Рожденный в СССР. Дилогия

Колесов Дмитрий Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рожденный в СССР. Дилогия (Колесов Дмитрий)

Annotation

Попадалово. СССР. Из 2000 года в 1960 год. Бывший офицер спецназа со сложной биографией, 52 лет, убит своим охранником и его сознание переносится в тело молодого сироты бродяги - немого от рождения. Оба из "приютских".

Рожденный в C С С Р. Часть 1

Пролог

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4.

Глава 5

Глава 6.

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11.

Глава 12.

Глава 13

Глава 14.

Глава 15

Рожденный в С С С Р. Часть 2

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5.

Глава 6.

Глава 7.

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14.

Глава 15.

Эпилог

Колесов Дмитрий Александрович

Рожденный в C С С Р. Часть 1

Как хочется вторую жизнь прожить...

Надеяться, сражаться, победить.

В свой срок уйти и возродиться вновь.

Свободу обрести - жизнь и любовь.

Пролог

Мне снилось, что я молодой двадцатилетний парень лежу на каменистой земле покрытой старой хвоей и меня хлещет по щекам, заросший бородой "до глаз" мужик и орет:

- Вставай Говорун, вставай. Хасан чуток оклемается и придет на заимку с дружками. Они нас покромсают на куски.

- Ыыыыыы, уууууу, аааааа,- пытался говорить я и с ужасом понял, что не могу ни чего сказать.

- Ни хрена себе...запел, а ведь раньше и звука вымолвить не мог. Вот, что значит хорошо еб...ся головой. Хватай "рыжье", быстро собираемся и уходим. Как неудачно ты упал, на ровном месте мля. Ну и лежи на хрен, тащить тебя на себе я не буду.

Мужик поднялся с земли и убежал в небольшое бревенчатое строение находящееся в десяти шагах. Я пытался привстать и дикая боль разорвала мне голову. В мозг кусками врывалась память и разворачивалась, укладываясь по надлежащим местам.

Я, Колесов Александр Николаевич, мне пятьдесят два года, сирота с момента рождения. Моя мама умерла при родах, отец был в местах очень отдаленных от Москвы. В очередной отсидке, в которой и сгинул неизвестно где и неизвестно как.

Я своего отца никогда не видел. Но его знал безногий инвалид войны, директор дома малютки, ставший потом директором моего детдома в Медведково. Он, Степ Степыч и позаботился, чтобы в свидетельстве о рождении было имя моего отца. Которого он знал с 1942 года, когда командовал взводом штрафной роты на Сталинградском фронте. Уже будучи взрослым, я старался навещать Степыча каждое девятое мая. Один раз он достал из своего кошеля, пожелтевшую от времени записку и сказал:"Это написал твой отец". И спрятал ее назад в портмоне. Записка состояла из одной фразы: "17 сентября ты был прав". Я никогда не узнал смысла этой отцовской фразы.

Родители мамы от меня отказались. Я их не знаю, не знал и никогда не хотел знать. А вот отец от меня не отказался и дал мне свою фамилию. Да еще его дружки (в тайне от директора) периодически "подогревали" меня продуктами, одеждой и деньгами. Попутно обучая, кто ухваткам жестокой тюремной драки, кто владению пером и заточкой, кто искусству перевоплощения. А кто и специфическим навыкам и умениям профессиональных воров. В десять лет я был уже законченным зверенышем и мог превратиться в молодого жестокого зверя. Спас меня мент, на генетическом уровне презираемый мной "мусор". Участковый, лейтенант Деменьтев, который за шкирку отвел меня в секцию самбо спортивного общества Динамо к тренеру Ван Ванычу. И я пропал... Я растворился в этом виде спорта, меня не особо интересовала победа мне нравился сам процесс соревнования. Перехитрить, вынудить противника отказаться от своих "коронок", работать в неудобном и неожиданном для соперника стиле.

И тогда Ван Ваныч сделал свой следующий ход. Он запретил мне тренироваться, пока я не исправлю свои единицы в дневнике, хотя бы на тройки. Это был шах и мат. Я стал учиться на характере и злости. Убегал читать по ночами в туалет или на лестничную площадку, а когда меня ловили, то читал учебники с фонариком под одеялом.

