Искатель, 2013 № 11

Лебедев Владимир Владимирович

Жанр: Фантастика: прочее  Фантастика  Прочие приключения  Приключения    2013 год   Автор: Лебедев Владимир Владимирович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Искатель, 2013 № 11 ( Лебедев Владимир Владимирович)

Василий Щепетнев

ЛИС НА ПСАРНЕ

1

Вагон был собственностью господина Романова. Как и поезд. Да и железнодорожная дорога тоже была собственностью господина Романова, пусть и с формальными оговорками. Чему удивляться: в газетах пишут, что и Край некоторым образом есть собственность господина Романова. А Край — из тех, что меряют во Франциях, Швейцариях и Голландиях. Так и пишут — мол, на территории Края уместятся Франция, Швейцария, Голландия, и еще останется место для пары-тройки Лихтенштейнов.

Но ни одновременно, ни порознь Швейцария сотоварищи сюда не торопятся. Им и в Европе хорошо.

Вместо Швейцарии еду я. В чужом личном вагоне чужого личного поезда.

Сначала-то я летел самолетом. Потом поездом Российских Железных Дорог, хоть и фирменным, но плохоньким. Потом по реке на пароходе. Река большая, пароход старый, я голодный: буфет на пароходе был, но доверия не внушал. Пароход добежал до пристани Крайней — последней на реке. Выше был только Замок, но путь к нему преграждали пороги. Поэтому и была проложена железная дорога — не сейчас, конечно, а в незапамятные времена.

Вагон был особый. Не плацкартный, не купейный, не спальный. Вагон-салон с диванами, креслами и столами. Трофейный. С той самой Войны. Никакой пластмассы, все естественное. Натуральное дерево — красное. Натуральная кожа. Поискать, то и свастику найти можно.

Стюард предложил подкрепиться, и я сейчас пью натуральный «Боржоми» (знатоки оценят) и кушаю бутерброды с натуральным сливочным маслом и осетровой икрой. Именно кушаю, а не ем: деликатно, откусывая маленькие кусочки. Два небольших бутерброда по триста калорий каждый. Сегодня я могу себе позволить шестьсот калорий жиров и холестерина. Я этого достоин.

Поезд вполз в тоннель, и тут же плавно, как в кинотеатре, загорелись плафоны. Тоннель, верно, тоже принадлежал господину Романову, подумал я, дожевывая последний кусочек бутерброда.

Тут же вошел стюард, спросил, не желаю ли я чего-нибудь еще.

Я, конечно, желал — но отказался. Не из-за гордости бедных, а исключительно ради самосохранения. Это как лавина, стоит только начать, через месяц плюс три килограмма, через год — плюс тридцать три. А через пять лет? Таков удел спортсмена: организм привык много трудиться и, соответственно, возмещать затраты белками, жирами и углеводами в объемах много больших, нежели у менеджера или даже брокера. Уйдя из большого Спорта, расстаешься с самыми разными привычками, но тяга к дополнительным калориям остается надолго. Выбираешь из трех: либо больше двигаешься, либо меньше ешь, либо состязаешься со свиньей — кто быстрее наберет вес. Обычно находится компромисс между возможностями, этакий триумвират, но среди трех равных кто-то всегда равнее других. В моем случае — жесткое до жестокости самоограничение. Недаром я родился под знаком Весов. Каждый грамм взвешивается, каждая калория учитывается.

Поезд выбрался из тоннеля, и я опять стал глядеть в окно. Туман, как в Оберхофе. И пейзаж похожий, даром что Сибирь. Слева — хвойный лес. А справа — скалы.

Поезд не спешил. Путь извилистый, крутой. Пятьдесят километров расстояния равнялись трем часам времени. Иных пассажиров, кроме меня, не было. Зато был груз, размещенный в двух товарных вагонах. Груз, как и я, прибыл по реке — и тоже направлялся в Замок.

В Москве я ставил ударение на второй слог. В Сибири есть разные станции — Ерофей Павлович, Зима, та же Крайняя, почему бы и ЗамкУ местечка не найтись.

Но на пароходе я услышал — зАмок. Что ж, действительно, богатство способствует подобным превращениям. А господин Романов был богат, очень богат. Во всяком случае, так утверждал журнал «Форбс», поместив его в список ста богатейших людей планеты. Не в начало списка, правда, но и не в конец. В серединку. Не может же такой человек жить в каком-нибудь замкЕ.

