Искатель. 2014. Выпуск №4

Голиков Александр Викторович

Жанр: Фантастика: прочее  Фантастика  Прочие приключения  Приключения    2014 год   Автор: Голиков Александр Викторович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Искатель. 2014. Выпуск №4 ( Голиков Александр Викторович)

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!

Началась подписная кампания на 2-е полугодие 2014 года. Не откладывайте поход на почту. Журнал «Искатель» представлен в каталогах: «Пресса России» — 70424, «Почта России» 10922, «Роспечать — 79029.

В следующем номере читайте остросюжетную детективную повесть Николая Буянова «Призовой уровень». Вот фрагмент из нее:

«Роман невесомо поднялся из-за столика и шагнул к стене, где, по определению Андрея, были развешаны «предметы народного быта».

— Представьте: ниндзя получает приказ убить чиновника, который каждый день проезжает в своей коляске (в сопровождении охраны, разумеется) мимо рисовых полей. Ниндзя превращается в крестьянина, — Роман нахлобучил на голову соломенную шляпу, приторочил на спину плетеную корзинку и взял в руки мотыгу. — В корзинке у него пара ячменных лепешек — скудный обед, который он прихватил из дома. От других крестьян он ничем не отличим: так же гнет спину от зари до зари, обрабатывая посевы…

Но вот появляется коляска. Крестьяне кланяются: таков обычай Ниндзя кланяется вместе со всеми, а когда выпрямляется… — Роман неожиданным коротким движением сорвал с головы шляпу и метнул ее через всю комнату в деревянный манекен — примерно так, как кидают пластмассовую тарелку на пляже. Алеша ожидал, что шляпа сомнется и упадет на пол, но та с глухим стуком вошла в древесину и осталась торчать в ней.

— Металлическая окантовка в тулье, — мимоходом пояснил хозяин кабинета. — Если атака не достигла цели, то в ход идет меч, который, кстати, вы перед собой так и не увидели. — Он взялся за мотыгу та вдруг распалась на две половинки и обернулась узким стальным клинком. — Чиновник мертв. Чтобы уйти от охраны (та пришла в себя и жаждет мщения), ниндзя кидает им под ноги ячменные лепешки.

— А в лепешках что? — спросил Алеша. — Гранаты Ф-1?

— Скорее, дымовые шашки, — отозвался Роман. — В дыму легче исчезнуть — это и сегодня используют и диверсанты, и террористы».

Михаил Федоров

МЕНТОВКА

Глава 1

Там, где кончался жилой массив и начинался овраг со строительным мусором и бросовой ветошью, над которыми, гортанно вскрикивая, кружили галки, на обкрошенные ступеньки отдела милиции поднялся стройный подтянутый парень.

Минуя дежурного, занятого кормежкой облезлого пса, прошел по линялому коридору в глухой темный тупик и почти уперся в дверь. Раньше он бы ни за что не задержался перед ней, но ведь тогда он был уверен, что его здесь встретят с непременным подобострастием. Как-никак был заметной фигурой и даже мог повлиять на милицию.

Теперь же все обстояло иначе. Выбрав момент, когда кабинет вроде остался без посторонних, он втянул голову в плечи и, почти зажмурившись, сделал отчаянный шаг вперед (где наша не пропадала). При этом его чуть было не сбил стремительно появившийся патлатый, долговязый подполковник в расстегнутом кителе. Это был начальник районного отдела. Подполковник приостановился, делая вид, что разглядывает пришедшего посетителя, хотя не знать Афанасия Комлева он не мог.

— Петр Владимирович! В наше распоряжение!

— Значит, к нам на грешную землю, — Саранчин жестко повернулся спиной, односложно бросил через плечо. — Заходи!

Комлев опустился на колченогий стул у окна.

— Так, так… Вы там привыкли жар чужими руками загребать. Теперь вот сам попробуешь, — медленно заговорил подполковник, угловато ходя по кабинету и размахивая длинными, как жерди, руками. — Но ты не бойся. Оно, конечно, у нас не подарок. Ведь имеем дело-то с кем? С мразью. — Оловянные глаза подполковника метнулись в сторону двери. — Но знаешь, и здесь можно что-то иметь… кой-какую выгоду… Васька, что до тебя был, совсем охамел. На лишнее позарился.

В кабинет заглянула тоже знакомая Комлеву лопоухая физиономия.