Раньше был козырным пацаном, а стал зубрилкой. Но учитывая, что я всегда был готов дать отпор любому воспитаннику и имел крутую "подписку", "центровые" детдома оставили меня в покое - мол у малолетки могут быть свои причуды. Окончил школу уже с приличным аттестатом, а главное научился добывать знания самостоятельно, по книгам. Стал анализировать прочитанное и формировать свое мнение ибо в бескорыстную доброту и всеобъемлющую любовь к ближнему, я не верил. Окончив школу, оказался на жизненном распутье в растерянности, но помог Ван Ваныч. Он подсуетился в военкомате и меня призвали в армию с дополнительным набором окончивших техникумы. Отслужил во Владивостоке, в разведывательном батальоне дивизии морской пехоты. Демобилизовался через два с половиной года, осенью. На стыке перехода с трехлетнего срока службы, на двух летний. В Москве поступил на работу в научно-производственное объединение производящее лазерное оборудование, в цех роста кристаллов - аппаратчиком. Это стало моей узкой специальностью на десяток лет. Попутно окончил вечернее отделение Московского института стали и сплавов.

Первый мой развод был еще на службе в армии. Вольнонаемная телефонистка, старшина первой статьи, окрутила морпеха тянувшегося к родственному уюту. Зачем она это сделала ... для этого нужно знать женщин, а я таких мужчин не видел за всю жизнь. Когда наш БДК пришел с боевого дежурства в Индийском океане, я был уведомлен о необходимости присутствия на бракоразводном процессе гражданина Колесова с гражданкой Бл.... Поприсутствовал, выпил, подрался с патрулем, отсидел 10 суток губы и был разжалован из старшего сержанта в рядовые. От трибунала спасли три нагрудных знака "За дальний поход".

Второй развод состоялся через десять лет, не захотел больше жить в примаках и снял квартиру. Жена москвичка выбрала жизнь с родителями. В этот раз не пил, не дрался... А подал заявление с просьбой направить прапорщика запаса Колесова А.Н. добровольцем в Афганистан. Выполнять интернациональный долг.

Наша маршевая рота отправились за речку в Кабул, охраняя конвой с горючим и продовольствием. Когда конвой пришел в пункт назначения, у нас не осталось ни одного офицера в роте. Их выбили снайперы духов и мне пришлось принять командование над остатками роты. Рота потеряла более пятидесяти процентов личного состава и была расформирована. Меня же взяли в команду Командира. Затем было много событий: задания, учеба, офицерские курсы, новые звания, смерть друзей. Но я всегда был уверен, что Командир никогда меня не обманет.

В мой третий срок, война в Афганистане закончилась. Трагически и непредсказуемо - гибелью Командира.

У меня перед глазами долгое время появлялась картина, как полковник придерживая руками вываливающиеся кишки показывал своему другу зажатую в руке гранату и улыбался...нет, по волчьи скалился. А мы его оставили по его приказу и его лучший друг и заместитель, этот приказ подтвердил. Взрыв гранаты слышали все.

Я демобилизовался в звании капитана, стал пить. Развелся в третий раз и утратил веру в людей окончательно. Вот в таком состоянии души на меня и вышли отцовские дружки воры и орденоносный капитан спецназа стал боевиком рэкетиров. Где-то лет через семь меня нашел Кириллов, друг и заместитель нашего Командира. Я был в полном прикиде, на черном бумере. В общем соответствовал. Посидели, приняли, помянули. Он уволился из армии в звании полковника и жил в Белоруссии. Ничего мне не говорил и не поучал, нам это было ни к чему. Но совет дал: "Сандр, смотри за спину. Скоро вы верхам будете не нужны и вас будут просто отстреливать. Без всяких затей". К советам этого человека я прислушивался и поэтому не один раз спасал свою шкуру. Пора было бежать из Москвы, залечь в провинции и не высовываться лет пять. Я не успел, мой телохранитель выпустил мне в спину пять пуль в апреле 2000 года, когда я садился в свой бумер. Пули рвали мое тело, но я еще услышал щелчок отпущенной скобы гранаты, зажатой в моей руке.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.