Похищение премьера

Кристи Агата

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Похищение премьера (Кристи Агата)

Теперь, когда война и связанные с ней проблемы стали достоянием прошлого, я, думается, смело смогу поведать миру о той роли, которую сыграл мой друг Пуаро в миг национального кризиса. Тайна строго сохранялась, ни один шепоток о ней не дошел до газет. Но теперь, когда нужда в секретности отпала, будет справедливо, я полагаю, если Англия узнает, чем она обязана моему маленькому чудаку-другу, чей дивный разум столь искусно предотвратил огромное несчастье.

Как-то вечером после обеда — дату я уточнять не стану, скажу только, что это было во времена, когда враги Англии кричали, будто попугаи, о «мире через переговоры», — мой друг и я сидели в его квартире. Комиссовавшись из армии, я получил работу на призывном пункте, и у меня вошло в привычку заглядывать к Пуаро по вечерам после обеда, чтобы поболтать об интересных делах, которые он, бывало, расследовал.

Я все норовил втянуть его в обсуждение сенсации дня — известия о покушении на жизнь мистера Дэвида Макадама, премьер-министра Англии, — ни больше ни меньше. Газетные отчеты, как видно, подверглись строгой цензуре: подробностей не сообщалось, за исключением того обстоятельства, что премьер-министр спасся лишь чудом — пуля слегка оцарапала ему щеку. Я полагал, что наша полиция проявила постыдную беспечность, допустив столь страшное происшествие, и прекрасно понимал, что ради такой добычи немецкие агенты в Англии готовы рискнуть многим: «драчун Мак», как прозвали его в рядах собственной партии, усердно и неуклонно противостоял набиравшему вес пацифистскому влиянию. Он был чем-то большим, нежели английским премьер-министром; он воплощал в себе всю Англию, и устранить сэра Дэвида из сферы его влияния было равнозначно сокрушительному и парализующему удару по Британии.

Пуаро деловито промокал маленькой губкой серый костюм. Такого щеголя, как Эркюль Пуаро, свет еще не видел. Опрятность и порядок были его страстью, и сейчас, пока воздух был напоен бензиновым духом, он никак не мог уделить мне все свое внимание.

— Одну минутку, друг мой, и я в вашем распоряжении. Я почти кончил. Это масляное пятно — такая пакость. Я его убираю — oп-ля! — Он взмахнул своей губкой.

Я улыбнулся, прикуривая очередную сигарету.

— Есть интересные дела? — спросил я спустя пару минут.

— Я содействую одной… как это у вас называется? — «покинутой леди» — в поисках ее супруга. Трудное дело, требуется такт, ибо я полагаю, что он не будет рад, когда его найдут. Что же делать? Лично я ему сочувствую, хоть потерялся он умело.

Я рассмеялся.

— Ну наконец-то оно исчезло, это масляное пятно! Я к вашим услугам.

— Я вас спросил, что вы думаете о покушении на жизнь Макадама.

— Ребячество! — быстро ответил Пуаро. — Вряд ли к этому можно относиться серьезно. Стрельба из ружья никогда не приведет к успеху, такие средства отошли в прошлое.

— Но на сей раз это средство едва не достигло цели, — напомнил я ему. Пуаро нетерпеливо потряс головой. Он собирался ответить, но тут квартирная хозяйка просунула в дверь голову и сообщила, что внизу ждут два господина, желающие видеть Пуаро.

— Они не хотят называть свои имена, сэр, но говорят, что дело очень важное.

— Пусть поднимутся, — сказал Пуаро, тщательно складывая свои серые брюки.

— Через несколько минут двух посетителей ввели в комнату, и у меня екнуло сердце, когда в первом из них я узнал самого лорда Эстэра, главу палаты общин. Его спутник, мистер Бернард Додж, был к тому же членом военного кабинета и, как я знал, близким личным другом премьер-министра.

— Мсье Пуаро? — вопрошающим тоном проговорил лорд Эстэр. Мой друг поклонился. Великий человек взглянул на меня и замялся. — Дело мое — личного свойства…

— Вы можете не стесняться капитана Гастингса, — сказал мой друг, кивком велев мне остаться. — Он хоть и не безгрешен, но за его умение молчать я ручаюсь.

Лорд Эстэр все еще колебался, но тут мистер Додж отрывисто заявил:

— О, довольно ходить вокруг да около! По-моему, скоро вся Англия узнает, в какой луже мы сидим. Время слишком дорого.

