Искатель. 2013. Выпуск №11

Лебедев Владимир Владимирович

Серия: Журнал «Искатель» [418]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Искатель. 2013. Выпуск №11 (Лебедев Владимир)

Анатолий Галкин

ДЕЛО АГЕНТА «БАРС»

В деревне Сосенки было всего три петуха. На ночь хозяева запирали их в курятниках. Но на рассвете птицы все равно голосили. Правда, не громко и назойливо, а как-то приглушенно и ласково.

За многие годы Ирина Багрова привыкла к этим утренним звукам. А вот для Вадика Хилькевича вся деревенская жизнь была непривычной, странной, но приятной.

Приятной потому, что сбылась мечта холостяка. И пусть в шесть утра в воскресный день его будит петух из соседского сарая. Пусть так! Но он просыпается, чувствуя рядом тепло женского тела. А это уже такое счастье, что ни в сказке сказать, ни пером описать. От этой радости в душе наступают идеальная гармония и полный кайф. Хочется улыбаться, петь романсы и скакать козликом.

Они стали жить вместе всего три недели назад. Но пока еще не считали себя мужем и женой. Как офицеры и сотрудники подразделения «Икар», они были юристами, а значит, формалистами. Пока нет печати в паспорте, это не супружество, а приятное сожительство. В крайнем случае, это гражданский брак.

Так получилось, что недавно на вечернем совещании у начальника «Икара» полковника Потемкина они намекнули о предстоящей свадьбе. И все сотрудники сразу засуетились, заулыбались и засыпали их советами. Все намекали на банкет. Поэтому будущим молодоженам пришлось даже огласить дату регистрации — двадцатое мая.

Влюбленный Вадим попытался выскользнуть из-под одеяла, не разбудив Багрову. Он выполз на край кровати и спустил ноги на холодный пол.

Обстановка в избе была вполне городская. Если бы не огромная русская печь и низкие окна, то комната вполне была бы похожа на гостиничный номер. Особенно тем, что в центре расположился не стол, а кровать на две персоны.

Вадик встал и оглянулся. Его Ирочка еще не проснулась, но уже зашевелилась. Ее левая рука обнимала опустевшую подушку. Это было приятно. Казалось, она и во сне тянется к нему.

И от этого Вадиму очень захотелось порадовать невесту чем-нибудь грандиозным. Не стандартным образом, типа «кофе в постель», а чем-то необычным, чем-то сногсшибательным.

И это случилось! Но не по его вине.

Одновременно зазвонили два сотовых телефона. Сначала играли тихо, а потом сразу начали усиливать громкость мелодий. Они гремели во всю мощь, а его любимая безмятежно спала.

Вадим бросился к обоим аппаратам, но ни одного не успел выключить. Ирина вскочила, как по тревоге, рванулась к своей сумке и первой услышала это неприятное слово «Тайфун».

Звонивший ей Кузькин мог бы ничего больше не говорить, но он уточнил:

— Ты поняла, Багрова, что я сказал?

— Поняла. Ты сказал что-то про «Тайфун».

— Вот именно! Я понимаю, что звонить в шесть утра это свинство, но начальство так приказало. Кстати, Муромцев рядом со мной. И он никак не может дозвониться Хилькевичу.

— Вадим сейчас возьмет трубку.

— Так он у тебя? Еще свадьбы не было, а вы уже того? Просто тихий ужас, Ирина. Вы подрываете моральный облик российского сыщика.

После этих фраз Кузькин сам окончательно проснулся. Он стал засыпать Багрову шутками на самую острую тему. Что взять с этого простого парня? У юмориста Льва Кузькина никогда не хватало чуткости и деликатности.

Итак, руководством объявлен «Тайфун». Это такое кодовое слово, по которому все сотрудники Службы особого назначения должны бежать на виллу «Икар», в свой особняк на северной границе Южного Бутова. «Тайфун» — это сигнал тревоги. Не надо думать, а надо хватать вещи и спешить к месту сбора.

У каждого офицера должен быть «тревожный чемоданчик», но ни у кого его нет. Поэтому Ирина разложила на кровати две сумки. Они одевались и одновременно собирали все необходимое по списку: полотенце, миску, ложку, фонарик, мыло, консервы и перочинный ножик.

