывал весел по утрам. — Встреть, день с улыбкой, и он благословит тебя. — Сие изречение мистрис Корнер (бывшая замужем шесть месяцев и три недели) слышала из уст своего супруга ровным счетом двести два раза, когда он по утрам бормотал его, собираясь вставать с постели. Изречения вообще играли большую роль в жизни мистера Корнера. Избранный ассортимент их, напечатанный изящным шрифтом на картонах одинаковой величины, каждое утро внушал ему правила мудрости с рамки бритвенного зеркала.

— Ты нашел запонку? — осведомилась мистрис Корнер.

— Удивительное дело, — ответил мистер Корнер, садясь за стол. — Я собственными глазами видел, как она укатилась под кровать. Может быть…

— Только не проси меня искать ее, — прервала его мистрис Корнер. — Лазить на четвереньках, стукаясь головой о железные ножки кровати… этого достаточно, чтобы заставить иных людей браниться. — Главное ударение было сделано на слове «иных».

— Это довольно хороший способ воспитать характер, — наставительно заметил мистер Корнер. — Заставлять себя иногда терпеливо делать вещи, которые…

— Если ты собираешься читать одно из своих длинных нравоучений, ты никогда не успеешь позавтракать, — высказала свое опасение мистрис Корнер.

— Мне жаль, если с запонкой что-нибудь случится, — заметил мистер Корнер. — Её истинная ценность может быть…

— Я поищу после завтрака, — предложила добрая мисс Грин. — Я хорошо умею разыскивать потерянные вещи.

— Вполне могу поверить этому, — сказал галантный мистер Корнер, счищая концом ложки скорлупку с яйца. — Такие лучезарные глаза как ваши…

— Тебе осталось всего десять минут, — напомнила ему жена. — Продолжай, пожалуйста, свой завтрак.

— Я желал бы иногда и кончать свои фразы, — сказал мистер Корнер.

— Это тебе никогда не удастся, — заверила его жена.

— Мне всё-таки хотелось бы попробовать, вздохнул мистер Корнер, — как-нибудь на днях…

— Как ты спала, милочка? Я забыла спросить тебя, — осведомилась мистрис Корнер у подруги.

— Первую ночь на чужой постели я всегда сплю плохо, — объяснила мисс Грин. — А кроме того, могу сказать, что была возбуждена.

— Мне очень жаль, — сказал мистер Корнер, — что вам пришлось видеть далеко не лучший образчик великого искусства нашего драматурга. Когда человек лишь редко ходит в театр…

— Он хочет повеселиться и позабавиться, — прервала его мистрис Корнер.

— Я, кажется, за всю жизнь столько не смеялась, как вчера, — сказала подруга.

— Да, пьеса забавная. Я сам смеялся, — согласился мистер Корнер. — Но в то же время невольно думаешь, что брать пьянство, как тему…

— Он вовсе не был пьян, — возразила мистрис Корнер: — он просто был немножко навеселе.

— Милочка, — поправил ее мистер Корнер: — он буквально не мог держаться на ногах.

— Но был куда интереснее и занятнее чем иные мужчины, которые могут держаться на ногах, — отпарировала мистрис Корнер.

— Милая Эмэ, — наставительно сказал муж:

— мужчина может быть интересным и не будучи пьяным; так же, как и быть пьяным, не…

— О, мужчины всегда лучше, когда они временя от времени пропускают чарочку — другую, — заявила мистрис Корнер.

— Милочка…

— И ты, Христофор, был бы лучше, если бы иногда выпивал лишнее — при случае.

— Я желал бы, чтобы ты не говорила того, чего не думаешь на самом деле, — сказал мистер Корнер, передавая ей пустую чашку. — Иной человек, послушав тебя….

— Если есть на свете вещь, которая меня злит больше всего, — сказала мистрис Корнер, — так это, когда заявляют, будто я говорю то, чего не думаю.

— Зачем же делать это? — заметил мистер Корнер.

— Я вовсе не делаю этого, я на самом деле думаю то, что сказала, — заявила мистрис Корнер.

— Не может быть, милочка, — продолжал наставать муж. — Ты не можешь серьезно находить, что мне было бы лучше напиваться пьяным — даже изредка.

— Я не говорила напиваться пьяным; я говорила, выпивать изредка.

— Это я и делаю — в меру, — защищался мистер Корнер. — «Мера во всем», вот мой девиз.

— Знаю уж, — ответила жена.

— Всего понемножку и тогда ничего… На этот раз мистер Корнер сам прервал себя. — Боюсь, — сказал он. вставая из-за стола, — что нам придется отложить дальнейшее обсуждение этой интересной темы. Если ты, милочка, ничего не имеешь против того, чтобы выйти со мной в коридор, то есть несколько мелочей, касающихся хозяйства…

Хозяин и хозяйка протиснулись мимо гостьи и закрыли за собой дверь. Гостья продолжала кушать…

— Я серьезно говорю это, — в третий раз повторила мистрис Корнер, через минуту снова усаживаясь за стол. — Я дала бы что угодно — что угодно, — решительно повторила она, — чтобы только Христофор был более похож на обыкновенных мужчин.

— Но ведь он всегда был таким — таким как он теперь, — напомнила ей подруга.

— Ну да, во время помолвки мужчина, разумеется, должен быть совершенством. Но, я не думала, что он останется таким.

— Мне он кажется очень милым, хорошим человеком. Ты из тех людей, которые никогда не сознают собственного счастья.

— Я знаю, что он славный, — согласилась мистрис Корнер. — И я очень люблю его. Но именно потому, что люблю, мне не хочется краснеть за него. Я хочу, чтобы он был настоящим мужчиной, чтобы делал то же самое, что и другие.

— А разве все мужчины бранятся и напиваются при случае?

— Конечно, — авторитетным тоном заверила ее мистрис Корнер. — Мужчина должен быть мужчиной, а не мокрой курицей.

— А ты когда-нибудь видела хоть одного пьяного? — спросила подруга, грызя сахар.

— Тьму тьмущую, — ответила мистрис Корнер, облизывая пальцы, запачканные мармеладом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.