Звезда Полынь

Астахов Андрей Львович

Жанр: Боевая фантастика  Фантастика    Автор: Астахов Андрей Львович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Звезда Полынь ( Астахов Андрей Львович)

Предисловие

Всякий, кто хоть раз играл в серию игр «S.T.A.L.K.E.R» знает, что эта серия — особенная. Играм серии присуща необыкновенная атмосферность, которую не сыскать в других играх. Лично я еще ни разу не встречал игры, в мир которой игрок погружался бы так же глубоко и самозабвенно, как в мир «S.T.A.L.K.E.R».

Потому нет ничего удивительного, что многочисленные авторы, работающие в жанре фантастики, поучаствовали в межавторском проекте «S.T.A.L.K.E.R». Я прочитал многие их произведения — они, безусловно, достойно дополняют игры, ставшие первоисточником. Каждая книга по-своему: где-то мир «S.T.A.L.K.E.R» стал основой для яркого зубодробительного шутера, где-то для изящной философской притчи. Однако хочу заметить, что компьютерная игра и литература все же немного разные вещи. И поскольку после прохождения игр у меня возникли некоторые вопросы, я решил сам поучаствовать в создании литературной серии по миру игры «S.T.A.L.K.E.R». Уж очень мне хотелось выразить свои впечатления от игры и попробовать рассказать полюбившуюся историю по-своему.

До сих пор помню, как в уже далеком 2007-ом году принес домой лицензионный диск игры, вставил в компьютер и, установив игру, погрузился в таинственный, жутковатый и удивительно реалистичный мир Зоны отчуждения. Игра понравилась. Очень. Будь по-другому, не стал бы я писать по ней собственную вещь. Прошел игру до конца, потом узнал, что существует «правильная» концовка, прошел повторно, еще раз удивляясь изобретательности и мастерству создателей — и в итоге понял, что некоторые тайны игры так и остались для меня нераскрытыми. У меня остались вопросы, ответы на которые я так и не получил. Откуда у Меченого появилась загадочная татуировка «S.T.A.L.K.E.R» и что она означает? Ведь у других сталкеров в игре ее нет, во всяком случае, о подобных татуировках нигде не упоминается. Если Монолит в Саркофаге ЧАЭС был всего лишь голограммой, то как получилось, что он исполнял желания пришедших к нему сталкеров, пусть даже и не совсем так, как сталкерам хотелось? Какую роль в повествовании выполняет Доктор, появлявшийся в кат-сценах? По какой причине Меченый-Стрелок получил задание убить самого себя? Каким образом Васильеву и Призраку удалось пробраться в лабораторию Х-16 без всякой защиты, если Меченый смог это сделать лишь в специально настроенном пси-шлеме? Мне захотелось найти ответы на эти вопросы, поскольку без них мир Зоны оставался в моем понимании неисследованным до конца, а вся захватывающая история сталкера по имени Меченый — незаконченной и не лишенной противоречий. Я так и не смог установить для себя однозначную связь между «О-сознанием» и Монолитом, как первопричиной возникновения феномена Зоны. А главное, мне хотелось более четкой связи между Зоной, показанной в игре, и той чудовищной катастрофой, которая произошла в Чернобыле 1986 году, и которая стала отправной точкой предыстории всей игры. Что на самом деле произошло апрельской ночью 1986 года — взрыв реактора или нечто другое, о чем умолчали с самого начала, некое мистическое событие, связанное с древними библейскими пророчествами о Звезде-Полынь (по-украински «Чорнобiль» и значит «полынь», насколько я знаю)?

Потом в моей коллекции игр появились продолжения «Теней Чернобыля» — «Чистое небо», а затем и «Зов Припяти», и вопросов стало еще больше. Почему Зона отвечала выбросами на попытки сталкеров, в частности, того же Стрелка, пройти к ее Центру? Как удалось отрядам «Чистого неба» прорваться в Припять, если подходы к центру Зоны блокировало пси-излучение Выжигателя, который к тому времени еще не был отключен? По какой причине боевики «Монолита» продолжали в «Зове Припяти» удерживать станцию и Припять, если центр «О-сознания» был перед этим уничтожен Меченым (я имею в виду правильную концовку игры)? Как и почему «монолитовцы» могли выдерживать тяжелейшие радиационные и пси-воздействия в центре Зоны? Несостоятельно и предположение об их зомбированности, поскольку в «Зове Припяти» группа монолитовцев под командованием Бродяги смогла вернуться к нормальному существованию, покинув свой клан. Так что у меня накопилось достаточно вопросов, на которые я не смог найти логичных ответов, и посему мне показалось, что в сталкеровском лоре есть зияющие «черные дыры», которые просто кричат: «Заполни меня!». Возникла отличная возможность попробовать придумать свой вариант истории Зоны и того, что в ней происходило «на самом деле». Словом, подумав немного и оценив свои писательские возможности, я написал эту повесть. Что у меня получилось — судить вам.

