Мой Ванька. Том первый

Лухминский Алексей Григорьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мой Ванька. Том первый (Лухминский Алексей)

Часть 1. Бог в помощь

Хлопает дверь парадной, потом хлопает багажник моей старенькой «Ауди», куда я только что забросил свою сумку с вещами, и, наконец, хлопает дверь самой машины.

Всё! Я ушёл от Валентины. Надоело. И надоело всё до безумия!

Надоели вечные разборки, постоянные упрёки в непоздравлении с очередным праздником второго понедельника после третьей пятницы, мелочность в денежных вопросах, ну и так далее, по списку…

Движок прогревается. Сколько там натикало? Семь утра. Значит, на работу раньше приеду.

Полтора года назад мы с Валентиной познакомились в ночном клубе. Я тогда изрядно шлялся по таким заведениям. Туда меня гнало скорее всего желание общения и необходимость чем-то заполнить свободное время после работы. Вообще тогда, после смерти матери, которая умирала долго и мучительно, я резко ощутил явный избыток свободного времени и недостаток человеческого общения.

Я продал нашу двухкомнатную квартиру на Петроградке и купил однушку в спальном районе. Оставшиеся деньги вложил в свой автосервис. Взял в аренду два бокса в гаражах, купил необходимое оборудование и нанял двух парней, автослесарей – Лёшку и Димку. Сам стал третьим, дипломированным слесарем, поскольку к этому времени уже получил диплом инженера-механика. Парни старше меня, им уже к тридцати, а мне только двадцать пять, но у нас сложилась отличная команда для работы. Однако после окончания рабочего дня они спешили в свои семьи (да и сейчас спешат!), а я либо оставался и работал один, либо где-нибудь убивал свободное время.

С Валентиной мы жили гражданским браком в её двушке. Честно говоря, раздражать меня наша совместная жизнь начала уже через полгода, но то ли я боялся остаться один, то ли надеялся, что как-то притрётся, и всё терпел. Наконец не вытерпел и взорвался. Сборы были недолгими.

Всё! Я – свободный человек.

После работы привожу в порядок жилище. Снова буду обживать собственную квартиру. Ловлю себя на том, что делаю это с огромным энтузиазмом. Своё всё-таки! Теперь после работы можно будет спокойно читать. А это я люблю. И не только художественную литературу, но ещё и книги по профессии. Меня это действительно интересует.

Испытав определённый гнёт со стороны Валентины, упиваюсь свободой. Всякие клубы я, наверно, уже перерос, а может быть, и не с моим характером тусоваться среди двуногих обоего пола и заливать в себя напитки различной градусности. Чаще стал ходить в спортзал, с которым Валентина воевала на протяжении всего нашего совместного проживания. Ну очень я люблю физические упражнения!

И – главное: даже пару раз побывал в театре! Валентина, год назад однажды сходив со мной на спектакль, заявила, что проскучала весь вечер. Больше мы никуда не ходили, а только пялились в «окно в мир», как люди называют телевизор. С удовольствием вспоминаю, как, когда покойная мать ещё могла ходить, мы с ней часто совершали культурные вылазки. А потом всё как-то завертелось…

Познакомился с Викой. В супермаркете она сама приклеилась.

Ничего девчонка. Без особых комплексов. По крайней мере, ночевала у меня уже на второй день нашего знакомства. Только тарахтит без конца. Даже во время секса! Удивляюсь…

– Сашенька, давай мы с тобой сегодня сходим в какой-нибудь клуб. Потусуемся, – спокойно предлагает Вика.

Меня как водой окатили. Этого мне только не хватало! Делать мне больше нечего. Дудки! Возврата не будет!

– Может, куда-нибудь на концерт, в театр? – делаю я робкую попытку что-то изменить.

– Да ну! Скукотища там! Ну давай сходим… А?

Мне становится понятно многое. Как хорошо, что всё рано проявилось!

– Знаешь… Ты, если хочешь, иди. Я не хочу. Натаскался уже в своё время по этим заведениям, – достаточно жёстко отказываюсь я. – Лучше я в спортзал наведаюсь.

– Ну как хочешь! Мы с Веркой тогда сами, без тебя, – она откровенно дуется.

– Вот и сходите, развлекитесь…

Эта девица сразу перестаёт меня интересовать.