— Присаживайтесь, мсье, умоляю вас, — учтиво пригласил Пуаро. — Вам подойдет это большое кресло, милорд?

Лорд Эстэр слегка вздрогнул.

— Бы меня знаете?

Пуаро улыбнулся.

— Разумеется. Я почитываю газетки с картинками. Как же мне вас не знать?

— Мсье Пуаро, я пришел посоветоваться с вами по делу животрепещуще срочному. Вынужден просить сохранить его в полной тайне.

— Даю вам слово Эркюля Пуаро — больше мне к нему добавить нечего, — напыщенно произнес мой друг.

— Речь идет о премьер-министре. Мы в серьезном затруднении.

— Нас буквально загнали в угол! — вставил мистер Додж.

— Значит, рана опасная? — спросил я.

— Какая рана?

— Пулевая…

— Ах, это! — с презрением воскликнул мистер Додж. — Это уже быльем поросло.

— Как говорит мой коллега, — продолжал лорд Эстэр, — с тем делом покончено. К счастью, покушение провалилось. Хотелось бы мне иметь возможность сказать то же самое и о второй попытке!

— Разве было еще одно покушение?

— Да, хотя и несколько иного рода. Мсье Пуаро, премьер-министр исчез.

— Как?!

— Он похищен!

— Быть не может! — вскричал я в полной растерянности.

Пуаро метнул на меня испепеляющий взгляд, который, как я знал, призывал меня держать рот на замке.

— Увы, хоть это и представляется невозможным, но так оно и есть, — продолжал его светлость.

Пуаро взглянул на мистера Доджа.

— Вы только что сказали, мсье, что время слишком дорого. Что вы имели в виду?

Мужчины переглянулись, и лорд Эстэр ответил:

— Вы слышали о предстоящей конференции союзников, мсье Пуаро?

Мой друг кивнул.

— По понятным причинам о времени и месте ее проведения не сообщалось. Но хотя дату держат в тайне от газет, она, конечно же, широко известна в дипломатических кругах. Конференция должна состояться завтра, в четверг вечером, в Версале. Теперь вам понятны весь ужас и серьезность положения. Не стану скрывать от вас, что присутствие премьер-министра на конференции жизненно необходимо. Пацифистская пропаганда, которую развязали и подогревают внедрившиеся в нашу среду немецкие агенты, ведется очень оживленно. По общему мнению, ход конференции всецело зависит от такой сильной личности, как премьер-министр. Его отсутствие может привести к самым серьезным последствиям, возможно, к преждевременному и гибельному миру. А вместо него нам послать некого, только он может представлять Англию.

Лицо Пуаро посерьезнело.

— Значит, вы считаете похищение премьер-министра прямой попыткой воспрепятствовать его присутствию на конференции?

— Безусловно. Когда это случилось, он был на пути во Францию.

— А конференция откроется?

— Завтра в девять вечера.

Пуаро вытащил из кармана громадные часы.

— Теперь у нас без четверти девять.

— Двадцать четыре часа, — задумчиво произнес мистер Додж.

— С четвертью, — уточнил Пуаро. — Не забывайте о четверти, она может пригодиться. Теперь о подробностях: где произошло похищение, в Англии или во Франции?

— Во Франции. Мистер Макадам пересек канал сегодня утром. Нынче вечером он должен был гостить у главнокомандующего, а завтра поутру проследовать в Париж. Через канал его переправили на эсминце, в Булони премьера встречал автомобиль генерального штаба и один из адъютантов главнокомандующего.

— Так?

— Из Булони они выехали, но на место так и не прибыли.

— Что?!

— Мсье Пуаро, и машина, и адъютант были подставными. Настоящий штабной автомобиль нашли на каком-то проселке, шофер и адъютант были связаны, а во рту у них торчали кляпы.

— А где подставная машина?

— Все еще не обнаружена.

Пуаро с жаром взмахнул рукой.

— Невероятно! Долго она, конечно, скрываться не может.

— Мы тоже так думали. Казалось бы, стоит поискать хорошенько, и вопрос будет снят. Та часть Франции на военном положении, и мы были уверены, что автомобиль не сможет уйти далеко, оставаясь незамеченным. Французская полиция, военные, наш Скотланд-Ярд — все с ног сбились. Это, как вы зыразились, невероятно, но ничего так и не обнаружили!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.