По некоторым причинам я несколько вольно обошелся с географией и персонажами Зоны. Так, у меня Армейские склады теперь контролируют долговцы, а не «Свобода» — это было необходимо для развития сюжета. Я добавил базу ученых в деревне Листвяна (реально существующая в Чернобыльской зоне локация) и допустил некоторое смешение географии «Зова Припяти» и «Теней Чернобыля» — Барьер у меня все еще существует, и одновременно есть лагеря сталкеров на Затоне и близ Янова. Опять же это сделано умышленно, для лучшего развития сюжета.

Еще раз хочу выразить глубокую благодарность всем создателям этих замечательных игр, заставивших меня пережить много волнующих мгновений в виртуальном мире Зоны отчуждения. Если бы не ваш великий труд, эта повесть не была бы написана. Спасибо вам за подаренное вдохновение!

Наследство Бандуры

Зона — это Зона. О происходящем в ней и о ее фокусах можно говорить бесконечно. Она может преподнести любой сюрприз. Здесь нет ничего неизменного и стабильного. Здесь могут исчезнуть или появиться не только люди — целые районы. Но люди исчезают куда как чаще, а вот возвращаются единицы.

Когда в начале апреля Мишка Бандура неожиданно исчез, и все лето о нем не было ни слуху, ни духу, все сталкеры на Затоне решили, что наш патриарх отходил свою сталкерскую дорожку до конца. Нашел, как принято тут говорить, последний хабар. Загнулся от радиации, схлопотал пулю, попал на обед к собакам, или нарвался где-нибудь в заброшенном подземелье на контролера и присоединился к зомбированным. Бродит теперь по Зоне, не живой, не мертвый, бормоча бессмысленные фразы и стреляя во все живое, что попадется на глаза. Вот почему на «Скадовске» все остолбенели, когда раненьким таким сентябрьским утречком открылась дверь в «Трюм», и в бар вошел Бандура — похудевший, обросший сивой бородой и улыбающийся.

— От так да! — вскрикнуло сразу несколько человек и уставились на Бандуру, будто самого Хозяина Зоны увидели. А Бандура сразу направился ко мне. Подошел, обнял и, глядя мне в глаза, сказал:

— Похоронил меня?

— Мишка! — Я пытался прийти в себя, но у меня это плохо получалось. Слишком сильным было потрясение. А нас уже обступили завсегдатаи бара, улыбались, хлопали Бандуру по плечам, протягивали стопки с «казачьей». Бандура принял одну из стопок, лихо хлопнул, глаза его заблестели в полутьме трюма. А я все смотрел на него и никак не мог понять, что вот он, реально тут, живой и, кажется, вполне довольный собой.

— Блудный мальчик вернулся! — загремел из-за стойки Борода. — Давненько тебя не было, Мишаня. Празднуем! Выпивка за мой счет!

Сталкерюги загудели довольно, сгрудились у бара, звеня стаканами. Бандура заел водку кусочком колбасы, облокотился на стол и сказал:

— Давай еще по одной?

Я, опомнившись от потрясения, потянулся за початой бутылкой, которую мы с Дроном распечатали четверть часа назад. Бандура поднял стакан и лихо опрокинул его в глотку. Я выпил водку залпом и почувствовал, что мои мозги вроде как становятся на место.

— Ты где был? — наконец, сумел сказать я.

— О-о! — Бандура поднес к ноздрям горбушку, шумно втянул воздух и вцепился в корку прокуренными зубами. — Гулял я, Саня. Мир смотрел.

— Мир смотрел? А мы тебя…

— Похоронили, знаю. Аах, хорошо цепляет, мерзавка! Обижен на меня?

— Почему ты ничего не сказал? Хоть бы сообщение скинул!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.