* * *

Паркую машину у «Геракла». Это комплекс, спортзал которого я теперь регулярно посещаю. Выхожу из машины. Ох, ничего себе – какая махня! Четверо парней бьют пятого. Такой тоненький, лохматый, русоволосый парнишка, но отбивается неплохо, я бы сказал – остервенело. Слышу крик оттуда:

– Бей пидора, мужики! Хуячь его, хуячь!

Силы явно неравны. Могут и забить… Надо выручать парня.

Кидаю свою спортивную сумку и врезаюсь в толпу. Удары раздаю направо и налево. Не щажу! Будут знать, как вчетвером на одного! Парни, похоже, осознали, что их жертве пришла помощь. Отступают! Делаю ещё несколько ударов. Уходят, а вернее, убегают. Парнишка, которого били, лежит на земле. Похоже, ему досталось ещё и ногами. Поднимаю его. Ого! Кажется, он ещё не понял, что я ему помогал. Кидается на меня с кулаками!

– Ну бей, бей пидора! – кричит он мне в лицо и замахивается. Глаза ненавидящие! Потная чёлка прилипла ко лбу…

– Да стой же ты! – хватаю его за руки. – Враги бежали, а здесь свои!

Ошалело смотрит на меня.

– Ещё один пидор! – доносится до меня со стороны стоящей поодаль четвёрки.

– Что-то не расслышал, – поворачиваюсь я к ним. – Может, подойдёшь поближе и повторишь?

Повтора не следует.

– Ну тогда я подойду, – делаю к ним несколько шагов.

Парни пятятся и поспешно исчезают. В общем, неудивительно, вид у меня достаточно внушительный.

– Ну что, жив? – обращаюсь я к спасённому.

– Спасибо, – бурчит он.

– Не за что.

– Прости, я подумал…

– Неудачно подумал!

– Прости… Ты что, тоже… гей?

– Нет. А что, помогают в беде только геи?

– Извини… Но ведь я же…

– Мне это неинтересно, – обрываю я его. – Ты куда собирался?

– Да вот, в спортзал хотел… – он как-то робко улыбается. – Вот и размялся…

– Ладно, пошли. Я туда же. Тебя как зовут?

– Иван. Ваня…

– А я – Саша. То есть Александр, это, кажется, в переводе – защитник, – и протягиваю руку.

Теперь мы с Ванькой тренируемся вместе. Он такой тонкий, даже узкоплечий… Его русые волосы очень непослушны, сколько он их ни приглаживает. Даже забавно смотреть, как он с этой непослушностью воюет.

Я его подхватываю у метро в машину и привожу в «Геракл». Честно говоря, боюсь, что его опять придётся отбивать. Когда мы встречаемся, Ванька радостно улыбается. Похоже, ему нравится моё общество. Мы часто с ним болтаем во время тренировок. Я уже знаю, что он живёт только с бабушкой, а родители погибли в автокатастрофе.

Ванька – хороший парень. Только вот сквозит в нём какая-то неустроенность. Как будто ему некомфортно в его нынешнем состоянии и он всё время что-то преодолевает. Может быть, в нём говорит раннее сиротство? Ведь бабушка – это, конечно, хорошо, но она всё равно не может до конца заменить родителей. Тем более что она часто болеет, и тогда он становится старшим в семье, то есть – опорой. Хотя мне совершенно очевидно, что опора нужна ему самому. Наверно, поэтому он инстинктивно и потянулся ко мне. Да и мне не мешает даже то, что он гей. Я совершенно точно отдаю себе в этом отчёт. Периодически ловлю себя на том, что мне интересно слушать его высказывания по любому поводу. Видно, парень он думающий, и думающий очень интересно.

– Саш, у тебя, наверное, от девчонок отбоя нет? – спрашивает Ванька, с завистью глядя на мои грудные мышцы.

– Вроде того… – я хмыкаю. Хочется ещё кое-что добавить, но боюсь попасть в деликатную для него тему.

– Жаль, что я не девчонка… – он странно смеётся.

– Поэтому не боись, не трону, – я тоже смеюсь.

Ванька – нетипичный гей. Серёг в ушах нет, ремешка на лодыжке тоже… Короче, я таких видел. Есть с чем сравнить. Не скажи он мне сам, я никогда бы такого про него не подумал. Но я не гомофоб и, повторяю, мне почему-то с ним очень даже комфортно. Я воспринимаю его как младшего братишку, что ли… Может быть, это потому, что я тоже, как и он, после смерти матери и неудавшихся романов остался совсем один.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.