Через сорок минут они уже были в Бутово.

Вот правый поворот, за которым тупик и стена болотного цвета. А еще дальше серо-буро-зеленые ворота. Это и есть въезд в виллу спецслужбы «Икар».

Как и всегда, тревога была учебной. Но впервые за результатами следил куратор «Икара» генерал Вершков.

Тимур Аркадьевич стоял на крыльце с секундомером и фиксировал результаты:

— Молодцы, товарищи офицеры! По времени все уложились в норматив. А теперь мы посмотрим содержимое ваших «тревожных чемоданов».

Это был очень веселый аттракцион. Список необходимых вещей содержал двадцать четыре пункта. Его составляли еще в стародавние послевоенные времена. Тут значилась экзотика типа портянок и зубного порошка. Никто не знал, зачем все это сыщику. Но все знали, что приказы и инструкции надо не обсуждать, а исполнять.

Получалось это не у всех!

Въедливый Вершков каждую вещь сверял со списком:

— У вас, Хилькевич, почти порядок. Сразу видна женская рука. Но это не портянки, а шарфик в три обхвата. И он один, а ног у нас две. А у вас, Кузькин, шести пунктов не хватает. Ни консервов нет, ни офицерской линейки. А где у вас трусы?

Генерал был нормальным мужиком. Он и сам понимал, что эта проверка напоминает цирк. Но он улыбался и давал людям повеселиться. Тем более что в конце сбора по тревоге Тимур Аркадьевич решил всех порадовать:

— По результатам учения ставлю вам почти отлично. Пять, но с минусом. Теперь о самом главном.

Вершков встал, и моментально встали все остальные. Генерал увлек народ к окну и соорудил маленький хоровод. На самое видное место он поставил Ирину с Хилькевичем. Уже поэтому все поняли, о чем будет идти речь.

— Вся ваша бригада заслужила праздник. Но до меня дошли слухи, что наметился прямой и явный повод для торжества. Одним словом, я заказал наш пансионат «Дубки» на три дня. Двадцатого мая там отмечаем свадьбу, а потом гуляем по полной программе. Все расходы оплачивает контора. Кроме спиртного и обручальных колец. Считаю, что это премия всем вам. И, конечно, подарок нашим молодым. Нет возражений?

Удивительно, но возражений не было. Все были за банкет и отдых на природе.

* * *

Антон Петрович Маслов считал себя артистом. Не только ведущим на телевидении, не только актером и журналистом.

В слове «артист» ему представлялось что-то волшебное и благозвучное. Это как академик, фокусник или просто самородок. Артист — это всегда мастер высшей пробы.

До сих пор судьба улыбалась артисту Маслову. Но в последние дни у него появилась тревога. Он так надеялся, что его старые грехи утонут в бумажной пыли. Не получилось!

Это началось почти тридцать лет назад. Студента Антона Маслова менты взяли на продаже «травки». Сатрапы сработали честно, они не подсунули наркотик, не подложили и не подбросили. У Антоши действительно была с собой партия средних размеров.

В камере он сидел один.

Его долго не допрашивали, а к вечеру пришел молодой человек в аккуратном костюме с бордовым галстуком. Этот пижон был явно из другой конторы. Таких ребят в МВД не бывает.

По своим убеждениям Антон был либералом, демократом и вообще противником всех стукачей, начиная с Павлика Морозова. Поэтому «Бордовый галстук» долго старался, но никак не мог его завербовать.

Маслов держался больше часа. Он согласился только под страхом суда, пяти лет лагерей и последующей ссылки в Туруханск.

Антон собственноручно написал заявление о сотрудничестве, дал подписку о неразглашении и представил детальную анкету. Его моральные принципы сразу скукожились, и он быстро сочинил свое первое агентурное сообщение. На первый раз он заложил распространителей наркотиков.

А к ночи он уже был дома. И ни СИЗО, ни лагерей, ни избы в Туруханском крае.

Засыпая на свободе, Антон с чистой совестью радовался, что он не паршивый милицейский информатор, не «сексот», а уважаемый агент КГБ с псевдонимом «Барс».

Эта кличка очень нравилась Маслову. В ней слышались уверенная сила, красота и благородство.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.