— Заходи, опер, — сказал Саранчин и сел за свой замусоренный, грязный стол. — Что там с обществом глухих? С главным инженером, да не мнись ты, здесь все свои. Это теперь наш коллега. Вытрезвителем будет командовать.

Лопоухий согласно кивнул и доложил:

— Подтверждается все. Цепочка, как мы и думали: главный инженер, баба Настя и спирт налево. По ночной таксе. Тонны две пихнули.

— Неплохо, неплохо… Действуй и информируй. И смотри там, без самодеятельности! — пригрозил костлявым пальцем.

— Все будет в ажуре! — сказал лопоухий и исчез.

— Вот тебе и глухие… — пробормотал подполковник, поднял глаза на Комлева. — Вникаешь, они там спирт налево пускают. Значит, и клиентов у тебя прибавится, — коротко хохотнув, набрал номер телефона. — Фуфаев? К тебе сейчас твой новый зам приедет. Не дергайся. И запомни: он у тебя мой человек. Чтобы никаких эксцессов, — положил трубку. — Ехай и приступай.

— Спасибо вам! — Комлев невольно вытянулся и, уже выходя на свет божий, подумал: «Деревня, ты деревня…»

Пока трамваем добирался до Солнечной (именно туда и свозили всех районных алкашей), размышлял: хорош трамплинчик! Проворовались они там все, что ли?

Меж приземистых рыжих двухэтажек прошел по пологому спуску к пузатому строению бывшей бани. Именно его и арендовал медвытрезвитель. Дернул за кривую железяку ручки, оказался в душном коридоре с ободранными банкетками вдоль стены. Из коридора заглянул в мрачную комнатку дежурного, где у серого сейфа возился с бумагами милицейский офицер. Дежурка продолжилась дальше коридором, по обеим сторонам которого просматривались оправленные железными листами двери с глазками посередине.

— Здравствуйте! — поприветствовал седого и старого на лицо офицера Комлев. — Где можно найти Фуфаева?

Дежурный офицер, испуганно взрогнув, обернулся, посмотрел поверх дужки очков на вошедшего:

— Комлев Вы из…

— Я теперь буду у вас работать.

— А, — произнес седой и представился. — Крячко Виктор Иванович.

Комлев пожал его сухонькую руку, подумал: сколько ему лет, пятьдесят или все семьдесят?

— К начальнику прямо по коридору.

Туда и направился Комлев и вскоре увидел помещение со столом и стандартным сейфом и там внутри вторую дверь с табличкой «НАЧАЛЬНИК». Постучал.

— Толкай! — раздалось внутри.

Дверь широко распахнулась.

У самого порога ее дымил папиросой во рту коротыш в форме с капитанскими погонами:

— Ну, слушаю.

— Я к вам заместителем.

— Знаю, знаю. Комлев, что ли?

— Он самый.

В узенькой, как предбанник, комнатенке сели почти рядом. В стене направо было зарешеченное окно и дверь, видимо, прямо на улицу.

— Значит, в мои замы… — Фуфаев откинулся в кресле, положил свободную от папиросы руку на стол. — Дымишь?

— Бросил, — ответил Комлев, оглядывая до предела закуренный кабинет, где замертво падали мухи и где по народному присловию уже вполне можно было бы повесить топор.

— Ну, а я страдаю. Попробуй тут не закури… Значит, ко мне. Когда-то я тоже комсомольцем был. Выбыл по возрасту. Службу начинал с низов, с милиционеров. А ты… Ну, назначен, так назначен. Догадываюсь, что ты к нам без желания. Приказали, что ли?

— Вы же сами не от большой радости курите…

— Да… Сколько я высмолил, иной алкаш столько сивухи не вылакал…

Вдруг улыбка как бы стекла с лица Фуфаева, и он, пристально глядя в глаза Комлеву, медленно и тщательно раздавил окурок в пепельнице.

— А ты знаешь, место-то твое меченое…

— Да уж само собой… — сказал Афанасий, чувствуя явную неприязнь к хозяину кабинета.

На лицо Фуфаева обратно вползла гаденькая улыбочка:

— Сказать честно, ни за что б сюда не пошел. Самое паскудное место. Когда мента отовсюду выгонят, он в рыгаловке и оказывается. Чего глаза вытаращил! Неужели ничего получше не нашлось?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.