Паровоз пыхтел, поднимаясь в гору. Пахло дымом, углем — но не сильно: вагон был сделан на совесть, никаких щелей и пробоин. А вот в поезде Российских Железных Дорог немилосердно дуло отовсюду, и я беспокоился, как бы чего не вышло — в смысле болезней. Вопреки расхожим мифам о пользе спорта, спортсмены болеют не реже, а чаще людей от спорта далеких. Большие достижения требуют большого напряжения, где напряжение, случается тонкость, а где тонко, там и рвется.

Полно, полно, какие большие достижения? Я теперь не спортсмен, я — спортивный гувернер и еду не сражаться за медали, а тренировать дочку господина Романова, причем не для состязаний тренировать, а ради бодрости, грации и пластики. Общефизическая подготовка. Физкультура, в отличие от Спорта Высоких Достижений, безусловно, полезна. Вот и пригласил господин Романов тренером дочки меня, олимпийского чемпиона с дипломом Института физкультуры имени Лесгафта и тренерскими сертификатами Германии, Финляндии и Польши. Пригласил — это ради политкорректности словцо, проще сказать — нанял. Что ж, наемники — люди как все, только им еще и платят.

Поезд вышел из тумана, оставив его не позади — внизу. Я поднял глаза и увидел Замок. Настоящий замок — с высокими стенами, башнями и донжоном. В Германии, Франции или Чехии подобные замки встречаются сплошь и рядом, но здесь, далеко к востоку от Урала? Ни тамплиеров, ни ливонцев с тевтонцами в Сибири никогда не было.

Или были?

Серые стены высились над туманом, как Фата-Моргана. Может, это она и есть?

Путь пошел под уклон, туман вновь матово застил окна, Замок скрылся.

Теперь я точно знал, куда ставить ударение.

Стюард вновь осведомился, не угодно ли мне чего-нибудь: кофе, чая, коньяка или вина, до прибытия четверть часа.

Проверяет на крепость.

Я поблагодарил — и отказался. «Бойся данайцев, дары приносящих, в обмен захотят они больше».

Четверть часа, пятнадцать минут — два обычных круга, если без стрельбы.

Но ее, стрельбы, и не ждали. Откуда здесь стрельба? Не Дикий Запад, где воинственные индейцы нападали на поезда, а мирные путники отстреливались кто во что горазд. Край обширен, но людьми небогат, из полутора миллионов две трети живут в областном, то есть в краевом центре, четверть — в уездных городках, сиречь районных центрах, и лишь одна двенадцатая (пример на простые дроби) заселила остальное, располагаясь все больше на реке или при железной дороге. Других дорог было мало до слез. До слез — потому что и на тех, что были, люди гибли с незавидной частотой. Сам губернатор, который третий месяц был то ли жив, то ли мертв (во всяком случае, в политическом смысле), умудрился не вписаться в поворот и врезаться в вековое дерево, что стояло в восьми метрах от «губернаторского шоссе», местного национального проекта. Шоссе соединяло краевой центр с пригородным элитным поселком. Жить в столице Края, рядом с крупнейшим в мире Комбинатом Редкоземельных Металлов — удовольствие небольшое, вот элита и переселилась в образцовый таежный городок в полусотне верст от административного центра, а губернатор на казенные, понятно, деньги провел к городку шестиполосное шоссе, по которому только и могли с шиком ездить «майбахи», «бентли» и прочие «мерседесы». Такой вот национальный проект получился.

Все это я прочитал здесь, в салон-вагоне, в сегодняшней газете. Не совсем местной, газету выпускали в Москве, а здесь, в краевом выпуске, добавляли своих специй. Прочитал вместо того, чтобы съесть третий бутерброд с балычком осетрины. Отбил желание.

Поезд начал тормозить — неспешно, величаво, как английские дворецкие в костюмированном фильме.

Замок проступал сквозь туман, как будущее российской государственности — неясно, но внушительно.

Но до самих стен не добрались — поезд остановился. Я встал, и опять подоспел стюард:

— Ваш багаж доставят, не беспокойтесь.

Доставят? Но куда? Я все-таки беспокоился. Ну как пропадет, что делать? Одежда и все прочее… В Оберхофе — и то поди купи что нужно, а уж здесь…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.